Участники ПМЮФ-2024 проанализировали дело Веры Засулич Юридический центр
Участники ПМЮФ-2024 проанализировали дело Веры Засулич

В ходе обсуждения министр юстиции Константин Чуйченко заметил, что адвокатура блестяще провела защиту, хотя она сосредоточилась больше на личности подсудимой и по сути не занималась оценкой обстоятельств дела

Многие участники интерактивной сессии назвали ее дело уникальным. Президент ФПА Светлана Володина, в частности, высоко оценила работу защитника подсудимой Петра Александрова. Председатель Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов Генри Резник отметил, что выстрел Засулич не был терроризмом.

26 июня в рамках XII Петербургского международного юридического форума состоялась интерактивная сессия «Дело Веры Засулич: pro et contra», модератором которой выступил заместитель директора по международному сотрудничеству Института государства и права РАН Александр Звягинцев. Во вступительном слове он подчеркнул, что это мероприятие – необычный для ПМЮФ формат, а само дело Веры Засулич, которое обращено к конкретному историческому событию, существенно повлияло на ход российской истории, пишет пресс-служба ФПА.

Александр Звягинцев отметил, что любой процесс можно рассматривать и с юридической, и с общественно-политической позиций, а проводимое мероприятие посвящено именно общественно-политическим итогам процесса. «Мы не поставили задачу пересмотреть дело Веры Засулич, не задаем напрямую вопрос о ее виновности или невиновности, ведь история не знает сослагательного наклонения и не будем ее переписывать», – отметил он. По его словам, печальный и роковой эпизод оправдания Веры Засулич красноречиво отразил настроение российского общества, когда авторитет права упал до нуля, а общество разбилось на отдельные группы, преследующие собственные интересы.

В видеофрагменте выпуска телепередачи «Бесогон. Романтика мерзости» кинорежиссер Никита Михалков рассказал о деталях покушения Веры Засулич на петербургского градоначальника Фёдора Трепова в 1878 г., самой фабуле уголовного дела и воспроизвел цитату из выступления в суде защиты подсудимой. Тогда, по его словам, оправдание Веры Засулич вызвало бурю восторга не только в российском обществе, но и на международном уровне. Русская интеллигенция расценила это событие как грандиозную победу либеральной мысли, демократии и свободы. Однако это событие, по мнению Никиты Михалкова, «развязало руки русскому террору», что спустя несколько лет привело к убийству российского императора Александра II террористом Игнатием Гриневицким.

Далее Александр Звягинцев сообщил, что инициатором проведения этой сессии стал Министр юстиции РФ Константин Чуйченко. Он также представил две состязающиеся стороны, которые высказали свое мнение по судебному процессу в отношении Веры Засулич. Так, в первую команду (PRO), которая считает, что судебный процесс по делу Веры Засулич следует оценивать положительно, вошли президент Федеральной палаты адвокатов РФ Светлана Володина и директор Санкт-Петербургского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), вице–президент Фонда поддержки и развития исторического наследия А.Ф. Кони Данил Рыбин. В свою очередь, вторая команда (CONTRA) представила критическую точку зрения на ход процесса по делу Веры Засулич со ссылкой на то, что его проведение было далеко от совершенства, в нем имелись существенные процессуальные ошибки. Ее представил Министр Константин Чуйченко.

Взяв слово, Светлана Володина, в частности, отметила, что в выступлении Никиты Михалкова имеются фактические ошибки, в том числе – что оправдание Веры Засулич впоследствии фактически «открыло дорогу» террору. Она возразила, что первое покушение на российского императора было совершено еще в 1866 г. Дмитрием Каракозовым. Кроме того, президент ФПА критически отнеслась к высказыванию Никиты Михалкова о деталях нападения на Фёдора Трепова: по ее словам, Вере Засулич было все равно, застрелит она его или нет, ей важен был сам выстрел. Все это указывает на то, что умысел Веры Засулич не был направлен на убийство, у нее не было личных интересов для такого нападения. Историческая подоплека этого дела сводится к абсолютному недовольству общества, ее обязательно нужно учитывать при реконструкции этого дела. «Оправдательный вердикт Засулич – это обвинительный вердикт Трепову, именно об этом и сегодня говорит сторона защиты, именно об этом она говорила тогда», – подчеркнула она.

Светлана Володина добавила, что два блестящих прокурорских работника – Сергей Андреевский и Владимир Жуковский – отказались поддерживать обвинение по этому делу. Другому обвинителю, Константину Кесселю, запретили упоминать в речи Фёдора Трепова, это важное обстоятельство. По воспоминаниям председателя суда Анатолия Кони касательно отношения общества к Вере Засулич, «одни рукоплескали, другие сочувствовали, третьи не одобряли, но никто не “швырялся грязью”». «Это очень важно при всей разнице отношения, никто не оправдывает преступление, и адвокатура защищает не преступление, а человека, его совершившего. Но отношение к ней было особое, я думаю, это неслучайно», – отметила она.

Президент ФПА также обратила внимание на работу защитника подсудимой Петра Александрова. После его выступления в зале суда аплодировали все 300 человек, которые собрались в зале. Есть свидетельства, что государственный канцлер Александр Горчаков аплодировал дольше всех. По словам Светланы Володиной, ряд экспертов, включая советника ФПА РФ Сергея Насонова, который является специалистом в сфере суда присяжных, подтвердили, что при рассмотрении дела Веры Засулич не имелось процессуальных нарушений. В свою очередь, две экспертизы выявили отсутствие лингвистических и психологических признаков, направленных на побуждение присяжных к вынесению оправдательного вердикта.

«Прокуроры Андреевский и Жуковский становятся блистательными адвокатами. Итак, резюме: Кони для нас образцовый судья с точки зрения профессионализма и требуемой по закону беспристрастности, и мы гордимся, что его путают с российским адвокатом», – отметила Светлана Володина в конце своего выступления.

В свою очередь, Данил Рыбин отметил, что судья Анатолий Кони всегда стоял на страже прав и свобод человека и гражданина, поэтому его часто ошибочно относили к адвокатам. Он также не поддержал утверждения Никиты Михалкова о количестве попыток выстрелов, предпринятых Верой Засулич, и о том, что она была террористкой. По его словам, Трепов был олицетворением произвола власти, а в поведении Засулич имелись суицидальные настроения. Подсудимая была готова к обвинительному приговору, оправдание же вызвало у нее сильную депрессию. «Формально юридически подсудимой была Засулич, но реально, учитывая общественную обстановку, был еще подсудимый Трепов», – подчеркнул он.

Благодаря этому делу, как отметил Данил Рыбин, Анатолий Кони приобрел общемировую славу, адвокатура проявила себя с лучшей стороны, а общество продемонстрировало требование общественной справедливости. Спикер также отметил, что обвинение по этому делу могло пойти другими путями, чтобы добиться иного результата. В частности, оно могло указать, что ранее Фёдор Трепов участвовал в подавлении восстания поляков, а Засулич, будучи дочерью польского дворянина, могла иметь личные мотивы для мщения.

В своем выступлении Константин Чуйченко, в частности, отметил, что своим последующим побегом в Швейцарию Вера Засулич, которая разочаровалась в терроре, дискредитировала все то, о чем говорил судья Анатолий Кони в своем напутственном слове присяжным в ходе судебного разбирательства про ее моральную готовность принять приговор и его неизбежные последствия. Он отметил, что следствие по делу было проведено бездарно, его срок составил всего полтора месяца. Не были исследованы обстоятельства, указывающие на террор, и то, что Засулич действовала не одна, тем самым следствием был «вытравлен» политический компонент.

Константин Чуйченко также счел, что исследуемый судебный процесс, действительно, превратился в суд над Фёдором Треповым. Он полагает, что итоги этого судебного процесса иллюстрируют слабость прежнего российского государства, что привело к вынесению такого необоснованного приговора. Как счел министр юстиции, в плане соотношения права и морали вопрос в этом деле был решен в пользу морали, но «любая незаконность должна признаваться безнравственной». Адвокатура блестяще провела защиту, хотя она сосредоточилась больше на личности подсудимой и по сути не занималась оценкой обстоятельств дела.

По словам Константина Чуйченко, судья не может выносить решение, опираясь лишь на то, что выступление адвоката было талантливым, а прокурорское – нет. Министр также назвал тенденциозным напутственное слово Анатолия Кони присяжным. По его мнению, этот судья фактически направлял присяжных на вынесение оправдательного приговора, значит, он был предвзят. Анатолий Кони по своей ментальности был все же близок к адвокатуре. «Это абсолютно не умаляет заслуги Кони перед Россией и российским обществом, потому что он великий гуманист и теоретик, создатель судебной этики, интеллектуал», – отметил он.

Как полагает Константин Чуйченко, Вера Засулич все-таки была террористкой, представителем соответствующего революционного движения, от которого впоследствии она отреклась.

Далее Светлана Володина воспользовалась правом реплики, в котором подчеркнула, что в своем обращении к присяжным Анатолий Кони пояснил: если они признают подсудимую виновной, они могут признать ее заслуживающей снисхождения. Президент ФПА также не согласилась с тем, что Вера Засулич действовала не одна и была представителем революционного движения. По ее словам, присяжные совещались 10 минут, все собравшиеся там люди однозначно считали, что виноват Фёдор Трепов, а Вера Засулич невиновна.

Светлана Володина также отметила, что после этого судебного процесса защитник Петр Александров стал всемирно известным, а в настоящее время новосибирский адвокат Владимир Бузюргин после того, как добился оправдания своего подзащитного, подвергается уголовному преследованию за разглашение данных предварительного расследования. Она выразила надежду на оправдание коллеги.

Далее Александр Звягинцев предоставил слово председателю Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резнику, отметившему, что это уникальное дело, с которым чрезвычайно трудно провести аналогию. В отличие от дела Шарлотты Корде, совершившей политическое убийство Жана Поля Марата, «выстрел Засулич не был терроризмом». Он отметил, что покушение на убийство по политическим мотивам не передавалось на суд присяжных, такие дела рассматривались сугубо государственными судами. Это дело было передано присяжным, поскольку не имело политического мотива.

Генри Резник подчеркнул, что поводом для этого инцидента стало страшное беззаконие, поскольку наказание человека розгами уже 20 лет не применялось в России. Он также отметил, что Фёдор Трепов отказался явиться в суд и дать показания на дому. «Защитник поставил присяжных перед выбором: осуждение Засулич означает обвинение Трепова, что следует расценить как уникальную ситуацию. В своей речи защитник Александров пытался навязать Засулич состояние аффекта; Кони в своем напутственном слове указал на обвинение со снисхождением, а не на оправдание Засулич: “она может выйти из этого зала осужденной, но она не выйдет опозоренной”», – указал он.

По словам председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, присяжные – это судьи совести. «Если не удается примирить эту вину перед законом с нравственной оценкой, если им не удается “овиноватить” нравственно человека, который безусловно нарушил закон, они выносят оправдательные вердикты», – резюмировал Генри Резник.

Константин Чуйченко отметил, что российское государство само создало почву для совершения этого преступления и потом своими неуклюжими попытками фактически сделало этот процесс безобразным с точки зрения всех профессиональных моментов.

В свою очередь, полномочный представитель Правительства РФ в Конституционном Суде РФ и Верховном Суде РФ Михаил Барщевский выступил в защиту Анатолия Кони и подчеркнул, что этот судья действовал на основании внутренних убеждений. Он также поблагодарил Константина Чуйченко за инициативу по созданию данного мероприятия, «бриллианта в короне этого форума».

Член Совета ФПА РФ, президент адвокатской фирмы «Юстина» Виктор Буробин процитировал ответ Анатолия Кони на вопрос «что делать, чтобы не было дела Засулич?» – «не сечь».

Итоги этой дискуссии после прений сторон подвело жюри, которое возглавил советник Президента России, председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Валерий Фадеев. В состав жюри также вошли депутат Госдумы, член комитета ГД по международным делам Мария Бутина и член Общественной палаты РФ Константин Ярошенко.

В своем выступлении Валерий Фадеев отметил, что дело Засулич было плохо расследовано. Главный аргумент защитника подсудимой, как отметил председатель жюри, сводился к «божественной правде». «Террор в России начался раньше этого дела, но он разгорелся после этого дела», – полагает он. По словам спикера, российское государство ослабело, а прогрессивная общественность, которая стала сильнее государства, начала разрушать последнее.

В свою очередь, Мария Бутина отметила, что в каждой стране есть свое «дело Засулич». Она провела аналогию с делом Джулиана Ассанжа, который признал вину по английскому правосудию, но де-факто это оправдательный приговор, как и в России в свое время в отношении Веры Засулич. «Но мы хотя бы разбирательство этому дали. Приняли мы правильное решение или нет – на сегодняшний день история не знает сослагательного наклонения. Но вот то, что сегодня произошло на Западе в классике западного “кривосудия”, говорит только об одном: у нас разгорелось пламя из-за Засулич, а у них разгорится пламя из-за этого позорного, мерзкого признания вины Джулианом Ассанжем», – заключила она.

В своей речи Константин Ярошенко отметил, что суд присяжных – это театр двух сторон, обвинения и защиты. По его словам, в этом деле был сильный защитник и слабый прокурор. Самое главное, чтобы была соблюдена законность, но в деле Веры Засулич уголовный закон был «растоптан».

В своем заключительном слове Александр Звягинцев отметил, что закон нужно соблюдать, поскольку он «основа основ». Не стоит пересматривать судебные процессы, но необходимо провести связь между историческими событиями, чтобы усвоить уроки истории. По его словам, память – это рычаг формирования общественного сознания: «с помощью памяти можно перевернуть всю историю страны».

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button