Адвокат добился отмены отказа от освобождения должника от долгов Юридический центр
Адвокат добился отмены отказа от освобождения должника от долгов

Апелляционный суд согласился с его доводами о том, что нераскрытие должником источника внесенных им в конкурсную массу средств не свидетельствует о недобросовестности и умысле на сокрытие доходов

В комментарии «АГ» представитель должника отметил, что аргументы апелляции помогут защитить права и законные интересы добросовестных должников в делах о банкротстве физических лиц и избежать риска неосвобождения от долгов. Одна из экспертов «АГ» отметила, что апелляция указала на недостатки позиции управляющего, которыми должник в условиях состязательности процесса умело воспользовался для своей защиты. Другой указал: должнику для освобождения от долгов необходимо доказать, что информация не была раскрыта ввиду отсутствия у него реальной возможности ее предоставить, добросовестного заблуждения в ее значимости или в случае если информация не имела существенного значения для разрешения возникших в деле о банкротстве вопросов.

Как стало известно «АГ», 13 июня Восьмой арбитражный апелляционный суд вынес постановление по делу № А75-1537/2021, которым отменил определение первой инстанции в части неприменения к должнику правила об освобождении от задолженности банку. Адвокат, управляющий партнер юридической компании «Марданов и партнеры» Азер Марданов, представляющий интересы должника, рассказал «АГ» о нюансах дела.

Суд отказал в применении к должнику правила об освобождении от задолженности

29 июля 2014 г. Вусал Мурсалов заключил с ПАО «СКБ-БАНК» кредитный договор на сумму более 455 тыс. руб. Согласно графику платежей с 29 августа 2014 г. по 29 июля 2015 г. сумма ежемесячного платежа составляла 500 руб., а с 31 августа 2015 г. − 12,4 тыс. руб. Однако мужчина не внес ни одного платежа.

21 апреля 2021 г. Арбитражный суд ХМАО – Югры признал Вусала Мурсалова банкротом по его заявлению, в отношении него была введена процедура реализации имущества гражданина сроком на пять месяцев. Финансовым управляющим был утвержден член союза «Межрегиональный центр арбитражных управляющих» Тимур Галеев.

7 марта 2023 г. ООО «Траст» подало в суд ходатайство о продлении процедуры реализации имущества должника, указав, что кредитору не поступили итоговый отчет финансового управляющего и анализ финансового состояния должника, а также отсутствуют сведения о формировании конкурсной массы. Общество просило обязать финансового управляющего заблаговременно направить ему отчет о результатах процедуры реализации имущества должника, отзыв и документы по ходатайству кредитора о продлении срока реализации имущества от 28 декабря 2022 г.

Финансовый управляющий обратился в суд с ходатайством о завершении процедуры реализации имущества гражданина и о неприменении в отношении должника правил об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами. Он указал, что должник уклонился от сотрудничества с управляющим и судом, не реагировал на запросы, не предоставил информацию и скрыл имущество.

Согласно отчету финансового управляющего от 20 ноября 2023 г. кредиторы первой и второй очереди отсутствуют. В реестр третьей очереди включены требования кредиторов в общем размере около 831 тыс. руб., из которых удовлетворены требования в размере более 2 тыс. руб. В собственности у должника имеется жилое помещение. С 26 августа 2022 г. Вусал Мурсалов состоит в браке, и у него имеется на иждивении несовершеннолетний ребенок. В его собственности выявлено имущество, подлежащее включению в конкурсную массу: гладкоствольное ружье и пистолет. Должник добровольно внес 17,5 тыс. руб. за это имущество на специальный счет, что подтверждается платежными поручениями от 11 января 2023 г. и 13 февраля 2023 г. Анализ финансового состояния должника показал невозможность восстановления его платежеспособности. Признаков преднамеренного или фиктивного банкротства должника не выявлено. Общий размер понесенных расходов составил около 15 тыс. руб.

При вынесении определения о завершении процедуры реализации имущества гражданина суд исходил из того, что финансовый управляющий провел все необходимые мероприятия по выявлению, формированию, оценке и реализации конкурсной массы; признаки фиктивного или преднамеренного банкротства не выявлены. С депозитного счета арбитражного суда финансовому управляющему перечислены денежные средства в общем размере 25 тыс. руб.

Суд установил, что должник трудоустроен и получает зарплату. Согласно справкам 2-НДФЛ за 2021−2023 гг., расчету финансового управляющего, в период с мая 2021 г. по ноябрь 2023 г. должником получена зарплата в размере более 1,1 млн руб. Доказательств смены места трудоустройства и изменения размера получаемого дохода либо увольнения Вусала Мурсалова с ноября 2023 г. по настоящее время нет.

Как сообщил финансовый управляющий, прожиточный минимум на должника и ребенка в общем размере составил более 788 тыс. руб., а конкурсная масса − более 351 тыс. руб. Эти деньги не поступили в конкурсную массу, поскольку должник не исполнил требование финансового управляющего о возврате денежных средств. Управляющий направлял уведомление-запрос должнику о передаче средств в конкурсную массу, но оно не было исполнено, и должник распоряжался деньгами самостоятельно. В период процедуры банкротства должник получил зарплату, в том числе сумму, превышающую размер прожиточного минимума, которая подлежала включению в конкурсную массу.

Должник не раскрыл сведения об источниках денежных средств, позволяющих внести в конкурсную массу сумму за имущество (огнестрельное оружие). Посчитав, что подобное поведение должника неприемлемо с точки зрения целей процедуры банкротства, а действия должника, выражающиеся в непередаче денежных средств в конкурсную массу, свидетельствуют о сокрытии им имущества от финансового управляющего и кредиторов, намеренном уклонении от погашения кредиторской задолженности, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии основания для применения к Вусалу Мурсалову правил об освобождении от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами.

Апелляция освободила должника от дальнейшего исполнения обязательств

Адвокат Азер Марданов подал в интересах должника апелляционную жалобу (есть у «АГ») в Восьмой арбитражный апелляционный суд. Он указал, что прожиточный минимум на должника и несовершеннолетнего ребенка за 21 месяц в общем размере составляет около 898 тыс. руб., а расчет финансового управляющего является арифметически неверным, ввиду чего требование о внесении в конкурсную массу более 351 тыс. руб. является незаконным. Адвокат отметил, что в период процедуры банкротства должник был вынужден арендовать иное жилье в связи с аварийным состоянием дома, в котором он проживал со своей семьей, что увеличивало его расходы. Кроме того, факт внесения должником добровольно денежных средств в размере 17,5 тыс. руб. свидетельствует о его добросовестности. Нераскрытие источника происхождения данной суммы не является умыслом должника, поскольку он не был извещен о такой необходимости. Иных средств, кроме зарплаты, у должника не имеется.

Апелляция, сославшись на постановление правительства ХМАО – Югры от 15 сентября 2023 г. № 456-П «Об установлении величины прожиточного минимума на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре на 2024 год» установила, что величина прожиточного минимума на 2024 г.: в среднем на душу населения − более 20 тыс. руб., для трудоспособного населения – более 22 тыс. руб., для пенсионеров – около 18 тыс. руб., для детей – более 20 тыс. руб. Таким образом, исходя из установленной величины прожиточного минимума должнику нужно располагать денежными средствами в размере не менее 43 тыс. руб. в месяц для обеспечения собственных нужд и нужд несовершеннолетнего ребенка. С учетом продолжительности процедуры реализации имущества гражданина прожиточный минимум на должника и несовершеннолетнего составляет более 897 тыс. руб.

Суд указал, что в собственности у должника имеется имущество, подлежащее включению в конкурсную массу: ружье гладкоствольное и пистолет. Должник добровольно внес за это имущество денежные средства в размере 17,5 тыс. руб. на специальный счет. По мнению апелляционной коллегии, признание факта нераскрытия должником источника средств, за счет которых внесены деньги на специальный счет, недобросовестными действиями необоснованно. Должник внес сумму на специальный счет, ввиду чего конкурсной массе вред причинен не был, что само по себе, по убеждению апелляции, не может свидетельствовать о недобросовестности Вусала Мурсалова, о наличии умысла на сокрытие доходов. Согласно имеющимся в материалах дела доказательствам иных доходов, кроме зарплаты, у должника не имелось.

Как отметила апелляция, в п. 42 Постановления ВС от 13 октября 2015 г. № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» указано, что целью положений п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве является обеспечение добросовестного сотрудничества должника с судом, финансовым управляющим и кредиторами. Данная норма направлена на недопущение сокрытия должником каких-либо обстоятельств, которые могут отрицательно повлиять на возможность максимально полного удовлетворения требований кредиторов, затруднить разрешение судом вопросов, возникающих при рассмотрении дела о банкротстве, или иным образом воспрепятствовать рассмотрению дела.

Суд апелляционной инстанции не установил недобросовестное поведение должника, в связи с чем оснований для неприменения в отношении должника правил об освобождении должника от исполнения от обязанностей не имеется. Анализ финансового состояния должника, проведенный финансовым управляющим, свидетельствует об отсутствии признаков преднамеренного и фиктивного банкротства. Сокрытие или уничтожение принадлежащего должнику имущества, как и сообщение должником недостоверных сведений финансовому управляющему или кредитору, материалами дела не подтверждается. Учитывая обстоятельства, основания считать поведение должника недобросовестным отсутствуют, указала апелляция.

Суд отметил, что согласно Определению ВС от 23 января 2017 г. № 304-ЭС16-14541 закрепленные в законодательстве о несостоятельности граждан положения о неосвобождении от обязательств недобросовестных должников, а также о недопустимости банкротства лиц, испытывающих временные затруднения, направлены на исключение возможности получения должником несправедливых преимуществ, обеспечивая тем самым защиту интересов кредиторов. Устанавливается баланс между социально-реабилитационной целью потребительского банкротства, достигаемой путем списания непосильных долговых обязательств гражданина с одновременным введением в отношении него ограничений, установленных ст. 213.30 Закона о банкротстве, и необходимостью защиты прав кредиторов.

Таким образом, разъяснила апелляция, с учетом недоказанности недобросовестности поведения должника неосвобождение его от исполнения обязательств перед кредиторами не будет иметь под собой законных оснований. В связи с этим Восьмой арбитражный апелляционный суд освободил Вусала Мурсалова от дальнейшего исполнения обязательств.

Комментарий представителя должника

В комментарии «АГ» Азер Марданов отметил, что Восьмой арбитражный апелляционный суд согласился с доводами апелляционной жалобы и пришел к выводу о наличии оснований для ее удовлетворения в полном объеме, освободив доверителя от обязательств.

«Апелляция пояснила, что признание факта нераскрытия должником источника средств, за счет которых внесены 17,5 тыс. руб. на специальный счет, недобросовестными действиями является необоснованным. Должник внес сумму на специальный счет, ввиду чего конкурсной массе не был причинен вред, что само по себе не может свидетельствовать о недобросовестности должника, о наличии умысла на сокрытие доходов. Согласно доказательствам иных доходов, кроме зарплаты, у должника не имелось. Суд пришел к выводу, что с учетом недоказанности недобросовестности поведения должника неосвобождение его от исполнения обязательств перед кредиторами не будет иметь под собой законных оснований. Аргументы апелляционного суда, поддержавшего доводы, изложенные в апелляционной жалобе, помогут защитить права и законные интересы добросовестного должника в делах о банкротстве физических лиц и избежать риска неосвобождения от долгов», − заключил Азер Марданов.

Эксперты «АГ» оценили выводы апелляции

Руководитель практики разрешения споров МКА «Юридическая помощь бизнесу» Екатерина Русинова указала, что любая судебная практика по вопросу применения п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве, предусматривающего отказ от освобождения гражданина-банкрота от обязательств в случаях его недобросовестного уклонения от исполнения обязательств перед кредиторами, является актуальной. Она пояснила, что данная норма представляет собой наиболее значимый случай судейского усмотрения, определяющий фактический итог процедуры для должника: «Само наличие нормы должно удерживать должника от злоупотреблений, не допуская вырождения потребительского банкротства в процедуру списания долгов в заявительном порядке».

«Трудно сделать вывод о правильности постановления по существу. Поскольку суд первой инстанции привел значительный объем обстоятельств, принятых во внимание при решении вопроса об освобождении должника от обязательств, которые апелляцией не анализировались, включая непередачу средств в конкурсную массу, игнорирование должником требований финансового управляющего и суда, отсутствие признаков добросовестного сотрудничества должника с финансовым управляющим. Вместе с тем должником была обоснована арифметическая неправильность расчета, на котором суд первой инстанции строил выводы о непоступлении средств в конкурсную массу. Таким образом, арифметические ошибки в расчетах управляющего, если они действительно имели место, существенно ослабили его позицию», − отметила Екатерина Русинова.

Апелляция указала на недостатки позиции управляющего, которыми должник, в условиях состязательности процесса, умело воспользовался для своей защиты, заметила эксперт. Это в очередной раз свидетельствует о необходимости строгого и квалифицированного подхода к доказыванию фактов недобросовестности должника, полагает она.

Партнер московского адвокатского бюро «Синум АДВ» Александр Задорожный заметил, что потребительское банкротство все еще оставляет массу неясностей в судебной практике, в том числе в части освобождения от долгов. «Предполагается, что освобождение от долгов является исключительным средством в интересах должника, однако применяемым за счет кредиторов. В обмен должник обязан действовать предельно добросовестно, скрупулезно и открыто», − пояснил он.

Эксперт отметил, что данное дело содержит непростую дилемму. С одной стороны, должник не представил точных сведений о появлении у него незначительной суммы, возможно, взятой из зарплаты. С другой стороны, зарплата не поступила непосредственно в конкурсную массу. «В подобном случае должнику для целей освобождения от долгов необходимо доказать, что информация не была раскрыта ввиду отсутствия у него реальной возможности ее предоставить, добросовестного заблуждения в ее значимости или в случае если информация не имела существенного значения для разрешения возникших в деле о банкротстве вопросов. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что бремя доказывания малозначительности или добросовестного заблуждения лежит на должнике», − пояснил он.

Как заметил Александр Задорожный, суд апелляционной инстанции отдельно рассмотрел вопрос о добросовестности и не усмотрел доказательств отклонений. В совокупности с незначительной спорной суммой это позволило апелляции прийти к выводу об отсутствии оснований для несписания долгов в результате проведенной банкротной процедуры. «Из постановления апелляционной инстанции не до конца понятно, оценивались ли обстоятельства использования всей зарплаты, не поступившей в конкурсную массу. Возможно, это послужит базой для кассационного обжалования», − заключил он.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button