КС запретил навязывать дополнительные услуги в квитанциях за квартплату Юридический центр
КС запретил навязывать дополнительные услуги в квитанциях за квартплату

Суд подчеркнул, что одностороннее включение в платежный документ платы за дополнительные услуги без предварительного заключения с потребителем договора и без доведения до него информации о существенных его условиях может быть расценено как недобросовестное поведение

По мнению одного из экспертов «АГ», выводы КС помогут гражданам отсеивать навязанные им услуги. Другой полагает, что благодаря постановлению ситуация в треугольнике «гражданин – УК – оператор связи» немного оздоровится. Третий считает, что КС разъяснил, какими доказательствами может подтверждаться воля потребителя заключить договор о подключении кабельного телевидения. Четвертая сочла, что Суд защитил более слабую сторону возникших правоотношений – потребителей.

2 июля Конституционный Суд вынес Постановление № 34-П по делу о проверке конституционности ст. 426 «Публичный договор», 428 «Договор присоединения» и 438 «Акцепт» Гражданского кодекса.

Повод для обращения в КС

Ранее организация, управляющая многоквартирным домом, в котором проживает Евгения Гилевская, заключила с оператором связи договор, предметом которого было определено сотрудничество сторон по обеспечению физлиц, проживающих в ряде МКД, возможностью приема телепрограмм. Оператор обязался оказывать абонентам определенные услуги связи, а УК – собирать средства с абонентов в оплату стоимости этих услуг и перечислять их оператору. Из договора следовало, что правовые отношения между оператором связи и абонентами регулируются публичным договором об оказании услуг связи для целей кабельного вещания по форме, утвержденной приказом руководителя оператора связи.

С 1 сентября 2017 г. вид платежа «кабельное телевидение» ежемесячно включался отдельной строкой в выставляемые Евгении Гилевской платежные документы на оплату жилья и коммунальных услуг. В марте 2021 г. женщина обратилась к УК с требованием о прекращении начисления такой платы и возврате ранее внесенных ею сумм или перерасчете в счет будущих платежей, в чем ей было отказано. При этом УК, проинформировав Евгению Гилевскую о возможности обратиться к оператору связи с заявлением об отключении кабельной связи, также перенаправила ее письмо оператору связи. В дальнейшем начисления были прекращены.

Далее Евгения Гилевская обратилась в суд с иском о защите прав потребителя, требуя взыскать с УК и оператора связи денежные средства за неоказанные услуги (с марта 2018 г. по апрель 2021 г.), штраф и компенсацию морального вреда. Мировой судья отказал в удовлетворении требований со ссылкой на то, что начисления за услуги кабельного телевидения производились на основе публичного договора об оказании услуг связи для целей кабельного вещания. Акцептом оферты по этому договору считается внесение абонентом платы за предоставленные услуги, а днем его заключения – день внесения первого платежа. Как счел мировой судья, истец вносила соответствующие платежи и не обращалась за информацией о содержании квитанции или об оплачиваемых услугах, до получения ее заявления об отказе от этих услуг отсутствовали основания для исключения спорной позиции из платежных документов.

Впоследствии вышестоящие инстанции поддержали такое решение. В частности, апелляция отклонила довод о том, что истец длительное время не видела наименования услуги «кабельное телевидение» в платежных документах, сочтя такое поведение не соответствующим ожидаемому от участника гражданского оборота. Апелляционный суд также указал, что Евгения Гилевская более трех лет не проявляла должной степени осмотрительности и не удостоверилась, какие услуги она оплачивает, истцом также не доказано отсутствие у нее такой возможности или факт неполучения квитанций. Ссылки на то, что УК не довела до абонентов информацию об услугах связи, суд не принял во внимание, поскольку сведения об услуге «кабельное телевидение» были включены в платежные документы.

Кроме того, суды отклонили довод Евгении Гилевской о том, что телевизионный антенный кабель не был проложен в ее квартире и она не пользовалась услугами кабельного телевидения. Они посчитали, что оператор связи обеспечил доступ абонентов к сети кабельного вещания и истец могла в любой момент воспользоваться этими услугами. Кроме того, апелляция добавила, что невозможно установить факт прокладки или отсутствия антенного кабеля в квартире Евгении Гилевской в спорный период, поскольку такой предназначенный для конкретной квартиры кабель можно самостоятельно подключить к общей сети связи кабельного вещания или отключить от нее многократно в любое время.

В жалобе в Конституционный Суд Евгения Гилевская указала, что ст. 426, 428 и 438 ГК не соответствуют Конституции в той мере, в какой в контексте правоприменительной практики они позволяют считать договор об оказании услуг кабельного телевидения заключенным в силу факта внесения денег по платежному документу на оплату жилья и коммунальных услуг, в который эта услуга была включена, притом что ее оказание жильцам дома не было согласовано общим собранием жильцов МКД и не предусмотрено в договоре с УК, которая не наделялась правом на заключение договора с оператором связи. Заявитель добавила, что она не обращалась за оказанием ей спорной услуги, а внесение денег производилось на счет УК за счет физлица, которому не направлялась оферта на заключение договора и до которого информация об исполнителе, оказывающем соответствующую услугу, не доводилась, в том числе путем ее включения в платежный документ.

КС признал оспариваемые нормы соответствующими Конституции

Изучив доводы жалобы, Конституционный Суд отметил, что п. 1 ст. 426, п. 1 ст. 428 и п. 3 ст. 438 ГК РФ являются предметом его рассмотрения по этому делу в той мере, в какой на их основе договор об оказании услуг связи для целей кабельного телевизионного вещания жильцу или нанимателю жилого помещения в МКД признается заключенным путем акцепта в форме совершения конклюдентных действий, если такое лицо, независимо от фактического пользования предложенной услугой, в течение длительного времени оплачивало эту услугу по платежному документу на оплату жилья и коммунальных услуг, в котором указаны наименование и стоимость соответствующей услуги.

В связи с этим КС напомнил, что гражданское законодательство предусматривает открытый перечень способов заключения договора. При этом любой из способов, как непосредственно поименованный в законе, так и согласованный сторонами, предполагает необходимость установления направленности воли сторон на вступление в договорные отношения. В частности, это касается заключения договора путем акцепта стороной направленной ей другой стороной оферты. Осуществление платежа за услугу может рассматриваться в качестве конклюдентного действия, квалифицируемого как акцепт предложенных условий. Однако сама по себе оплата при недоказанности того, что совершающее ее лицо осознает, что фактом совершения платежа оно дает согласие на заключение договора об оказании соответствующей услуги, не означает, что между плательщиком и получателем достигнуто соглашение, нужное для признания договора заключенным.

Жилищное законодательство не препятствует включению платы за дополнительные услуги в платежные документы. Однако нужно заручиться согласием потенциального потребителя услуги на ее получение как минимум на условиях, указанных в качестве существенных. Воля потребителя может быть выражена, в частности, путем его непосредственного обращения к исполнителю с соответствующим заявлением. Именно этот вариант прямо назван в качестве способа заключения договора об оказании услуг связи для целей телерадиовещания в п. 16 Правил оказания услуг связи для целей телевизионного вещания или радиовещания. При отсутствии соответствующего волеизъявления осуществление в одностороннем порядке действий, направленных на предоставление этой услуги, а также последующее включение платы за нее в платежные документы, традиционно и привычно для потребителя предназначенные для оплаты иных услуг, можно расценить как навязывание услуги потребителю, несанкционированное вторжение в его имущественную сферу и нарушение автономии его воли.

«Сама по себе возможность потребителя ознакомиться с платежными документами и узнать из них перечень предлагаемых к оплате услуг не освобождает лицо, осуществляющее формирование платежных документов (а в случае если фактически услуги оказываются другим исполнителем, также и это лицо), от исполнения обязанности по надлежащему информированию потребителя о существенных условиях договора», – отметил Суд.

Со ссылкой на постановления от 3 апреля 2023 г. № 14-П и 28 декабря 2022 г. № 59-П КС в защиту прав потребителей КС напомнил, что исполнение вышеуказанной обязанности не может быть номинальным. Ежедневно вступающий в многочисленные и разнообразные правоотношения потребитель может объективно лишаться возможности тщательно изучать условия каждой совершаемой им сделки и проводить ее оценку на предмет полноты существенных условий, а также наличия незаконных или явно обременительных условий. Необходимо противодействие использованию моделей поведения, направленных на создание видимости соблюдения исполнителями (продавцами) требований законодательства с целью введения потребителей в заблуждение.

Одностороннее включение в платежный документ наряду с платой за квартиру и коммунальные услуги платы за дополнительные услуги, в частности без предварительного совершения действий, направленных на заключение с потребителем договора, и без доведения до потребителя информации о существенных условиях договора, тем более условий, установленных нормативно, может быть расценено как недобросовестное поведение со стороны лица, осуществляющего формирование такого платежного документа, или фактического исполнителя, в интересах которого действует такое лицо. Действующему с разумной осмотрительностью потребителю едва ли допустимо вменять в обязанность ежемесячно проверять платежный документ, представляющий собой счет на оплату специализированных услуг, на предмет включения в него посторонних положений.

«Принимая во внимание распространенность, в частности, практики настройки автоматических платежей, возможности интеграции сервисов по оплате коммунальных услуг с мобильными приложениями банков, ежемесячная проверка платежных документов во многих случаях потребителем не осуществляется. Возложение же негативных последствий недобросовестных действий третьих лиц на потребителя может привести к подрыву доверия участников гражданского оборота друг к другу, дестабилизации оборота и к нарушению прав потребителей», – счел КС.

Лицо, предлагающее услугу, а также УК, предоставляя информацию об условиях договора, на основе которого предполагается оказание дополнительных услуг, обязаны учитывать, что жильцы МКД не всегда имеют одинаковые возможности получать, воспринимать и оценивать информацию об условиях оказания предлагаемых им услуг. Это обстоятельство требует проявления особой заботливости и тщательности в выборе формы предоставления информации об услуге, с тем чтобы значимая для заключения соответствующего договора информация была с достаточной степенью очевидна для любого потенциального потребителя. По крайней мере, потребитель не должен быть поставлен в ситуацию, когда вывод о наличии его волеизъявления на заключение договора делается лишь на основе совершения им действий по внесению платы за соответствующую услугу в ходе исполнения типичной обязанности по внесению текущих и обычно принятых платежей за содержание жилья и коммунальные услуги.

Для исключения этой ситуации потребителю, воля которого на получение дополнительных услуг заблаговременно и определенно не выражена, должна быть предоставлена организационно-техническая возможность – путем соответствующего оформления платежного документа, в котором альтернативно и с очевидностью определена итоговая сумма к оплате с включением платы за дополнительные услуги и без таковой, – внесения платы за содержание квартиры и коммунальные услуги отдельно от оплаты дополнительных услуг. При этом наличие такой опции не может по умолчанию предусматривать согласие потребителя с включением в платежный документ соответствующей платы: согласие должно быть выражено его активными действиями в форме уплаты той итоговой суммы, которая включает плату за дополнительные услуги.

Если же соответствующие организационно-технические условия не созданы, потребитель вправе самостоятельно уменьшить стоимость платежа на сумму дополнительной услуги, волеизъявления на получение которой он не совершал. Получатель платежа при этом не вправе делить полученную от потребителя плату между всеми указанными в платежном документе позициями. Предоставление потребителю такой возможности, однако, само по себе не означает, что лицо, осуществляющее формирование платежного документа, вправе в одностороннем порядке при отсутствии надлежащего информирования потребителя о всех существенных условиях соответствующего договора включать в платежные документы по своему усмотрению плату за услуги, не относящиеся к плате за жилье и коммунальные услуги, не указывая альтернативно итоговую сумму с платой за дополнительные услуги и без таковой с пояснением, чем обусловлена эта разница.

Как счел КС, ст. 426 ГК РФ о публичном договоре не устанавливает каких-либо обязанностей по заключению договора для потребителя и не означает, что для акцепта достаточно самого по себе выполнения действий, указанных в публичном договоре в качестве конклюдентных, если не доказана осведомленность потребителя относительно содержания его положений и, соответственно, при отсутствии его воли, направленной на заключение договора. Таким образом, включение в платежный документ наименования дополнительной услуги и ее стоимости является лишь одним из способов информирования потребителя о предложении заключить договор, а также о некоторых условиях такого договора. В силу п. 1 ст. 432 ГК РФ для признания договора заключенным нужно достижение согласия по всем существенным условиям такого договора.

В частности, согласно Правилам оказания услуг связи для целей телевизионного вещания или радиовещания, для заключения договора об оказании услуг связи для целей кабельного телевизионного вещания существенными условиями являются перечень оказываемых услуг; система их оплаты; порядок, сроки и форма оплаты. Кроме того, в письменном договоре с абонентом должны быть указаны реквизиты выданной оператору связи лицензии на осуществление деятельности в области оказания услуг связи, адрес установки пользовательского (оконечного) оборудования, права, обязанности и ответственность сторон, срок действия договора, порядок и условия его расторжения и др.

С учетом объективно неравного положения, с одной стороны, субъекта, уполномоченного формировать платежный документ и имеющего фактическую возможность в одностороннем порядке определять его содержание, и, с другой – адресата платежного документа, которым в большинстве случаев является потребитель, обычно не ожидающий в счете на оплату специализированных услуг обнаружить не относящиеся к ним позиции, внесение платы по такому платежному документу само по себе не служит достаточным основанием для вывода о том, что, осуществляя платеж, потребитель имел полную и достоверную информацию обо всех существенных условиях соответствующего договора и тем самым своими конклюдентными действиями подтвердил согласие с ними. Когда потребитель – объективно слабая сторона в отношениях с УК и оператором услуг связи, он мог быть введен в заблуждение, например в силу предоставления ему не соответствующей требованиям закона информации, ее неполноты или недостоверности.

«Однако не исключается, что при установлении факта совершения исполнителем и (или) лицом, осуществляющим формирование платежного документа, иных, помимо включения в платежный документ стоимости дополнительной услуги, действий по информированию потребителя о предложении заключить договор, а также о существенных условиях договора оплата такого платежного документа может свидетельствовать о согласии потребителя на заключение договора (акцепте) и на получение соответствующих услуг», – указал КС.

В то же время при выборе исполнителем такого способа заключения договора именно на него возлагаются риски несоблюдения требований закона, предъявляемых к порядку заключения и форме договора, в том числе требований о надлежащем информировании потребителя. Возложение этой обязанности на указанного субъекта конституционно оправданно с учетом того, что он, как правило, обладает большими, чем потребитель, возможностями по извлечению в свою пользу преимуществ в процессе согласования условий договора об оказании услуг и их исполнении.

Некоторые услуги, непосредственно не связанные с исполнением собственником (нанимателем) жилья в МКД обязанностей по его содержанию, в современном обществе получили широкое распространение, притом что договор в форме единого документа, содержащего все существенные условия соответствующего соглашения, может и не подписываться. К таковым, например, относятся услуги телефонной связи, телерадиовещания, по обеспечению доступа к интернету и т.п. В случае спора допустимость оценки судом осуществления потребителем платежа в качестве акцепта условий оферты об оказании соответствующей услуги зависит от наименования услуги и иной информации о ней в платежном документе, а также от сопутствующих обстоятельств, которые могут свидетельствовать о фактической осведомленности потребителя о существенных условиях такого договора. При отсутствии письменного договора к таким обстоятельствам могут помимо прочего относиться: направление потребителю проекта договора с указанием на включение платы за соответствующую услугу в общий платежный документ; неоднократность осуществления потребителем платежа; размещение информации об условиях оказания услуги на общедоступных стендах, иными способами, когда такая форма доведения информации до жильцов МКД утверждена решением общего собрания таких жильцов; участие в общем собрании, на котором данная информация была предоставлена его участникам.

КС заметил, что судом может быть установлена совокупность обстоятельств, свидетельствующих о том, что потребитель был надлежаще информирован о том, что деньги вносятся им не только в счет платы за квартиру и коммунальные услуги, но и в счет включенных в платежный документ дополнительных услуг, притом что сам факт включения этой платы в платежный документ в общем списке услуг и уплата итоговой суммы по этому платежному документу еще сами по себе не являются подтверждением такой информированности.

Кроме того, должна быть исключена ситуация, при которой отдельный потребитель, фактически пользовавшийся услугой, более того – ее оплачивавший, в последующем будет ссылаться на отсутствие подписанного договора вследствие несоблюдения УК, оператором связи или иным уполномоченным лицом условий, при которых договор считается заключенным. Отсутствие подписанного договора не освобождает потребителя от оплаты услуги в той мере, в которой он ею фактически пользовался, поскольку иное приводило бы к неосновательному обогащению такого лица, получению им преимуществ из своего недобросовестного или незаконного поведения. Поэтому лицо, предоставляющее соответствующие услуги, не должно быть лишено возможности доказать, что гражданин – собственник или наниматель жилья в МКД пользовался соответствующей услугой, тем более при наличии надлежащего монтажа необходимого технического оборудования, подключение к которому может быть осуществлено потребителем самостоятельно, без обращения к исполнителю.

В связи с этим КС признал п. 1 ст. 426, п. 428 и п. 3 ст. 438 ГК РФ не противоречащими Конституции, поскольку они предполагают, что при включении в одностороннем порядке в отсутствие на то волеизъявления жильца или нанимателя в МКД в платежный документ на оплату квартиры и коммунальных услуг лицом, управомоченным формировать такой платежный документ и получать по нему оплату, наименования и стоимости дополнительной услуги, не относящейся к плате за жилье и коммунальные услуги в МКД (в частности, услуги связи для целей кабельного телевизионного вещания), без указания в таком документе альтернативно итоговой суммы с платой за дополнительные услуги и без таковой с пояснением, чем обусловлена эта разница, оплата такого платежного документа – при недоказанности надлежащей информированности плательщика о том, что фактом внесения оплаты он выражает согласие с существенными условиями договора, который ему предлагается заключить, или того, что он фактически пользовался этой услугой, – не считается акцептом. Соответственно, договор об оказании соответствующих услуг не является заключенным.

Суд подчеркнул, что выявленный в его постановлении конституционно-правовой смысл вышеуказанных норм является общеобязательным, что исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике. В связи с этим судебные решения по делу Евгении Гилевской подлежат пересмотру.

Постановление КС применяется в отношении иных лиц с учетом следующего: денежные средства в счет оплаты услуг связи для целей кабельного телевизионного вещания по платежному документу на оплату жилья и коммунальных услуг, факт внесения которых не подтверждает заключение договора на оказание соответствующих услуг, внесенные гражданином – собственником или нанимателем квартиры в МКД до вступления рассматриваемого постановления в силу, не возвращаются, кроме случаев, когда доказан факт обращения такого гражданина до дня вступления постановления КС в силу в суд, в УК или к оператору услуг с требованием о возврате ошибочно (безосновательно) уплаченных сумм.

Управляющие организации, операторы услуг и иные лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность и получающие от потребителей плату за оказание услуг путем ее включения в платежный документ на оплату жилья и коммунальных услуг, не вправе ссылаться на отсутствие договора об оказании таких услуг на основе выраженных в этом постановлении КС правовых позиций.

Эксперты прокомментировали выводы Суда

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко отметил, что постановление КС относится к той особой категории постановлений, в которых Суд фактически не проверяет конституционность оспариваемых норм, а лишь дает им систематическое толкование с учетом Конституции РФ, выступая тем самым следующей после ВС РФ судебной инстанцией, рассматривающей конкретное дело с участием заявителя. «Цель постановления понятна: пресечь злоупотребления УК и операторов связи, которые пытаются мягко навязывать гражданам те или иные услуги в расчете на их невнимательность и безынициативность. Но мне категорически не нравится популизм этого постановления. Суд как бы говорит: граждане, вы в отношениях с оператором связи сторона слабая, поэтому можете вести себя максимально безответственно, в том числе платить за услуги, а затем, делая вид, что вы не понимали за что платите, требовать деньги назад. Но при этом интересно, что в резолютивной части постановления КС прямо указал на то, что внесенная до принятия постановления плата за услуги возврату не подлежит. Понятно почему: это вызовет шквал исков граждан к операторам связи о возврате денег под предлогом, что они не знали и не понимали, за что платят. Думаю, что ситуация в треугольнике “гражданин – УК – оператор связи” немного оздоровится», – полагает он.

Адвокат КА «Союз юристов Иркутской области» Алина Арбатская считает, что постановление направлено на защиту более слабой стороны возникших правоотношений – потребителей. «Так, выводы, изложенные КС, призваны исключить возможное навязывание потребителям услуг посредством заключения без надлежащего осведомления потребителей публичного договора, договора присоединения, абонентского договора и т.д. Само по себе совершение конклюдентных действий в виде оплаты услуг без должной осведомленности лица о наличии договора не может оцениваться как согласие на заключение договора и служить признанием сделки заключенной», – заметила она.

В правоприменительной практике, по словам эксперта, зачастую совершение конклюдентных действий оценивается без сопоставления с уведомлением, информированием потребителей и приводит к существенному ущемлению прав изначально менее информированной стороны. «Тогда как волеизъявление не может интерпретироваться без оценки всех обстоятельств, и конклюдентные действия должны однозначно толковаться как выражение воли сторон всеми участниками правоотношений. Суды нижестоящих инстанций, рассматривая спор с участием заявительницы, пришли к выводу об отсутствии должной осмотрительности в действиях потребителя, при этом не учитывая отсутствие предоставления информации об услуге и формирование платежного документа таким образом, при котором невозможно четко разграничить стандартные коммунальные услуги и оплату новых услуг», – отметила Алина Арбатская.

Она добавила, что в правоприменительной практике при рассмотрении аналогичных споров единообразия на сегодняшний день не сложилось: «Это постановление КС РФ положительным образом повлияет на правоприменительную практику, исключив в последующем неверное толкование правовых норм».

Адвокат, партнер АБ «ЭЛКО профи», руководитель практики разрешения споров Малика Король считает, что выводы КС РФ помогут гражданам отсеивать навязанные им услуги. «Счет, который выставляет УК, содержит в себе большое количество позиций по предоставляемым услугам, и его неоплата в текущих реалиях привела бы к росту задолженности со стороны потребителя. На практике доказать отрицательный факт относительно пользования (не использования) той или иной услуги практически невозможно, что приводит к еще большим сложностям в процессе доказывая. КС РФ дал разъяснения, которые положительно повлияют на судебную практику. Как следствие, УК придется более тщательно подходить к своим обязанностям по инициированию общих собраний жильцов в целях выявления их воли на намерение и целесообразность получения той или иной услуги, поскольку никто не может быть принужден к получению дополнительных услуг. До этого постановления КС суды исходили из презумпции такой воли, расценивая оплату счета от УК как согласие с условиями. Впредь суды более тщательно будут исследовать обстоятельства и устанавливать направленность воли сторон на вступление в договорные отношения на определенных условиях», – заключила она.

Адвокат, управляющий партнер ZHAROV GROUP Евгений Жаров отметил, что постановление КС посвящено вопросу о том, какими доказательствами может подтверждаться воля потребителя заключить договор о подключении кабельного телевидения: оплата квитанции, в которой сумма платежа указана альтернативно с услугой и без нее; участие в общем собрании, на котором обсуждали подключение телевидения; размещение условий договора на стендах, если такой порядок был принят раньше; направление потребителю проекта договора и т.д. «Общей квитанции недостаточно, чтобы взимать платежи за ТВ, теперь это считается навязыванием услуг. В прошлом судебная практика была неоднозначной. Например, Третий кассационный суд общей юрисдикции считал договор автоматически заключенным, если потребитель хотя бы однажды оплатил квитанцию со строкой об услугах телерадиовещания (Определение от 24 октября 2022 г. № 88-19821/22). Санкт-Петербургский городской суд, наоборот, отрицал саму возможность заключить договор конклюдентными действиями, поскольку надо согласовывать перечень услуг, форму, порядок, систему и сроки оплаты (апелляционное определение от 25 июля 2023 г. № 33-16771/2023)», – пояснил он.

Эксперт также напомнил, что до сих пор действует Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. № 14, в котором разъяснено, что «фактическое пользование потребителем услугами обязанной стороны следует считать в соответствии с п. 3 ст. 438 ГК РФ как акцепт абонентом оферты, предложенной стороной, оказывающей услуги (выполняющей работы)». Фактическое пользование доказывалось так же, как нынче предложил КС РФ: потребитель пользуется услугой, если кабель заведен в его квартиру (апелляционное определение Мосгорсуда от 16 августа 2023 г. по делу № 33-25480/2023). «Неясно другое: суды применяют закон в истолковании, данном КС. Толкование дано, но суды могут применить его для возврата внесенных платежей, только если абонент внес деньги после 3 июля 2024 г. – даты опубликования постановления либо внес и потребовал деньги до этой даты. Это похоже не на толкование закона, а на новое нормативное регулирование – вторжение в компетенцию законодателя», – полагает Евгений Жаров.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button