ВС: Гонорар арбитра нельзя считать неосновательным обогащением Юридический центр
ВС: Гонорар арбитра нельзя считать неосновательным обогащением

Он напомнил, что законом установлена возмездность процедуры третейского разбирательства, а обязанность стороны уплатить арбитражный сбор не зависит от результата третейского разбирательства

По мнению одного из экспертов «АГ», выводы Верховного Суда РФ обоснованы, так как стороны третейского разбирательства платят вознаграждение арбитру за сам процесс, но никак не за результат. Другой полагает, что суды нижестоящих инстанций полностью извратили суть такого альтернативного вида разрешения спора, как третейское разбирательство в этом деле.

Верховный Суд опубликовал Определение от 21 мая по делу № 5-КГ24-23-К2, в котором напомнил, что арбитр не несет гражданско-правовой ответственности перед сторонами арбитража, а также перед постоянно действующим арбитражным учреждением в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением функций арбитра и в связи с арбитражем, за исключением ответственности в рамках гражданского иска по уголовному делу.

ООО «РТС-Капитал» обратилось в суд общей юрисдикции с иском к Алексею Кравцову со ссылкой на то, что ранее, имея ряд споров с контрагентами, оно уплатило арбитражные сборы для обращения в третейский суд в составе единоличного судьи Алексея Кравцова. Истец отметил, что третейский суд отказал в выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение вынесенных им решений, а два его решения были отменены. По мнению общества, полученные в качестве арбитражных сборов суммы являются неосновательным обогащением ответчика, а расходы на уплату госпошлины при подаче заявлений о выдаче исполнительных листов – убытками, подлежащими возмещению арбитром.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что решениями третейского суда, образованного сторонами для разрешения конкретного спора в составе единоличного судьи Алексея Кравцова, были удовлетворены требования истца к различным ответчикам, последний уплатил арбитражный сбор по таким делам. Срок для исполнения решений третейского суда установлен не был. Поскольку добровольно решения не исполнены, «РТС-Капитал» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлениями о выдаче исполлистов на их принудительное исполнение. Однако АСГМ отказался выдать их, при этом два решения третейского суда были отменены по заявлениям ответчиков. Отказ в выдаче исполлистов и отмена решений третейского суда были обоснованы тем, что в нарушение Закона об арбитраже третейский суд в составе единоличного судьи Алексея Кравцова лишь формально образован сторонами для разрешения конкретного спора, а в действительности ему присущи признаки, свойственные институциональному арбитражу, при этом он не получал право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

В декабре 2022 г. суд произвел процессуальную замену истца с «РТС-Капитал» на ПАО «Совкомбанк» в связи с присоединением общества к банку. Сам иск был удовлетворен, с чем согласились апелляция и кассация. Суды сочли, что обстоятельства, установленные АСГМ при рассмотрении заявлений «РТС-Капитал» о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейского суда, имеют преюдициальный характер, следовательно, ответчик не имел права принимать решения по спорам «РТС-Капитал» с контрагентами. Поскольку Алексеем Кравцовым не доказана правомерность получения от «РТС-Капитал» арбитражных сборов, суд признал их неосновательным обогащением ответчика. Он также признал затраты «РТС-Капитал» на уплату госпошлины убытками и взыскал их с ответчика.

Изучив кассационную жалобу Алексея Кравцова, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила со ссылкой на ч. 1 ст. 22 Закона об арбитраже состав расходов, связанных с разрешением спора в арбитраже. Так, они включают в себя гонорары арбитров; расходы, понесенные ими в связи с участием в арбитраже, в том числе расходы на оплату проезда к месту рассмотрения спора; суммы, выплачиваемые экспертам и переводчикам; расходы, понесенные арбитрами в связи с осмотром и исследованием письменных и вещественных доказательств по месту их нахождения; расходы свидетелей; расходы на оплату услуг представителя (представителей) сторон; расходы на организационное, материальное и иное обеспечение арбитража; иные расходы, определяемые третейским судом.

В рамках арбитража, осуществляемого третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора, размер гонорара арбитров определяется по соглашению сторон, а при его отсутствии – третейским судом с учетом цены иска, сложности спора, времени, затраченного арбитрами на ведение арбитража, и любых других относящихся к делу обстоятельств. Распределение расходов, связанных с разрешением спора в третейском суде, указывается в решении или постановлении третейского суда. Стороны, заключившие третейское соглашение, принимают на себя обязанность добровольно исполнять арбитражное решение. Они вместе с третейским судом прилагают все усилия к тому, чтобы арбитражное решение было юридически исполнимо.

«Таким образом, законом установлена возмездность процедуры третейского разбирательства, а обязанность стороны уплатить арбитражный сбор не зависит от результата третейского разбирательства. При этом принудительное исполнение решения третейского суда не является обязательным элементом третейского разбирательства, поскольку стороны, заключая третейское соглашение, обязуются исполнить его прежде всего добровольно. Соответственно, гонорар арбитра и иные расходы, связанные с разрешением спора в арбитраже, основаны на законе и не могут быть взысканы в качестве неосновательного обогащения», – счел ВС.

В этом деле, отметил он, судом установлено и не отрицалось сторонами, что третейское рассмотрение состоялось в соответствии с третейским соглашением сторон и избранным ими арбитром. Вопрос о взыскании уплаченных денежных средств по иному основанию, чем неосновательное обогащение, перед судом не ставился. Судом при разрешении спора также не дана оценка возражениям ответчика о том, что судебные постановления арбитражного суда по отношению к нему не являются преюдициальными, поскольку он не привлекался судом ни к одному из дел по заявлению «РТС-Капитал» о выдаче исполлистов на принудительное исполнение решений третейского суда и по заявлениям об оспаривании этих решений и, соответственно, не мог возражать против доводов о незаконности решений, предоставлять доказательства и обжаловать судебные постановления.

ВС добавил, что в нарушение требований ст. 198 ГПК РФ также не получили оценки со стороны суда доводы о том, что в соответствии со ст. 51 Закона об арбитраже арбитр не несет гражданско-правовой ответственности перед сторонами арбитража, а также перед постоянно действующим арбитражным учреждением в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением функций арбитра и в связи с арбитражем, за исключением ответственности в рамках гражданского иска по уголовному делу, который может быть предъявлен к арбитру в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством в целях возмещения ущерба, причиненного преступлением, в совершении которого арбитр будет признан виновным в установленном законом порядке. В связи с этим он отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

У партнера, главы практики международного арбитража и разрешения споров юридической фирмы Denuo Андрея Панова вызвало удивление рассматриваемое дело и судебные акты нижестоящих судов. «В этом смысле с позицией Верховного Суда трудно не согласиться. Стороны третейского разбирательства платят вознаграждение арбитру за сам процесс, но никак не за результат. Поэтому арбитр не может по общему правилу отвечать за то, что его решение какой-либо суд отменил или отказался исполнять. Это выражается также в иммунитете арбитра, установленном ст. 51 Закона об арбитраже. Это общемировая практика и необходимое условие для исполнения арбитром своих функций, которые заключаются в разрешении спора между сторонами, а не в том, чтобы все стороны были всем и всегда довольны», – отметил он.

Поскольку процессы, за которые арбитр получил гонорар, были проведены, ВС РФ правильно отметил, что не может идти речи о неосновательном обогащении, добавил эксперт. «При этом отказы в выдаче исполнительного листа и отмены решений, насколько можно судить, были связаны с тем, что арбитражные суды посчитали, что дело рассмотрено не арбитром ad hoc, а “мимикрировавшим” под него арбитражным учреждением, действовавшим без соответствующего разрешения на осуществление функций ПДАУ. Тем не менее, даже в этом случае с точки зрения российского законодателя речь идет о нарушении процедуры арбитражного разбирательства (как основании для отмены решения или отказа в его исполнении), а не в признании такой процедуры незаконной или несостоявшейся. Соответственно, иск о неосновательном обогащении вряд ли может быть удовлетворен», – полагает Андрей Панов.

Он добавил, что в теории к арбитру можно попытаться предъявить иск об убытках либо пытаться доказывать, что проведенная процедура на самом деле не являлась арбитражем и стороны были введены арбитром в заблуждение. «На мой взгляд, иск при новом рассмотрении может быть удовлетворен только в случае, если истец докажет, что проведенная процедура на самом деле не была арбитражем и не охватывается правилами Закона об арбитраже. Иначе невозможно обосновать неосновательное обогащение и сложно обойти иммунитет арбитра от гражданско-правовой ответственности», – считает он.

Старший партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай поддержал позицию Верховного Суда. «Остается только недоумевать по тому поводу, как суды нижестоящих инстанций могли вынести настолько незаконные судебные акты, полностью извратив суть такого альтернативного вида разрешения спора, как третейское разбирательство. Совершенно очевидно, что арбитражный сбор уплачивается спорящими сторонами не за результат рассмотрения и уж тем более не за то, что в последующем решение арбитража будет исполнено (добровольно или принудительно) или даже будет отменено государственным судом, а за сам факт проведения процесса третейского разбирательства. Попутно отмечу, что в государственных судах тоже в случае отмены судебных актов вышестоящими инстанциями государственная пошлина не возвращается. Иное решение противоречило бы не только действующему законодательству, но и здравому юридическому смыслу», – полагает он.

При этом эксперт также допустил ситуацию, когда решение третейского суда и само разбирательство носило фиктивный характер (т.е. в действительности его не было), и в таком случае третейский (арбитражный) сбор может быть возвращен путем применения института кондикции: «Но в рассматриваемом случае сам факт проведения третейского разбирательства никто не оспаривал».

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button