КС РФ отказал Правительству РД в возобновлении действия положений НПА, признанных неконституционными КС РД Юридический центр
КС РФ отказал Правительству РД в возобновлении действия положений НПА, признанных неконституционными КС РД

Он указал, что оценка, ранее данная этим нормативным актам в постановлении Конституционного Суда Республики Дагестан, не должна порождать тех последствий для состояния правовой определенности и стабильности гражданского оборота, на которые в запросе указывает заявитель

Один из экспертов «АГ» отметил: хотя регулирование последствий решений органов региональной конституционной юстиции в перспективе федерального конституционного нормоконтроля имеет много пробелов, сейчас эти проблемы носят фрагментарный характер вследствие упразднения соответствующих региональных судов. Второй полагает, что упразднение регионального конституционного правосудия требует существенного расширения компетенции КС РФ в отношении нормативных правовых актов субъектов Федерации, а возможно, и увеличения численности судей КС РФ за счет судей – специалистов в сфере федеративных отношений и регионального нормотворчества.

11 июня Конституционный Суд вынес Определение № 1438-О/2024 по запросу Правительства Республики Дагестан о проверке конституционности п. 2 Постановления Правительства РД от 16 декабря 1999 г. № 276 «Вопросы Дагестанского государственного унитарного предприятия “Дагвино”» и п. 4 Постановления Правительства РД от 18 июля 2000 г. № 126 «О Комитете Правительства Республики Дагестан по виноградарству и алкогольной промышленности».

Пунктом 2 Постановления № 276 было предписано реорганизовать виноградо-винодельческие совхозы в форме их присоединения к ДГУП «Дагвино» согласно приложению к данному постановлению с предоставлением права создания на их базе дочерних предприятий с сохранением прав юридического лица; также определено, что предприятия независимо от форм собственности, не вошедшие в приложение к данному постановлению, осуществляют свою деятельность в виноградо-винодельческой отрасли путем заключения договоров о совместной деятельности с «Дагвином».

Пунктом 4 Постановления № 126 было предписано преобразовать дочерние унитарные предприятия ДГУП «Дагвино» в государственные унитарные предприятия, подведомственные Комитету Правительства РД по виноградарству и алкогольной промышленности; также постановлено утвердить перечень подведомственных предприятий и организаций Комитета Правительства РД по виноградарству и алкогольной промышленности согласно приложению № 2 к данному постановлению.

Постановление № 276 было принято, как следует в том числе из его преамбулы, в целях эффективного проведения единой государственной политики в виноградо-винодельческой отрасли республики, возрождения и развития виноградарства, обеспечения государственного регулирования производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции, увеличения поступлений платежей в бюджеты и воспрепятствования приватизации совхозов. Оно было признано утратившим силу в связи с изданием Постановления № 126.

В свою очередь, Постановление № 126 также утратило силу в связи с изданием Постановления Правительства РД от 30 декабря 2008 г. № 448 «Вопросы Департамента по виноградарству и алкогольной промышленности при Министерстве сельского хозяйства Республики Дагестан», принятого во исполнение Указа Президента РД от 14 ноября 2008 г. № 228 «Вопросы структуры органов исполнительной власти Республики Дагестан». Этим постановлением был образован Департамент по виноградарству и алкогольной промышленности при Министерстве сельского хозяйства РД, ему стали подведомственны названные государственные унитарные предприятия (бывшие совхозы) без каких-либо иных изменений в их правовом положении.

В ходе дальнейшего реформирования системы органов исполнительной власти республики Постановление № 448 также было отменено, а полномочия Департамента по виноградарству и алкогольной промышленности переданы вновь образованному органу исполнительной власти. Указанные и иные изменения не повлияли на правовое положение виноградо-винодельческих предприятий, которые продолжали оставаться государственными унитарными, притом что неоднократно менялась их подведомственность органам государственной власти республики.

По запросу депутата Народного Собрания Республики Дагестан Курбана Габибова (согласно данным публичных реестров являющегося также директором государственного унитарного предприятия Республики Дагестан «Каспий») Постановлением Конституционного Суда РД от 13 октября 2021 г. № 10-П, п. 2 Постановления № 276 и п. 4 Постановления № 126 – в части включения бывшего совхоза «Каспий» Каякентского района в перечень реорганизуемых хозяйств посредством присоединения к ДГУП «Дагвино» с последующим преобразованием его в государственное унитарное предприятие – были признаны не соответствующими Конституции РД, поскольку они лишали членов коллектива предприятия права самостоятельно выбрать форму реорганизации совхоза и, соответственно, получить земельные доли и имущественные паи.

При этом в силу ч. 4 ст. 72 Закона Республики Дагестан от 2 февраля 2010 г. № 8 «О Конституционном Суде Республики Дагестан», который сейчас утратил силу, акты или их отдельные положения, признанные не соответствующими конституции, утрачивают силу и не подлежат применению независимо от решения об отмене указанных актов органами, их принявшими. В связи с этим Правительство Республики Дагестан попросило признать п. 2 Постановления № 276 и п. 4 Постановления № 126 подлежащими действию вопреки указанному постановлению КС РД.

Изучив запрос, КС РФ отметил, что согласно ч. 1 ст. 85 Закона о Конституционном Суде РФ запрос о проверке конституционности нормативного акта либо отдельных его положений допустим, если заявитель считает их подлежащими действию вопреки официально принятому решению в том числе высших государственных органов субъектов России или их должностных лиц об отказе применять и исполнять их как не соответствующие Конституции. Проверке в указанном порядке подлежат нормативные акты субъектов России, изданные по вопросу, относящемуся к ведению органов государственной власти РФ или к совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов Федерации.

Названные положения Закона о КС РФ, действующие с учетом правовых позиций Конституционного Суда, предполагают, что нормативный акт субъекта Федерации подлежит проверке, в том числе если уполномоченный орган госвласти субъекта РФ обращается в Конституционный Суд с запросом о проверке его конституционности в связи с признанием его не соответствующим конституции (уставу) субъекта Федерации на основании принятого в установленном порядке решения органа конституционного правосудия субъекта (Постановление от 2 декабря 2013 г. № 26-П/2013; Определение от 27 декабря 2005 г. № 494-О/2005).

КС указал, что ст. 85 Закона о Конституционном Суде находится в системной связи с п. 4 ч. 1 ст. 43 того же закона, устанавливающей определенные требования, касающиеся в том числе круга нормативных актов, которые могут выступать предметом проверки в Конституционном Суде. По смыслу этого пункта Конституционный Суд – в качестве общего правила – осуществляет проверку действующих нормативных актов. Отмена же нормативного акта самим принявшим его органом государственной власти с очевидностью свидетельствует о том, что такой нормативный акт расценивается им как более не подлежащий действию, при этом мотивы, которыми руководствовался данный орган госвласти субъекта Федерации, не имеют существенного значения для целей конституционного судопроизводства.

«Между тем само содержание запроса подтверждает, что постановления Правительства Республики Дагестан, о проверке которых просит заявитель, им же были признаны утратившими силу (отменены) и рассматриваются как более не подлежащие применению. Об этом, в частности, свидетельствует позиция, занятая представителем Правительства Республики Дагестан в ходе разбирательства дела в Конституционном Суде Республики Дагестан», – указывается в определении.

Как следует из представленных заявителем и имеющихся в открытом доступе материалов, винодельческие предприятия, являвшиеся предметом регулирования постановлений № 276 и № 126, продолжили существовать и выступать в гражданском обороте в организационно-правовой форме государственных унитарных предприятий несмотря на отмену этих постановлений. Соответственно, оценка, данная этим нормативным актам в постановлении КС РД, – безотносительно к вопросу о наличии у него полномочия проверять конституционность утративших силу актов об учреждении (реорганизации) юридических лиц, а также принимать к производству новые дела и выносить решения после даты вступления в силу Закона о внесении изменений в отдельные федеральные конституционные законы – не должна порождать тех последствий для состояния правовой определенности и стабильности гражданского оборота, на которые указывает заявитель в запросе в Конституционный Суд.

Таким образом, указанные постановления Правительства Республики Дагестан, утратившие силу (отмененные) до вынесения постановления Конституционного Суда Республики Дагестан от 13 октября 2021 г. № 10-П, не могут быть предметом рассмотрения Конституционного Суда, указывается в определении.

В комментарии «АГ» главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н. Александр Чертков посчитал, что КС совершенно обоснованно признал запрос Правительства Республики Дагестан не подлежащим дальнейшему рассмотрению в своем заседании и верно истолковал нормы о своей компетенции согласно действующей редакции Закона о КС РФ. В свою очередь возникшая правовая неопределенность в системе нормативных правовых актов Республики Дагестан не получила разрешения.

По мнению Александра Черткова, упразднение регионального конституционного правосудия требует существенного расширения компетенции КС РФ в отношении нормативных правовых актов субъектов Федерации, а возможно, и увеличения численности судей КС РФ за счет судей – специалистов в сфере федеративных отношений и регионального нормотворчества.

Адвокат АП Архангельской области Владимир Цвиль полагает, что определение КС затрагивает интересную проблему допустимости конституционного запроса. «Однако, хотя регулирование последствий решений органов региональной конституционной юстиции в перспективе федерального конституционного нормоконтроля имеет много пробелов, сейчас эти проблемы носят фрагментарный характер вследствие упразднения соответствующих региональных судов. Вместе с тем, анализируя рассматриваемую ситуацию в контексте действующего правового регулирования, можно прийти к двум выводам», – отметил он.

Во-первых, пояснил эксперт, п. 4 ст. 43 Закона о КС РФ предполагает возможность конституционного нормоконтроля в отношении нормативного акта, который был отменен или утратил силу, при условии что он продолжает применяться к правоотношениям, возникшим в период его действия. Исходя из этого представляется, что надлежащий заявитель вправе ставить перед КС РФ вопрос о конституционной законности нормативного акта, ранее признанного не соответствующим Конституции (Уставу) субъекта РФ. Однако условием приемлемости такого обращения к рассмотрению должен быть факт сохранения регулирующего эффекта данным актом до того момента, когда он был дисквалифицирован.

Во-вторых, ст. 85 Закона о КС предполагает возможность обращения в КС с запросом о конституционности нормативного акта, если иным органом власти принято решение об отказе применять и исполнять его как не соответствующий Конституции РФ. При принятии уставным (конституционным) судом субъекта РФ того или иного решения может делаться вывод о несоответствии нормативного акта региональному Уставу (Конституции), но не может констатироваться вывод о несоответствии предмета проверки Конституции РФ. «Поэтому отсутствуют явные основания для процедуры федерального конституционного нормоконтроля в отношении акта, признанного не соответствующим Конституции (Уставу) субъекта РФ. Такая логика подтверждалась и утратившей силу с 1 января 2023 г. ч. 4 ст. 27 Федерального конституционного закона “О судебной системе Российской Федерации”, согласно которой решение конституционного (уставного) суда субъекта РФ, принятое в пределах его полномочий, не может быть пересмотрено иным судом», – заметил Владимир Цвиль.

Вместе с тем, добавил он, нужно признать, что КС РФ, расширительно толкуя ст. 85 Закона о КС, уже принимал к рассмотрению запросы, направленные на преодоление актов региональных конституционных (уставных) судов (Постановление № 26-П/2013). При продолжении деятельности этих судов соответствующая проблема требовала бы вариантов ее решения в тексте Закона о КС, а именно необходимо было бы сбалансировать принцип окончательности актов конституционной юстиции и принцип конституционной законности (верховенство и неукоснительность соблюдения федеральной Конституции), полагает эксперт.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button