ВС напомнил, кто отвечает за причиненный источником повышенной опасности вред Юридический центр
ВС напомнил, кто отвечает за причиненный источником повышенной опасности вред

Он не согласился с выводами нижестоящих судов о том, что возмещение ущерба в результате ДТП можно взыскивать не только с виновника, управлявшего чужим автомобилем на законных основаниях, но и с его собственника

По мнению одной из экспертов «АГ», расширительное толкование норм ГК РФ может привести к необоснованному освобождению лица от обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности. Другой считает, что определение ВС важно для практики, поскольку вносит дополнительную определенность в установление критериев законности владения ТС для целей применения ст. 1079 ГК РФ, относя к таковым факт включения лица, управлявшего автомобилем в момент ДТП, в список лиц, допущенных к управлению по полису ОСАГО.

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № 42-КГ24-1-К4, в котором рассмотрел вопрос о том, есть ли основания для взыскания ущерба потерпевшему в ДТП в солидарном порядке как с причинителя вреда, так и с собственника автомобиля.

30 декабря 2021 г. произошло столкновение автомобиля, принадлежащего Екатерине Самохваловой, и автомобиля, принадлежащего Юрию Городоваеву, под управлением Карена Тумасова. Последний был признан виновным в ДТП, его ответственность по договору ОСАГО была застрахована в САО «РЕСО-Гарантия». В связи с наступившим страховым случаем в порядке прямого возмещения ущерба АО «Объединенная страховая компания» выплатило Екатерине Самохваловой страховое возмещение в размере 400 тыс. руб. Согласно заключению эксперта стоимость восстановительного ремонта ТС составляет 1,1 млн руб., величина утраты товарной стоимости – 258 тыс. руб.

Затем Екатерина Самохвалова обратилась в суд с иском, в котором просила взыскать с Юрия Городоваева и Карена Тумасова в солидарном порядке ущерб в размере 1,2 млн руб. Она указала, что в порядке прямого возмещения убытков страховая компания выплатила ей 400 тыс. руб., однако размер ущерба превышает размер страхового возмещения. Заочным решением Черноземельского районного суда Республики Калмыкия от 5 мая 2022 г. с ответчиков в пользу истца солидарно взысканы стоимость восстановительного ремонта автомобиля, сумма утраты товарной стоимости, расходы на проведение экспертизы, оплату юридических услуг, почтовые расходы в общем размере 995 тыс. руб. Суд пришел к выводу о наличии оснований для взыскания ущерба в солидарном порядке как с причинителя вреда, так и с собственника ТС.

Апелляционным определением ВС РК от 25 мая 2023 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение, которым с Юрия Городоваева в пользу потерпевшей взысканы ущерб, расходы на проведение оценки и составление экспертного заключения, почтовые расходы, расходы на оплату услуг представителя в общем размере 872 тыс. руб. Апелляционный суд установил, что на основании страхового полиса «РЕСО-Гарантия» гражданская ответственность при использовании ТС в период с 29 апреля 2021 г. по 28 апреля 2022 г. застрахована как в отношении Юрия Городоваева как собственника данного автомобиля, так и в отношении Карена Тумасова как лица, допущенного к его управлению. Сведений о расторжении данного договора в связи со сменой собственника в материалы дела не представлено.

Как указала апелляция, сам по себе факт включения Карена Тумасова в страховой полис как лица, допущенного к управлению ТС, передачи ему ключей и регистрационных документов на автомобиль подтверждает волеизъявление собственника Юрия Городоваева на передачу данного имущества в пользование, но не свидетельствует о передаче права владения автомобилем в установленном законом порядке, поскольку использование другим лицом имущества собственника не лишает последнего права владения им, а следовательно, не освобождает от обязанности по возмещению вреда, причиненного этим источником повышенной опасности. С этими выводами согласилась и кассация.

Впоследствии Юрий Городоваев подал кассационную жалобу в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала, что ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, установлена ст. 1079 ГК РФ, согласно которой юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. Таким образом, при разрешении спора о причинении вреда источником повышенной опасности на суд возлагается обязанность определить, кто является владельцем этого источника повышенной опасности.

Судебная коллегия указала, что законным владельцем источника повышенной опасности, на которого законом возложена обязанность по возмещению вреда, причиненного в результате использования источника повышенной опасности, является юридическое лицо или гражданин, эксплуатирующие источник повышенной опасности в момент причинения вреда в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления либо в силу иного законного основания. Следовательно, за причиненный источником повышенной опасности вред несет его собственник, если не докажет, что право владения источником передано им иному лицу в установленном законом порядке либо источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

ВС отметил, что в соответствии с толкованием КС РФ, изложенным в Постановлении № 6-П/2017, требование потерпевшего к страховщику о выплате страхового возмещения в рамках договора ОСАГО является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда. Страховая выплата осуществляется страховщиком на основании договора обязательного страхования и в соответствии с его условиями. Потерпевший при недостаточности страховой выплаты вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб.

Со ссылкой на п. 63 Постановления Пленума ВС РФ от 8 ноября 2022 г. № 31 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» Суд подчеркнул, что причинитель вреда, застраховавший свою ответственность в порядке обязательного страхования в пользу потерпевшего, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда надлежащее страховое возмещение является недостаточным для полного возмещения причиненного вреда. Иными словами, потерпевший при недостаточности страховой выплаты для ремонта транспортного средства вправе взыскать разницу с владельца источника повышенной опасности.

ВС принял во внимание, что, как указывает заявитель кассационной жалобы, на момент ДТП владельцем транспортного средства являлся водитель Карен Тумасов, который управлял им на законных основаниях, его гражданская ответственность как владельца данного источника повышенной опасности была застрахована на основании полиса ОСАГО. Судебная коллегия указала, что данные обстоятельства судом апелляционной инстанции оставлены без внимания и надлежащей правовой оценки с учетом подлежащих применению к спорным отношениям норм материального права не получили. Кассационный суд ошибки суда апелляционной инстанции не исправил. В связи с изложенным Верховный Суд отменил обжалуемые судебные акты, направив дело на новое апелляционное рассмотрение.

Комментируя определение ВС, адвокат Филиала № 48 Межрегиональной коллегии адвокатов г. Москвы Виктория Антипова отметила, что оно из серии: «Закон – что дышло: куда повернешь – туда и вышло». Он рассказала, что в ее практике включение лица в страховой полис толковалось судом исключительно как передача правомочия пользования, но никак не владения. «Расширительное толкование норм ГК РФ может привести к необоснованному освобождению лица от обязанности по возмещению вреда, причиненного источником повышенной опасности. Причем данная тема весьма актуальна не только по делам о страховом возмещении, но и, например, по семейным и наследственным делам, где также выясняется вопрос принадлежности имущества. Считаю, что жонглирование понятиями недопустимо, так как это формирует довольно противоречивую практику», – прокомментировала Виктория Антипова.

Эксперт в области страхового права, партнер АБ «Бельский и партнеры» Дмитрий Шнайдман подчеркнул, что данное определение посвящено одному из самых неоднозначных аспектов рассмотрения дел о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, – распределению ответственности между титульным собственником транспортного средства, при использовании которого был причинен вред, и лицом, которое фактически управляло указанным ТС в момент ДТП.

Эксперт отметил, что согласно абз. 2 п. 1 ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения может быть возложена как на собственника ТС как источника повышенной опасности, так и на другое лицо, владеющее данным источником на ином законном основании. Дмитрий Шнайдман пояснил, что причиной неоднозначности в рассмотрении указанной категории дел является отсутствие четко определенных критериев для определения законности иных оснований владения транспортным средством. С того момента, как Постановлением Правительства РФ от 12 ноября 2012 г. № 1156 «О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации» была отменена обязательность наличия доверенности на управление транспортным средством, эти критерии стали еще больше размытыми, и в значительной степени относимыми к дискреции суда, добавил эксперт.

Дмитрий Шнайдман полагает, что по этой причине суды стали идти по пути наименьшего сопротивления и практически в любой ситуации, когда фактическим причинителем вреда является иное (помимо собственника) лицо, управлявшее ТС в момент ДТП, не исследовать законность владения им ТС, а удовлетворять требования потерпевших за счет титульного собственника. Именно такой подход имел место со стороны нижестоящих судов в рассматриваемом споре, и с таковым подходом ВС РФ не согласился. «Комментируемое определение важно для практики в том числе и потому, что оно вносит дополнительную определенность в установление критериев законности владения ТС для целей применения ст. 1079 ГК РФ, относя к таковым факт включения лица, управлявшего автомобилем в момент ДТП, в список лиц, допущенных к управлению по полису ОСАГО. С появлением комментируемого определения можно смело утверждать, что если ответственность лица при управлении им транспортным средством застрахована по полису ОСАГО, то этот факт подтверждает законность владения указанным лицом данным ТС и самостоятельную деликтоспособность данного лица для целей возмещения вреда по правилам ГК», – резюмировал эксперт.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button