ВС пояснил, что право пользования недрами не переходит по наследству Юридический центр
ВС пояснил, что право пользования недрами не переходит по наследству

Суд указал, что положения законодательства в сфере оборота недр, включая право пользования ими, являются императивными и не подлежат расширительному толкованию и применению по аналогии, иное приводило бы к несоблюдению ограничений в оборотоспособности рассматриваемого права

Один из экспертов «АГ» считает, что отсутствие правил о наследовании права на получение лицензии на пользование участком недр – это сознательное выражение воли законодателя на невозможность перехода прав на указанный объект по наследству, но никак не пробел в правовом регулировании. Другая полагает, что формирование единой практики в отношении объектов, ограниченных в гражданском обороте, имеет особое значение, так как такие решения затрагивают интересы широкого круга лиц, а также публичные интересы общества и государства. Третий отметил, что затронутая в настоящем деле проблема интересна с точки зрения применения закона по аналогии, однако доводы заявителя больше подходят для рассмотрения в Конституционном Суде.

Верховный Суд опубликовал Определение от 2 мая № 309-ЭС23-21191 по делу № А76-40479/2022, которым признал законным отказ регионального министерства имущества и природных ресурсов переоформлять лицензию на пользование недрами на наследника умершего предпринимателя.

30 декабря 2016 г. министерство имущества и природных ресурсов Челябинской области выдало индивидуальному предпринимателю Сергею Тарасову лицензию на геологическое изучение, разведку и добычу доломитов (кроме используемых в металлургической, стекольной и химической промышленности) на участке недр сроком действия до 2041 г. 10 октября 2020 г. Сергей Тарасов умер, его наследником является супруга Галина Тарасова, которая 11 мая 2021 г. зарегистрировалась в качестве индивидуального предпринимателя.

Распоряжением от 3 февраля 2021 г. министерство промышленности, новых технологий и природных ресурсов Челябинской области досрочно прекратило право пользования недрами по указанной выше лицензии со ссылкой на п. 6 ч. 2 ст. 20 Закона о недрах. Решением Арбитражного суда Челябинской области от 11 октября 2021 г. по делу № А76-14896/2021 соответствующее распоряжение министерства было признано недействительным, с чем согласились апелляция и кассация. На основании данных судебных актов статус лицензии в государственном реестре участков недр, предоставленных в пользование, и лицензий на пользование недрами изменен с недействующего на действующий.

Галина Тарасова дважды обращалась в министерство с заявлениями о переходе права пользования недрами и о переоформлении лицензии от 30 декабря 2016 г., выданной ее супругу, но получала отказ. В августе 2022 г. она вновь обратилась в министерство с заявлением о переоформлении лицензии, которое в ответном письме сообщило, что специальная комиссия решила отказать в переоформлении лицензии. В письме указывалось, что в комплекте документов, приложенных к заявлению, отсутствуют документы, предусмотренные Порядком переоформления лицензий на пользование участками недр местного значения, утвержденным приказом министерства от 19 июля 2022 г. № 265. Со ссылкой на ст. 17.1 Закона о недрах сообщалось, что допускается переход права пользования недрами от юридического лица – пользователя недр к другому субъекту предпринимательской деятельности, в то время как возможность перехода данного права от одного ИП к другому законом не предусмотрена. Ведомство пояснило, что положения ч. 1 ст. 17.1 Закона о недрах, связанные с реорганизацией юридического лица – пользователя недр, о применении которых просила Галина Тарасова, не могут являться основанием для перехода к ней права пользования участком недр от ИП Сергея Тарасова.

Тогда Галина Тарасова обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения об отказе в переоформлении лицензии. Заявленные требования были удовлетворены, решение министерства признано незаконным, на него была возложена обязанность восстановить нарушенные права и законные интересы ИП Галины Тарасовой путем повторного рассмотрения в течение 30 дней с даты вступления решения суда в силу поданного ею заявления о переоформлении лицензии.

Вынося такое решение, суд принял во внимание обстоятельства и выводы, изложенные в судебных актах по делу № А76-14896/2021, и установил, что основным мотивом для отказа в переоформлении лицензии явилась позиция министерства о том, что положения ч. 1 ст. 17.1 Закона о недрах не распространяют свое действие на случай смерти ИП – пользователя недр, каких-либо оснований для перехода права пользования недрами от ИП к иному лицу закон не содержит, тем самым исключается возможность перехода права, принадлежащего индивидуальному предпринимателю, в том числе в порядке наследования. Не согласившись с такой позицией министерства, суд счел, что отсутствие в законе специальных оснований для перехода права пользования недрами, принадлежащего ИП, является правовым пробелом. При этом ст. 17.1 Закона о недрах предусматривает основания для перехода данного права, связанные с реорганизацией юридического лица, для отдельных случаев которого допускается универсальное правопреемство согласно ст. 58 ГК РФ, которое наступает также в наследственных правоотношениях в случае смерти физического лица (ст. 1110 ГК).

Поскольку Закон о недрах допускает возможность переоформления лицензии юрлицам в связи с универсальным правопреемством, положения ст. 17.1 этого закона могут быть применены по аналогии, указала первая инстанция. При этом она исходила из того, что право пользования недрами по лицензии от 30 декабря 2016 г. не связано с личностью Сергея Тарасова, действующее законодательство не содержит запрета на его наследование, данное право применительно к ст. 1112 ГК входит в состав наследства, открывшегося со смертью указанного лица, наследником которого стала Галина Тарасова, а универсальное правопреемство является основанием для перехода права пользования участком недр к наследнику и переоформления лицензии.

Кроме того, суд признал, что при рассмотрении заявления второе основание для отказа в переоформлении лицензии, связанное с отсутствием в приложении к заявлению документов, необходимых для осуществления пользования участком недр в соответствии с планируемой технологией проведения работ, не исследовалось, а выводы министерства не конкретизированы, поэтому отказ является неправомерным. Апелляция и кассация оставили это решение без изменений.

Впоследствии министерство промышленности, новых технологий и природных ресурсов Челябинской области обратилось в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС указала, что согласно ст. 129 ГК объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не ограничены в обороте. Законом или в установленном законом порядке могут быть введены ограничения оборотоспособности объектов гражданских прав, в частности могут быть предусмотрены виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо совершение сделок с которыми допускается по специальному разрешению. Земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах.

В определении поясняется: в развитие названных положений ч. 2 ст. 12 Закона о недрах устанавливает, что участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами. Частью 1 ст. 11 Закона о недрах предусмотрено, что предоставление недр в пользование, в том числе предоставление их в пользование органами государственной власти субъектов РФ, оформляется специальным государственным разрешением в виде лицензии на пользование недрами, включающей установленной формы бланк с Государственным гербом РФ, а также текстовые, графические и иные приложения, являющиеся неотъемлемой составной частью лицензии на пользование недрами и определяющие основные условия пользования недрами, за исключением случаев, установленных данным законом. Случаи, при которых допускается переход права пользования недрами, предусмотрены ст. 17.1 Закона о недрах.

Верховный Суд обратил внимание, что переход права пользования недрами в порядке наследования в случае смерти ИП, которому было предоставлено такое право, к его наследникам, в том числе получившим впоследствии статус индивидуального предпринимателя, обозначенной статьей не предусмотрен. Нормы указанной статьи по смыслу законодательного регулирования и административно-публичного характера правоотношений в сфере оборота недр, включая право пользования ими, являются императивными и не подлежат расширительному толкованию и применению по аналогии. Иное приводило бы к несоблюдению ограничений в оборотоспособности рассматриваемого права, установленных законом.

Судебная коллегия отметила, что в соответствии со ст. 1112 ГК не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается данным кодексом или другими законами. Однако в нарушение приведенных законоположений суды допустили, что право пользования участком недр по лицензии перешло к Галине Тарасовой как супруге умершего Сергея Тарасова в порядке наследования, при этом не учли предусмотренный ст. 17.1 Закона о недрах закрытый перечень оснований для перехода права пользования недрами.

Как отмечено в определении, отсутствие в перечне основания для перехода права пользования недрами в порядке наследования не является пробелом по смыслу ст. 1.2, 17.1 Закона о недрах. Согласно ч. 12 ст. 12.1 Закона о недрах лицензия на пользование недрами подлежит переоформлению в случае перехода права пользования участком недр в соответствии со ст. 17.1 данного закона, а также в случае передачи права пользования участком недр, предоставленного субъекту предпринимательской деятельности на основании соглашения о разделе продукции в соответствии с Законом о соглашениях о разделе продукции.

Таким образом, Верховный Суд пришел к выводу, что исходя из фактических обстоятельств, установленных судами, оснований для перехода права пользования недрами к ИП Галине Тарасовой, предусмотренных ст. 17.1 Закона о недрах, не имеется, ввиду этого судам следовало признать решение министерства законным и в удовлетворении заявленных требований отказать. ВС отменил обжалуемые судебные акты, принял новое решение об отказе в удовлетворении заявления предпринимателя.

Комментируя определение, адвокат АП г. Москвы Олег Пантюшов отметил, что ВС справедливо не согласился с выводами о возможности расширительного толкования норм законодательства о недрах и возможности применения аналогии для случая переоформления лицензии на право пользования недрами, выданной индивидуальному предпринимателю, в случае его смерти наследникам в порядке универсального правопреемства. Он пояснил: ВС исходил из того, что недра – это ограниченный в обороте объект гражданского права, в отношении которого действуют специальные императивные правила, соответственно, отсутствие в законе правил о переходе права на лицензию по наследованию не является пробелом в правовом регулировании, поэтому нет возможности для применения аналогии закона. Ввиду этого можно сделать вывод, что отсутствие правил о наследовании права на получение лицензии на пользование участком недр – это сознательное выражение воли законодателя на невозможность перехода прав на указанный объект по наследству, но никак не пробел в правовом регулировании, подчеркнул эксперт.

«Нижестоящие суды в процессе, по сути, создали новое законодательное правило, ссылаясь на необходимость соблюдения принципа равноправия и толкуя нормы закона в этом ключе. Между тем они упустили, что смерть гражданина, имеющего статус ИП, означает ликвидацию ИП как субъекта права. Прекращение ИП (смерть) не может быть приравнено к реорганизации юридического лица и не может быть основанием для применения правил для перехода права на лицензию по аналогии», – прокомментировал Олег Пантюшов.

Партнер юридической компании «Мокров и Партнеры» Анастасия Елисеева указала, что ст. 17.1 Закона о недрах предусмотрены случаи перехода права пользования участком недр и ключевым является то, что данный перечень является закрытым и исчерпывающим и допускает переход права пользования участком недр только к юридическим лицам, отвечающим требованиям, предъявляемым к пользователям недр.

Анастасия Елисеева обратила внимание: исходя из системного анализа Закона о недрах видно, что расширительному толкованию нормы данного закона не подлежат, следовательно, до внесения в законодательство соответствующих изменений основания для перехода права пользования участком недр по лицензии к наследникам умершего ИП отсутствуют. Эксперт считает выводы Верховного Суда, изложенные в определении, верными и соответствующими действующему законодательству. «На мой взгляд, толкование ВС норм, применявшихся с нарушением нижестоящими инстанциями, необходимо и актуально, так как формирование судебной практики и правовых позиций – одна из задач ВС РФ. Формирование единой практики в отношении объектов, ограниченных в гражданском обороте, имеет особое значение, так как такие решения затрагивают интересы широкого круга лиц, а также публичные интересы общества и государства», – полагает эксперт.

Адвокат Московской городской коллегии адвокатов Александр Данилов считает, что затронутая проблема интересна с точки зрения применения закона по аналогии в урегулированных законодателем местах. «То есть законодатель установил перечень оснований, когда право на пользование недрами может перейти к другому лицу. Судами было установлено отсутствие запрета на конкретный случай заявителя, и они применили закон по аналогии, тем самым расширив такой перечень, сформированный законодателем. При этом в самом законе нигде нет указаний, что переход возможен в иных случаях», – пояснил он.

Адвокат с удивлением воспринял подход судов трех инстанций, так как обычно в таких ситуациях на практике получаешь сразу отказ в удовлетворении иска именно на том основании, что подобные перечни являются закрытыми и не подлежат расширению. «Я согласен с выводами ВС РФ, что отсутствие в перечне оснований для перехода права пользования недрами в порядке наследования не является каким-то пробелом, вынуждающим применять закон по аналогии. Доводы заявителя больше подходят для рассмотрения в Конституционном Суде РФ (юридическим лицам правопреемство можно, а индивидуальным предпринимателям нельзя), так как отмененные решения фактически внесли изменения в федеральный закон, что не может являться правильным», – заключил Александр Данилов.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button