ВС напомнил, на что следует обращать внимание при определении правового режима имущества Юридический центр
ВС напомнил, на что следует обращать внимание при определении правового режима имущества

Суд указал на недопустимость суду при решении вопроса о разделе совместно нажитого имущества придавать существенное значение отсутствию у одного из супругов в период брака самостоятельного дохода

Одна из экспертов «АГ» считает ключевым то, что ВС напоминает о важности соблюдения принципа равноправия супругов в рамках бракоразводного процесса. Другой отметил, что Суд счел необходимым дать актуальные правовые разъяснения по вопросам раздела имущества бывших супругов и в очередной раз продемонстрировал, что данная категория споров на практике является одной из самых сложных и противоречивых.

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № 18-КГ23-221-К4, в котором напомнил о недопустимости умаления прав супруга, в период брака осуществлявшего ведение домашнего хозяйства и не имеющего самостоятельного дохода, на общее супружеское имущество.

С 1985 по 2021 г. Светлана Игонькина и Уткур Султанов состояли в зарегистрированном браке. Брачный договор между ними не заключался. В период брака супругами были приобретены земельный участок и жилой дом, доли в уставных капиталах нескольких хозяйственных обществ и акции различных компаний. Тогда же Уткур Султанов выступал заемщиком и заимодавцем по заключенным с ним договорам займа и уступки права требования. Перечисленное имущество было оформлено на его имя. В период брака на его банковских счетах были размещены денежные средства, исчислявшиеся сотнями миллионов рублей.

После развода Светлана Игонькина обратилась в суд с иском к экс-супругу о разделе приобретенного в период брака имущества. Уткур Султанов обратился со встречным иском об исключении из общего имущества долей в уставных капиталах обществ, определении указанного имущества в его личную собственность, признании за ним права собственности на дивиденды, денежные средства, находящиеся на его банковском счете. В обоснование заявленных требований он указал, что семейные отношения между сторонами были прекращены в феврале 2014 г., доля в уставном капитале общества и права на денежные средства были приобретены им после указанного момента. Кроме того, он пояснял, что Светлана Игонькина не вкладывала свои денежные средства в приобретение долей и их развитие, какого-либо участия в деятельности обществ не принимала, в период брака не работала, после достижения их совместными детьми совершеннолетия у нее отсутствовали уважительные причины неполучения самостоятельного дохода.

Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 18 марта 2022 г. первоначальный и встречный иск удовлетворены частично: земельный участок и жилой дом признаны совместной собственностью супругов, за каждым из них признано право собственности на 1/2 доли указанного имущества, 100% долей в уставных капиталах обществ признаны личной собственностью Уткура Султанова. Посчитав доказанным факт прекращения семейных отношений между супругами в феврале 2014 г., суд пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований Светланы Игонькиной лишь в части раздела недвижимого имущества как совместно нажитого в браке. Суд исходил из того, что спорные доли в уставных капиталах обществ были приобретены Уткуром Султановым за счет денежных средств, полученных им по договорам займа от 1 июля 2013 г. и 1 сентября 2014 г. и являвшихся его личными денежными средствами.

Кроме того, суд указал, что доля в уставном капитале одного общества в размере 5% приобретена Уткуром Султановым за счет денежных средств, полученных им в дар от сестры, а доля в уставном капитале другого общества в размере 93,9% была приобретена им после прекращения семейных отношений. Существенное правовое значение имеет тот факт, что на протяжении всего нахождения в браке Светлана Игонькина не работала, доказательств, подтверждающих, что с момента достижения детьми совершеннолетия у нее имелась уважительная причина отсутствия самостоятельного дохода, она не представила, отметил суд. Отказывая в удовлетворении исковых требований в части раздела денежных средств, имевшихся в период брака на банковских счетах ответчика, денежных средств, переданных им по договорам займа, суд сослался на то, что испрашиваемые истцом к разделу деньги на момент предъявления иска и разрешения спора на расчетных счетах Уткура Султанова уже не находились.

Апелляционным определением Краснодарского краевого суда от 28 сентября 2022 г. решение первой инстанции было частично отменено, и в этой части принято новое решение, которым 100% долей в уставных капиталах обществ, хозяйственные постройки, 178 млн руб., поступившие на банковские счета Уткура Султанова после фактического прекращения семейных отношений от компании в виде дивидендов и возврата займов, были признаны совместно нажитым имуществом супругов и произведен его раздел. Однако кассационный суд не согласился с такими выводами и отменил определение, направив дело на новое апелляционное рассмотрение, в результате которого решение первой инстанции было оставлено без изменения. Кассационный суд поддержал данное решение.

Впоследствии Светлана Игонькина подала кассационную жалобу в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что в соответствии с положениями п. 1, 2 ст. 34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Однако имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Суд пояснил, что в силу п. 3 ст. 34 СК право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода. Он также подчеркнул, что при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Судебная коллегия указала, что, разрешая спор по существу, суд первой инстанции не принял во внимание, что семейным законодательством установлена презумпция возникновения режима совместной собственности супругов на приобретенное в период брака имущество независимо от того, на чье имя оно оформлено. Обязанность доказать обратное и подтвердить факт приобретения имущества в период брака за счет личных денежных средств возложена на супруга, претендующего на признание имущества его личной собственностью.

Делая вывод, что доли в уставных капиталах обществ являются личным имуществом Уткура Султанова, суд исходил из факта их приобретения ответчиком на его личные денежные средства, являющиеся таковыми в связи с получением их по заемным обязательствам, возникшим в период брака сторон, но признанным судом при рассмотрении дела личными долговыми обязательствами ответчика. Вместе с тем, заметил ВС, судом не было учтено, что п. 2 ст. 45 Семейного кодекса ставит возможность признания долговых обязательств одного из супругов общими супружескими обязательствами в зависимость от установления обстоятельств, связанных с направлением всего, полученного по таким обязательствам, на нужды семьи. Обратного положения, позволяющего суду при отсутствии оснований, предусмотренных положениями ст. 36 СК, отказать в признании имущества, перечисленного в ст. 34 Кодекса, совместно нажитым имуществом сторон по мотиву неучтенности при его разделе общих долгов супругов, вопреки суждениям суда, закон не содержит.

При этом, как пояснил Суд, таких оснований, по которым полученные Уткуром Султановым в период брака со Светланой Игонькиной заемные денежные средства могли быть отнесены к личным денежным средствам одного из супругов и бремя доказывания наличия которых в силу закона должно было быть возложено судом на супруга, претендующего на признание имущества его личной собственностью, судом установлено не было. Более того, придавая при разрешении вопроса о признании нажитого в период брака имущества личным имуществом ответчика существенное значение отсутствию у истца самостоятельного дохода, в том числе после достижения детьми сторон совершеннолетия, суд фактически проигнорировал требования п. 3 ст. 34 Семейного кодекса, не допускающего умаление прав супруга, в период брака осуществлявшего ведение домашнего хозяйства, на общее супружеское имущество.

ВС отметил, что в силу п. 4 ст. 38 Семейного кодекса суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Со ссылкой на п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» он разъяснил, что если после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, суд может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их общей совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства.

Судебная коллегия посчитала, что отказ суда в удовлетворении исковых требований Светланы Игонькиной о разделе денежных средств, имевшихся на банковских счетах ее бывшего мужа, в связи с их отсутствием на момент подачи искового заявления и рассмотрения дела с учетом вывода суда о прекращении фактических семейных отношений сторон до обращения истца в суд не отвечает приведенным требованиям закона.

Суд указал, что с учетом заявленных требований юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством являлось выяснение вопроса о сумме находившихся на банковских счетах супруга денежных средств к моменту фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства. Между тем данное обстоятельство, имеющее существенное значение для правильного разрешения спора, суд оставил без установления и правовой оценки. Таким образом, Верховный Суд посчитал допущенные нарушения норм материального и процессуального права существенными, а потому отметил судебные акты трех инстанций, направив дело на новое рассмотрение.

Частнопрактикующий юрист Светлана Костякова считает, что проблема, поднятая в определении ВС, актуальна, поскольку вопрос о наличии заемных обязательств при бракоразводном процессе на практике является одним из сложнейших в области семейно-правовых споров из-за целого ряда нюансов, которые следует учитывать, чтобы в итоге добиться максимально справедливого разрешения вопроса. По ее мнению, связано это прежде всего с установлением таких ключевых обстоятельств, как момент возникновения заемного обязательства и принадлежность инициативы, ставшей причиной возникновения обязательства, конкретному лицу или лицам, находящимся в браке.

Светлана Костякова отметила, что, как указывает ВС в своем определении, при разрешении вышеупомянутого вопроса судам также необходимо учитывать и сумму находившихся на банковских счетах супруга денежных средств к моменту фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства. Такая позиция, по мнению эксперта, является верной, поскольку направлена на соблюдение одного из ключевых принципов семейного законодательства – принципа равноправия супругов.

Адвокат МКА «Правовой диалог» Андрей Рабизов подчеркнул, что вопросы раздела имущества бывших супругов нередко становятся предметом горячих дискуссий и разногласий в среде профессиональных юристов и не в последнюю очередь это относится к судьям высших инстанций. «При рассмотрении данной категории споров суды в ряде случаев сталкиваются с нетривиальными жизненными ситуациями, требующими максимально внимательного отношения и грамотного правового разрешения. К сожалению, далеко не всегда суды придерживаются данного подхода и, как следствие, периодически допускают существенные нарушения норм материального права, влекущие отмену принятых судебных актов на уровне Верховного Суда. Рассматриваемое дело является ярким тому примером», – отметил эксперт.

Андрей Рабизов указал, что ВС счел необходимым дать актуальные правовые разъяснения по вопросам раздела имущества бывших супругов и в очередной раз продемонстрировал, что данная категория споров, вопреки мнению ряда юристов, на практике является одной из самых сложных и противоречивых. Эксперт заметил: несмотря на то, что в РФ официально не действует принцип судебного прецедента, на практике суды нижестоящих инстанций не могут не принимать во внимание правовые позиции, высказанные Верховным Судом.

Эксперт добавил: в данном деле обращают на себя особое внимание указания высшей судебной инстанции на то, что при разрешении споров о разделе имущества необходимо учитывать презумпцию возникновения режима совместной собственности супругов на приобретенное в период брака имущество независимо от того, на чье имя оно оформлено. «ВС сделал особый акцент на том, что при разрешении вопросов о признании нажитого в период брака имущества личным имуществом одного из супругов судам следует учитывать положения п. 3 ст. 34 Семейного кодекса, не допускающего умаление прав супруга, в период брака осуществлявшего ведение домашнего хозяйства. Иными словами, если женщина не работала в период брака, это не является поводом для отступления от начала равенства долей при разделе имущества», – пояснил Андрей Рабизов.

Помимо этого он считает важным указание Суда на то, что юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством является выяснение вопроса о сумме находившихся на банковских счетах супруга денежных средств к моменту фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button