ВС напомнил, что не может повлиять на замену условного срока лишения свободы реальным Юридический центр
ВС напомнил, что не может повлиять на замену условного срока лишения свободы реальным

Он согласился с доводами защиты, что нельзя в качестве оснований усиления наказания ссылаться на объект посягательства, фактические обстоятельства совершения преступления и массу наркотических средств, которые являются квалифицирующими признаками

Один из экспертов «АГ» согласился, что суд первой инстанции по праву и по справедливости воспользовался институтом условного осуждения, тогда как апелляция не привела убедительных оснований, по которым она иначе оценила характер и степень общественной опасности совершенного преступления и нашла невозможным исправление осужденного без реального отбывания наказания. Другой обратил внимание на то, что суды, включая ВС РФ, не стали смягчать наказание осужденному при исключении из состава преступления действий по незаконному приобретению наркотиков.

21 мая Верховный Суд вынес Определение
суда кассационной инстанции по делу № 16-УД 24-5К4, в котором он счел возможным назначение условного лишения свободы в деле о незаконном обороте наркотиков и освободил осужденного из-под стражи.

В марте 2022 г. суд признал Геннадия Моторина виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта растений, содержащих наркотические средства, в крупном размере (ч. 2 ст. 228 УК РФ) и приговорил к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года, с возложением предусмотренных ч. 5 ст. 73 УК РФ перечисленных в приговоре обязанностей. По этому же приговору был также осужден гражданин Д.

Впоследствии апелляционный суд, рассмотрев апелляционное представление прокурора, в котором был поставлен вопрос о несправедливости назначенного осужденному наказания ввиду необоснованного применения к нему положений ст. 73 УК РФ, принял решение об изменении приговора с усилением назначенного наказания, придя к выводу, что решение первой инстанции о применении этой статьи является необоснованным и не отвечает принципу справедливости.

Апелляция посчитала, что с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления исправление Геннадия Моторина не может быть достигнуто при условном осуждении. Кроме того, она указала, что выводы первой инстанции сделаны без надлежащей оценки высокой степени общественной опасности совершенного осужденными преступления, которое направлено против здоровья населения и общественной нравственности, в то время как «противодействие незаконному обороту наркотических средств является одной из важнейших проблем национальной безопасности в РФ», а также фактических обстоятельств совершенного преступления, в том числе, массы изъятого наркотика.

В результате апелляционный суд исключил из приговора осуждение Геннадия Моторина за незаконное приобретение наркотиков, а также ссылку на применение ст. 73 УК РФ при назначении ему наказания. Мужчина был приговорен к реальному сроку лишения свободы с отбыванием наказание в ИК общего режима, с чем согласилась кассация. В марте 2023 г. суд изменил вид исправительного учреждения и Геннадий Моторин был направлен для отбывания неотбытой части наказания в колонию-поселение.

В кассационной жалобе в Верховный Суд в защиту интересов осужденного адвокат АП Волгоградской области Светлана Штиглец указала, что апелляция необоснованно исключила из приговора ссылку на применение ст. 73 УК РФ при назначении осужденному наказания, поскольку нет оснований полагать, что условное осуждение ее подзащитного не будет способствовать достижению целей наказания и исправлению осужденного. По мнению защитника, апелляция, сославшись в своем решении на объект преступного посягательства, а также массу изъятого наркотического средства, не учла, что указанные обстоятельства обосновывают квалификацию содеянного Геннадием Моториным. Решая вопрос о наказании, апелляционный суд не в полном объеме проанализировал данные о личности подзащитного, который ранее не был судим и полностью признал свою вину, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, проходил военную службу по призыву в Вооруженных Силах, трудоустроен и имеет на иждивении дочь-студентку 4 курса колледжа, по месту жительства характеризуется положительно. Кроме того, находясь под домашним арестом, Геннадий Моторин не допускал нарушений, отягчающие наказание обстоятельства по делу отсутствуют.

В жалобе также отмечалось, что суд апелляционной инстанции исключил из осуждения Геннадия Моторина незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств, что указывает на уменьшение степени общественной опасности содеянного, однако он не только не смягчил наказание в виде лишения свободы, но исключил применение ст. 73 УК РФ. Адвокат добавила, что впоследствии Верховный Суд изменил апелляционное и кассационное определения в отношении другого соучастника преступления Д., которому наказание было назначено с применением ст. 73 УК РФ, ввиду чего он был освобожден из-под стражи.

Изучив доводы защитника, Верховный Суд назвал обоснованными выводы суда о виновности Геннадия Моторина в совершении незаконного оборота наркотического средства, при этом защитником не оспариваются выводы о виновности и квалификации действий осужденного. Однако, он посчитал, что, приводя мотивы отмены условного осуждения, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что по смыслу ст.73 УК РФ условием ее применения служит вывод суда о том, что осужденный не представляет общественной опасности и может исправиться без реального отбывания назначенного наказания. «При этом судом учитываются характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства», – заметил ВС.

Как указал Суд, при решении вопроса о назначении Геннадию Моторину наказания в виде лишения свободы первая инстанция учла характер и степень общественной опасности содеянного, личность виновного, характеризующие данные, отсутствие отягчающих обстоятельств и наличие смягчающих, к которым отнесены полное признание подсудимым своей вины в судебном заседании, чистосердечное раскаяние в содеянном, а также активное способствование раскрытию и расследованию преступления. При этом суд счел, что с учетом личности виновного, тяжести содеянного, последствий, наказание в виде реального лишения свободы не будет соответствовать требованиям ст. 6 УК РФ о назначении справедливого наказания, соответствующего характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, а также требованиям ст. 43 УК РФ о применении наказания в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного, предупреждения совершения им новых преступлений. Таким образом, суд первой инстанции посчитал возможным назначить осужденному условное наказание, установив испытательный срок, в течение которого он должен доказать свое перевоспитание и исправление, и возложил на него определенные обязанности, что не противоречило требованиям ст. 73 УК РФ.

Апелляция же, заметил ВС, принимая решение об изменении приговора и об отмене условного осуждения, в нарушение требований п. 7 ч. 3 ст. 389.28 УПК РФ не обосновала, почему она иначе оценила характер и степень общественной опасности совершенного преступления и нашла невозможным, с учетом данных о личности осужденного, его исправление без реального отбывания наказания. Более того, апелляция в качестве оснований усиления наказания сослалась на объект преступного посягательства, которыми являются здоровье населения и общественная нравственность, фактические обстоятельства совершения осужденными преступления, выразившиеся в их длительности, а также на массу изъятого наркотического средства, хотя эти обстоятельства обосновывают квалификацию содеянного, а размер наркотического средства является квалифицирующим признаком преступления.

Также ВС посчитал, что нельзя признать обоснованным вывод апелляционного суда об отсутствии каких-либо объективных данных об изменении отношения осужденного к совершенному преступлению, поскольку, как видно из материалов дела, Геннадий Моторин в судебном заседании вину признал полностью, раскаялся в содеянном, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, не допускал нарушений в ходе избранной меры пресечения в виде домашнего ареста, а после вынесения приговора трудоустроился. «Таким образом, исключая ссылку на применение к Моторину положений ст. 73 УК РФ, суд апелляционной инстанции мотивированных суждений о необходимости усиления наказания не привел и фактически сослался на конкретные обстоятельства, которые уже были учтены судом первой инстанции, что свидетельствует о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, – отмечено в определении.

На основании изложенного Верховный Суд изменил определения апелляции и кассации, определив назначенное осужденному наказание в виде лишения свободы сроком на три года на основании ст. 73 УК РФ считать условным с испытательным сроком на аналогичный период с возложением обязанностей: ежемесячно проходить регистрацию в уголовно-исполнительной инспекции два раза в месяц в установленные уголовно-исполнительной инспекцией сроки, не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного госоргана, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного. В связи с этим Геннадий Моторин был освобожден из-под стражи.

Адвокат КА г. Москвы «Ошеров, Онисковец и Партнеры» Азамат Дадов отметил, что в рассматриваемом случае суды первой и апелляционной инстанции сослались на одни и те же нормы УК РФ, оценили одни и те же обстоятельства, в их распоряжении находилось одно и то же дело, однако суждения о характере и степени общественной опасности и выводы были полностью противоположными. «Суд первой инстанции счел возможным применить условное осуждение, поскольку осужденный не представлял общественной опасности и мог исправиться без реального отбывания назначенного наказания, при этом он тщательно обосновал и мотивировал свое решение. В свою очередь, апелляционная инстанция выступила против такого снисхождения и отменила условное осуждение. Как верно отмечено ВС РФ, апелляция не привела убедительных оснований, по которым она иначе оценила характер и степень общественной опасности совершенного преступления и нашла невозможным, с учетом данных о личности осужденного, его исправление без реального отбывания наказания», – полагает он.

По мнению эксперта, определение ВС соответствует положениям Постановления Пленума ВС РФ от 22 декабря 2015 г. № 58 «О практике назначения судами РФ уголовного наказания», оттого невозможно не согласиться с изложенной в нем правовой позицией. «Стоит признать, приговор суда первой инстанции без тени сомнения отвечает характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Суд по праву и по справедливости воспользовался институтом условного осуждения», – подчеркнул Азамат Дадов.

Председатель коллегии адвокатов г. Москвы R&MDefence Дмитрий Мыльцын отметил, что Верховный Суд рассмотрел ряд важных вопросов, первый из которых касается того, может ли апелляция не согласиться с судом первой инстанции и произвести иную оценку характера и степени общественной опасности совершенного преступления, изменив назначенное осужденному наказание с условного на реальное лишение свободы с учетом данных о его личности? «Ответ: да, может, по представлению прокурора, но для этого нужны убедительные основания в соответствии с п. 7 ч. 3 ст. 389.28 УПК РФ. Второй вопрос заключался в следующем: может ли апелляция в качестве основания для отмены условного осуждения и назначения реального наказания, например, ссылаться исключительно на объект преступного посягательства – в рассматриваемом случае здоровье населения и общественная нравственность и фактические обстоятельства совершения осужденным преступления, длительность преступления и масса изъятого наркотического вещества? Нет, не может, так как это связано с квалификацией содеянного, чему суд первой инстанции уже давал оценку. Апелляционный суд обязан основываться исключительно на данных о личности осужденного, которые уже были учтены судом первой инстанции или не были учтены», – пояснил он.

Дмитрий Мыльцын также обратил внимание на факт исключения апелляцией из осуждения лица действий по незаконному приобретению растений, содержащих наркотические средства, который не только не может быть основанием для усиления наказания, но и может стать основанием для еще большего его смягчения: «Однако суды, включая ВС РФ, этого делать не стали, посчитав, что оснований для этого не имеется, никак не мотивировав такое решение».

«АГ» связалась с адвокатом Светланой Штиглец, защищавшей осужденного, но она воздержалась от комментария.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button