Когда страховщик не обязан выплачивать возмещение по договору страхования ответственности застройщика? Юридический центр
Когда страховщик не обязан выплачивать возмещение по договору страхования ответственности застройщика?

ВС напомнил, что после вступления в силу поправок в законодательство договоры страхования гражданской ответственности застройщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по передаче жилого помещения по ДДУ досрочно прекратили действие, если до этого момента страховой случай не наступил и требования о выплате не были предъявлены

По мнению одного адвоката, в результате изменений законодательства юрлица – участники строительства лишились гарантий, которые они имели в силу закона и заключенных договоров страхования, ничего не получив взамен, в связи с этим возникает вопрос о конституционности примененных в деле норм. Другая полагает, что в этом деле ВС РФ были исправлены явные и очевидные нарушения норм материального права, допущенные нижестоящими судами.

27 июня Верховный Суд вынес Определение № 310-ЭС21-2670 (7) по делу № А54-10211/2018, в котором напомнил о том, как изменения в законодательстве оказали влияние на действие договоров страхования гражданской ответственности застройщиков.

ООО «Крован-КМВ» являлся застройщиком комплекса многоквартирных домов в г. Ессентуки. В апреле 2017 г. АО «Специализированное Управление Механизации Строительства № 23» заключило с застройщиком договор участия в долевом строительстве, по которому «Крован-КМВ» обязался передать обществу двухкомнатную квартиру стоимостью в 1,3 млн руб. после получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию. Тогда же застройщик застраховал свою гражданскую ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по передаче жилого помещения по договору участия в долевом строительстве в ООО «Респект», выгодоприобретателем выступило «СУМС-23».

В августе 2019 г. «Крован-КМВ» был признан банкротом (дело № А63-4453/2019), в отношении него была открыта процедура конкурсного производства. Впоследствии суд включил в реестр требований о передаче жилья требование «СУМС-23» о передаче оплаченной квартиры.

В рамках дела о банкротстве страховой компании «Респект» ее конкурсный управляющий обратился в суд с возражениями на требование «СУМС-23» о включении в реестр требований кредиторов должника суммы задолженности в размере 1,8 млн руб. Первая инстанция включила в реестр требование в 1,3 млн руб. В свою очередь, апелляция и кассация поддержали такое судебное определение.

Суды сочли, что совокупностью установленных обстоятельств подтверждается факт наступления страхового случая, поэтому у должника возникла обязанность по выплате выгодоприобретателю страхового возмещения в пределах оплаченной по договору стоимости квартиры. При этом суды отклонили доводы конкурсного управляющего страховщика о досрочном прекращении договора страхования до наступления страхового случая и возникновении обязанности осуществления выплаты у Фонда защиты прав граждан – участников строительства со ссылкой на то, что действующее регулирование, включая Закон о фонде развития территорий, не предусматривает возможность выплат в пользу юрлиц.

Изучив кассационную жалобу конкурсного управляющего «Респект», Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда напомнила, что подп. 2 п. 1 ст. 15.2 Закона об участии в долевом строительстве (в редакции, действовавшей на дату заключения спорного ДДУ) было предусмотрено, что исполнение обязательств застройщика по передаче жилья дольщику может обеспечиваться страхованием гражданской ответственности застройщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязательств по передаче жилья по ДДУ путем заключения соответствующего договора со страховой организацией.

Страховым случаем признавалось неисполнение или ненадлежащее исполнение застройщиком обязательств по передаче жилья по договору, подтвержденные, в частности, решением суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства в соответствии с Законом о банкротстве, а также выпиской из реестра требований кредиторов о размере, составе и об очередности удовлетворения требований. Законом о фонде развития территорий, введенным в действие 30 июля 2017 г., ст. 15.2 Закона об участии в долевом строительстве была признана утратившей силу. При этом аналогичные положения о возможности обеспечения исполнения застройщиком обязательств путем заключения договора страхования его гражданской ответственности нашли свое отражение в ч. 26 ст. 25 Закона о фонде развития территорий.

Далее Законом от 27 июня 2019 г. № 153-ФЗ, вносящим поправки в Закон о фонде развития территорий, было предусмотрено, что договор страхования гражданской ответственности застройщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по передаче жилья по ДДУ досрочно прекращается со дня вступления в силу такого закона за исключением договора страхования, по которому на день вступления в силу закона наступил страховой случай и предъявлено требование о выплате страхового возмещения по договору страхования или вступило в силу решение суда об исполнении обязательств по договору страхования, и договора страхования, обеспечивающего исполнение обязательств застройщика по передаче жилья, входящего в состав МКД, которые на день вступления в силу поправок были введены в эксплуатацию.

ВС поддержал доводы кассатора о том, что текущее регулирование не содержит разграничений по субъектному составу, поэтому в рассматриваемом случае в силу прямого указания закона договор страхования гражданской ответственности застройщика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по передаче жилья по ДДУ досрочно прекратил свое действие с 27 июня 2019 г., то есть с даты вступления в силу Закона № 153-ФЗ, поскольку до этой даты страховой случай не являлся наступившим, требование о выплате страхового возмещения по договору страхования не было предъявлено.

Соответственно, у нижестоящих судов отсутствовала совокупность условий, необходимых для возложения на страховщика обязанности по выплате страхового возмещения. В связи с этим ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и отказал «СУМС-23» во включении его требования в реестр требований кредиторов «Респект».

Руководитель адвокатской практики Ulezko.legal Александра Улезко отметила, что в деле о банкротстве страховой компании «Респект», на первый взгляд, рассматривается частный случай действия договора страхования. «Однако, на самом деле, поднимается важный вопрос о разнице в гарантиях участников строительства физических и юридических лиц. В результате изменений законодательства были досрочно прекращены все договоры страхования гражданской ответственности застройщика, если страховой случай не наступил к 27 июня 2019 г. В рассматриваемом случае застройщик был признан банкротом спустя несколько месяцев после вступления в силу закона, внесшего данные изменения. То есть страховой случай наступил позже прекращения договора страхования. Но если граждане – участники строительства могут получить выплаты от Фонда защиты прав граждан – участников строительства вместо выплат на основании прекратившихся договоров страхования, то для юрлиц выплаты не предусмотрены», – обратила внимание она.

Как указала эксперт, в результате изменений законодательства юрлица – участники строительства лишились гарантий, которые они имели в силу закона и заключенных договоров страхования, ничего не получив взамен. «Нижестоящие суды попытались устранить эту несправедливость, вытекающую из буквального толкования закона. Однако ВС РФ с ними не согласился. В данном случае корректно ставить вопрос даже не о том, правильно ли разрешила дело высшая судебная инстанция, а о конституционности норм, которые суды применяли при разрешении спора», – заключила Александра Улезко.

Адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Мария Стальнова отметила, что ВС РФ были исправлены явные и очевидные нарушения норм материального права, допущенные нижестоящими судами. «Бывают случаи, когда допущенные судами нарушения могут быть выявлены при изучении материалов дела, но не прослеживаются в тексте судебных актов. Речь идет о ситуациях, когда в судебных актах отражено лишь то, что подтверждает содержащиеся в нем выводы, но не содержит объективную картину материалов дела. Например, может быть указано на то, что сторона по делу не представила доказательств доводов и обстоятельств, на которые она ссылалась», – пояснила она.

При этом в деле, по словам эксперта, может содержаться большое количество доказательств, представленных этой стороной, а в судебном акте не отражена их оценка, не приведено мотивов, по которым суд посчитал, что доказательства отсутствуют. «В таких случаях ВС не рассматривает жалобы, не вмешивается в компетенцию суда, который указал на отсутствие доказательств. Может сложиться ситуация, когда фактически нарушения, повлиявшие на исход дела, имеются, но они не подлежат проверке. В данном же случае подобные сложности отсутствовали, из судебных актов были видны противоречия нормам права, на которые обращено внимание в определении ВС, который обоснованно применил свои полномочия и отреагировал на явные нарушения», – заключила Мария Стальнова.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button