ВС пояснил, когда собственник имущества не может подать негаторный иск Юридический центр
ВС пояснил, когда собственник имущества не может подать негаторный иск

Он указал, что собственник имущества при наличии вступившего в законную силу судебного акта об отказе в виндикационном иске вследствие пропуска срока исковой давности не вправе впоследствии предъявлять негаторный иск

Один из адвокатов посчитал вывод ВС обоснованным, поскольку негаторный иск в силу ст. 304 ГК должен предъявляться владеющим вещью лицом. Другой заметил: Суд указал, что с момента истечения срока исковой давности по виндикационному иску начал течь срок приобретательной давности в отношении спорного имущества, что дает основание товариществу для правопритязания на это имущество. Третий указал, что собственник, не владеющий помещением, не может требовать не чинить ему препятствия, ссылаясь на незаконность владения помещением другим лицом.

Верховный Суд опубликовал Определение № 305-ЭС24-4471 по делу № А40-35024/2023, в котором указал, что собственник имущества при наличии вступившего в законную силу судебного акта об отказе в виндикационном иске вследствие пропуска срока исковой давности не вправе впоследствии предъявлять негаторный иск.

В 2005 г. нежилое помещение на первом этаже многоквартирного дома было введено в эксплуатацию. В 2012 г. ТСЖ «Ходынский 17» приняло помещение как управляющая организация многоквартирного дома для обслуживания расположенного в помещении в соответствии с проектной документацией общего имущества собственников помещений в МКД − инженерного оборудования объединенной диспетчерской службы дома. С 2012 г. по настоящее время помещение находится во владении и пользовании ТСЖ, которое несет бремя его содержания.

На основании акта от 21 марта 2016 г., подписанного застройщиком и г. Москвой в лице уполномоченного органа, о результатах частичной реализации инвестиционного проекта на спорное помещение было зарегистрировано право собственности г. Москвы. В 2018 г. товарищество и несколько собственников помещений в многоквартирном доме обратились в Савеловский районный суд с иском к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании помещения общим имуществом собственников МКД. Суд отказал в иске (дело № 2-4072/2018).

6 мая 2021 г. Арбитражный суд г. Москвы решением по делу № А40-182926/2020 отказал товариществу в удовлетворении требования о признании недействительным акта о результатах частичной реализации инвестиционного проекта от 21 марта 2016 г. в части передачи помещения в собственность г. Москвы. При этом он сослался на вступившее в силу решение Савеловского районного суда и на пропуск срока исковой давности.

В 2020 г. Департамент закрепил помещение на праве хозяйственного ведения за государственным унитарным предприятием г. Москвы «Центр управления городским имуществом». В 2021 г. предприятие обратилось в суд с иском, указав, что помещение закреплено за ним на вещном праве, но занято ТСЖ. Ссылаясь на ст. 301, 302, 303, 1102 и 1103 ГК Центр управления городским имуществом просил об истребовании помещения из незаконного владения товарищества и о взыскании неосновательного обогащения в размере арендной платы за пользование помещением. АС г. Москвы решением от 20 октября 2022 г. по делу № А40-221566/2021, оставленным без изменения апелляцией и кассацией, отказал в иске ввиду пропуска срока исковой давности, о применении которой заявил ответчик. Верховный Суд отказал в рассмотрении жалобы предприятия.

В 2023 г. Центр управления городским имуществом, основываясь на ст. 304 и 305 ГК, обратился в суд с иском к товариществу об обязании не чинить препятствия и обеспечить свободный проход для пользования объектом нежилого фонда. В отзыве на иск ТСЖ указало, что помещение используется более 15 лет в качестве общего имущества собственников дома и товарищество является его фактическим владельцем, что подтверждено в том числе и актами Госинспекции по контролю за использованием объектов недвижимости г. Москвы от 2 июня 2021 г. и от 17 октября 2022 г. Кроме того, ТСЖ несет бремя содержания этого имущества, а предприятию было отказано в иске о виндикации в связи с пропуском срока исковой давности. При этом не владеющий имуществом собственник не вправе со ссылкой на незаконность владения требовать не чинить препятствия в пользовании имуществом.

Суд, руководствуясь ст. 209, 304, 305 ГК, отказал предприятию в иске, признав обоснованными возражения товарищества. Он исходил из того, что в нарушение ст. 16 АПК заявленные предприятием требования направлены на преодоление судебного акта по делу № А40-221566/2021, которым ему было отказано в удовлетворении виндикационного требования.

Апелляция, сославшись на разъяснения в п. 45 и 47 Постановления Пленумов ВАС и ВС от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и иных вещных прав», пришла к выводу о том, что поскольку у товарищества отсутствуют правовые основания занимать спорное помещение, принадлежащее г. Москве, то оно обязано не чинить препятствия предприятию и обеспечить ему свободный проход в спорное помещение. Кассация согласилась с этими выводами.

Тогда ТСЖ обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС указала, что предусмотренный ст. 304 и ст. 305 ГК способ защиты подлежит применению только в том случае, когда соответствующее имущество находится во владении собственника.

ВС напомнил, что собственники, лишенные права реально владеть имуществом, вправе потребовать изъятия имущества из чужого незаконного владения путем предъявления виндикационного иска, на который распространяется общий срок исковой давности (постановления Президиума ВАС от 29 мая 2012 г. № 17530/11; от 5 июня 2012 г. № 360/12).

Как отметил Верховный Суд, титульный собственник г. Москва и Центр управления городским имуществом никогда не владели спорным помещением, поэтому нарушенное право собственника (обладателя вещного права) подлежало защите путем предъявления виндикационного иска. Такое требование было заявлено в рамках дела № А40-221566/2021, и в его удовлетворении было отказано ввиду пропуска срока исковой давности, о применении которой заявило товарищество, фактически открыто владеющее помещением с 2012 г. и использующее его в целях управления домом и эксплуатации оборудования диспетчерской. Суд в данном деле обоснованно исходил из того, что срок исковой давности должен исчисляться с момента, когда собственник, а не предприятие должен был узнать о нарушении права, посчитал ВС.

Согласно правовой позиции Постановления Президиума ВАС от 5 июня 2012 г. № 360/12, согласно которой при рассмотрении виндикационного иска суд обеспечивает защиту прав фактического владельца, руководствуясь правилами об исковой давности, что гарантирует всем участникам спора защиту их прав и интересов. При наличии заявления об истечении срока исковой давности, своевременно сделанного лицом, фактически владеющим спорным имуществом, истечение срока исковой давности погашает материальное право на иск об истребовании у него этого имущества независимо от законности владения им.

Как отметил ВС, суд первой инстанции сделал правильные выводы о том, что как требование, рассмотренное в деле № А40-221566/2021, так и требование в этом иске направлены на возврат имущества невладеющему собственнику, при этом собственник имущества при наличии вступившего в законную силу судебного акта об отказе в виндикационном иске вследствие пропуска срока исковой давности не вправе впоследствии предъявлять негаторный иск.

Верховный Суд указал на неправильный вывод апелляции и кассации о том, что отсутствие оснований для отнесения спорного помещения к общему имуществу многоквартирного дома и наличие у г. Москвы права собственности на это помещение влекут безусловное удовлетворение негаторного иска предприятия. Этот вывод сделан без учета приведенных норм права, разъяснений Постановления № 10/22, правовой позиции Президиума ВАС, касающейся возможности защиты прав путем предъявления виндикационного и негаторного исков.

ВС отметил, что независимо от результатов рассмотрения судами в рамках других дел вопроса о принадлежности спорного помещения оно с 2012 г. находится во владении товарищества, заявление которого о пропуске срока исковой давности при рассмотрении виндикационного иска погасило материальное право предприятия на предъявление данного требования. Как указано в п. 18 Постановления № 10/22 и в Постановлении Президиума ВАС № 17530/11, если в удовлетворении виндикационного иска отказано в связи с пропуском срока исковой давности, с момента его истечения начинает течь срок приобретательной давности в отношении спорного имущества. Таким образом, Верховный Суд отменил постановления апелляции и кассации, оставив в силе решение первой инстанции.

В комментарии «АГ» адвокат, руководитель практики разрешения споров АБ «Инфралекс» Михаил Гусев указал: вывод ВС о том, что собственник имущества при наличии вступившего в законную силу судебного акта об отказе в виндикационном иске вследствие пропуска срока исковой давности не вправе впоследствии предъявлять негаторный иск, является обоснованным, поскольку негаторный иск в силу ст. 304 ГК должен предъявляться владеющим вещью лицом: «По своей правовой природе такой иск не может быть связан с лишением собственника владения. Однако в рассматриваемом случае собственник и учреждение, которому переданы права на недвижимое имущество, никогда не владели объектом. Следовательно, у истца не было права на предъявление негаторного иска».

Как заметил адвокат, старший партнер, руководитель практики «Судебные споры и Банкротство» АД «Гуцу, Жуковский и партнеры» Денис Антонов, Судебная коллегия учла, что ранее предприятию было отказано в виндикационном иске к товариществу об истребовании спорного помещения из чужого незаконного владения в связи с пропуском срока исковой давности. Поскольку помещение не находится во владении истца, то он не вправе предъявлять товариществу негаторный иск, который по своей сути направлен на возврат имущества невладеющему собственнику, что недопустимо в рассматриваемой ситуации.

«ВС указал, что с момента истечения срока исковой давности по виндикационному иску начал течь срок приобретательной давности в отношении спорного имущества, что дает основание товариществу для правопритязания на это имущество», – заметил Денис Антонов.

Управляющий партнер МКА «TA lex» Андрей Торянников полагает, что предприятие выбрало неверный способ защиты, поскольку собственник, не владеющий помещением, не может требовать не чинить ему препятствия, ссылаясь на незаконность владения помещением другим лицом. «ВС согласился с выводами суда первой инстанции и подчеркнул, что предприятие и титульный собственник никогда не владели спорным помещением, поэтому нарушенное право собственника (обладателя вещного права) подлежало защите путем предъявления виндикационного иска (ст. 301 ГК). А такое требование уже было заявлено предприятием ранее и рассмотрено судами», – указал он.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button