Возможность баланса между криминализацией и декриминализацией обсудили на ПМЮФ Юридический центр
Возможность баланса между криминализацией и декриминализацией обсудили на ПМЮФ

Спикеры искали баланс между двумя взаимоисключающими тенденциями с учетом позитивных направлений развития уголовного законодательства

Участники дискуссии сошлись во мнении, что оба процесса должны учитывать общественное мнение и готовность общества к изменениям в уголовном законодательстве.

26 июня в рамках XII Петербургского международного юридического форума прошла сессия на тему: «Криминализация и декриминализация: поиск баланса», модератором которой выступил ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии г. Москвы Алексей Мельников. Он отметил проблему переполненности СИЗО и высказал мнение, что назрела необходимость декриминализации по ряду статей.

Заместитель министра юстиции Вадим Фёдоров обратил внимание, что за последние годы в Уголовный кодекс внесено около 320 изменений, предусматривающих криминализацию, изменений по декриминализации в четверть меньше. При этом преобладание криминализации над декриминализацией характерно не только для России, но также и для Республики Беларусь, Республики Казахстан. Он отметил, что в 2023 г. в РФ снизилось количество осужденных лиц, в частности за преступления против жизни и здоровья, а также против конституционных прав и свобод. Однако статистика показывает противоположное с преступлениями в экономической деятельности: в 2023 г. по сравнению с 2020 г. количество осужденных за такие преступления возросло на 68%.

Спикер заметил, что в марте 2023 г. вступил в силу закон, подготовленный Минюстом по поручению Президента РФ, которым снижены сроки давности в отношении ряда квалификационных налоговых преступлений с 10 до 6 лет. В этом году повышены значения размерных признаков для целей квалификации 35 преступлений в сфере экономики. Вадим Фёдоров подчеркнул, что криминализация является наиболее жесткой мерой реагирования на негативные явления в обществе и должна применятся лишь в том случае, когда охрана значимых ценностей не может быть обеспечена иным путем.

Он выделил проблему точной формулировки диспозиции правовой нормы, что важно, например, для разграничения преступления и смежных административных правонарушений, когда за одно и то же деяние лица могут быть подвергнуты различным по степени репрессивности мерам государственного принуждения. «Это очевидные требования криминализации и декриминализации, их соблюдение предполагает экспертную оценку соответствующих законодательных инициатив, которые осуществляются при подаче правительством и Верховным Судом официальных отзывов на законопроекты до внесения в Госдуму. Однако в случае когда на второй стадии чтения вносятся поправки, официальные отзывы не даются, что негативно сказывается на уголовном законе», – отметил Вадим Фёдоров.

В заключение заместитель министра юстиции поделился решением данных проблем: уголовное и уголовно-процессуальное законодательство требует реформирования, в определенных областях существенного. В его основу должны быть положены объективные условия общественного развития и стратегических курсов государства в сфере борьбы с преступностью, закрепленные в концепции уголовно-правовой политики. Позиция Минюста состоит в том, чтобы упорядочить нормотворческий процесс, тем самым улучшить качество проработки проектов можно путем законодательного закрепления требований к законопроектам о внесении изменений в Уголовный кодекс, считает Вадим Фёдоров.

Первый заместитель председателя Верховного Суда Республики Беларусь Валерий Калинкович отметил, что при изменении закона необходимо просчитывать общественное мнение, иначе криминализация будет считаться произволом, а декриминализация – слабостью. Конечной целью реформ, по его словам, должно выступать соответствие реальным вызовам, которые нам ставит действительность. Такой законотворческий процесс должен идти «рука об руку» с профилактикой и предупреждением преступлений, что позволило вдвое сократить количество осужденных в стране.

При этом Валерий Калинкович отметил, что в 2020 г. во время попытки госпереворота в УК РБ ввели новые статьи и усилили санкции за преступления против человечности, государства, порядка управления. «Эффективная уголовная политика должна обеспечивать баланс между госорганами и реальным общественным запросом. Такая работа сейчас проводится в Беларуси», – заключил он.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Татьяна Москалькова посчитала важным рассмотреть деятельность уголовно-процессуальной и уголовно-исполнительной системы: не дублируют ли они друг друга. Она заметила, что сегодня у судьи нет возможности опровергнуть те обстоятельства, которые предоставляет следователь, – он должен принять на веру его доводы. Она предложила вернуть «фильтры» следователю, например в виде прокурора.

Татьяна Москалькова рассказала, что увеличилось количество обращений о насилии в уголовно-исполнительной системе. Когда ввели закон об ужесточении ответственности за пытки, обращений стало меньше. В 2023 г. за истязания осуждены 464 человека, в 2022 г. – 413. Сегодня отменена статья за отказ от свидетельских показаний против супругов и близких родственников.

Говоря об ответственности за имущественные преступления, Татьяна Москалькова обратила внимание, что поднята планка по сумме хищения. Омбудсмен выступила за криминализацию преступлений, касающихся вовлечения подростков в преступную деятельность через интернет.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Юрий Синельщиков говорил о либерализации и гуманизации законодательства, связанного с ответственностью предпринимателей. Последние годы говорили о том, чтобы сделать предпринимателя спецсубъектом, но, по мнению спикера, в этом нет необходимости. Он заметил, что практика отказывается от либерализации в отношении предпринимателей. При этом число предпринимателей с антиобщественными установками возрастает. «Раскаяние у виновников экономических преступлений носит показной характер, с указанием на то, что преступление совершено из-за российских законов», – отметил он.

Юрий Синельщиков рассказал, что в 2023 г. среди всех осужденных количество предпринимателей составило 2,5%. По его мнению, необходимо наладить «человеческую» практику исполнения законов, в частности наладить прокурорский надзор, укрепить независимость судей, реализовать их выборность и бороться с экономическими преступлениями.

Заместитель начальника управления – начальник отдела систематизации законодательства и анализа судебной практики в области уголовного судопроизводства Управления систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда РФ Михаил Шалумов сообщил, что за последние два с половиной года поступило около 170 проектов законов о внесении изменений в УК и каждый третий законопроект был направлен на установление ответственности. ВС не поддержал примерно 40% из них, например потому что предлагалось ввести ответственность через административную преюдицию за вовлечение несовершеннолетнего в употребление табака. Относительно декриминализации он отметил, что таких законопроектов меньше, но в сфере экономики они есть – например, предлагается повысить порог ущерба – и такие инициативы поддерживаются Верховным Судом.

Говоря о составах с административной преюдицией, спикер указал, что это криминализация, потому что каждое последующее административное правонарушение, которое совершается в течение года, пока действует преюдиция, порождает новое преступление и увеличивает количество осужденных.

Заведующий центром уголовного, уголовно-процессуального законодательства и судебной практики Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Станислав Нудель заметил, что любой УК видоизменяется, и, как правило, в сторону криминализации, поэтому стоит говорить об обоснованности и научной корректности как криминализации, так и декриминализации. Он посчитал, что констатировать ужесточение уголовной репрессии нельзя. Многие принятые нормы развивают уже действующие, к тому же для ряда статей введена административная преюдиция. При этом исключение из УК нормы за контрабанду алкогольной и табачной продукции многие считают декриминализацией, однако теперь данные деяния квалифицируются по ст. 226.1 УК, а сама гл. 24 УК дополняется новыми статьями.

Сопредседатель Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» Виктория Бурковская указала на проблему в вопросе исчисления ущерба в разъяснениях Пленума ВС в сфере экономических преступлений. Она посчитала, что необходимо уточнить нормы УПК в части налогов: если лицо погасило недоимку по налогам, то в последующем уголовная ответственность не должна наступать.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button