КС не усомнился в процедуре зачисления сотрудников ОВД в распоряжение МВД России Юридический центр
КС не усомнился в процедуре зачисления сотрудников ОВД в распоряжение МВД России

Суд пояснил, что целевое предназначение данного правового механизма состоит в предоставлении должностному лицу возможности решить в течение срока нахождения сотрудника ОВД в распоряжении вопрос об условиях дальнейшего прохождения таким сотрудником службы либо о ее прекращении

Один из адвокатов согласился с выводами КС, отметив, что при устройстве на службу необходимо осознавать и понимать суть особого правового статуса сотрудника ОВД, запреты и ограничения, возникающие в связи с прохождением службы. Другой заметил, что обозначенный КС правовой подход применим не только к сотрудникам органов МВД, но и фактически ко всем служащим госорганов, чья деятельность связана с защитой публичных интересов.

16 мая Конституционный Суд вынес Определение № 1121-О, в котором проанализировал ч. 12 ст. 36 Закона о службе в ОВД, регулирующую механизм зачисления сотрудников ОВД в распоряжение МВД России, его территориального органа или подразделения.

Олег Дерябин с 2018 г. проходил службу в органах внутренних дел в должности начальника отдела ГИБДД МУ МВД России «Балаковское» Саратовской области. В период с апреля по декабрь 2020 г. он был освобожден от исполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью. Приказом начальника ГУ МВД России по Саратовской области от 20 ноября 2020 г. Олег Дерябин был освобожден от замещаемой должности и зачислен в распоряжение территориального органа внутренних дел на основании п. 6 ч. 10 ст. 36 Закона о службе в ОВД (невыполнение сотрудником более четырех месяцев в общей сложности в течение года служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью). До решения вопроса о дальнейшем прохождении службы в ОВД на него была возложена обязанность по выполнению поручений начальника регионального МУ МВД России.

29 декабря 2020 г. Олегу Дерябину было вручено направление на медосвидетельствование во военно-врачебной комиссии. С 31 декабря 2020 г. он вновь был зачислен в распоряжение территориального ОВД, но уже на основании п. 5 ч. 10 ст. 36 Закона о службе в ОВД (направление сотрудника на медосвидетельствование (обследование)). Так как он был признан годным к службе в ОВД, в том числе по ранее замещаемой должности, ему были предложены для замещения вакантные должности, от которых он отказался, выразив желание проходить службу на должности, замещаемой им до зачисления в распоряжение МВД. В феврале 2021 г. мужчина был уволен со службы в связи с истечением срока нахождения сотрудника в распоряжении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения.

Не согласившись с увольнением, Олег Дерябин обратился в суд с иском к ГУ МВД РФ по Саратовской области, МУ МВД России «Балаковское» Саратовской области о признании частично незаконными приказов о зачислении в распоряжение ОВД, восстановлении на службе, но в удовлетворении исковых требований было отказано. Апелляция и кассация оставили такое решение без изменений. Суды пришли к выводу о том, что зачисление Олега Дерябина в распоряжение произведено в соответствии с требованиями законодательства, предложение ему вакантных должностей (в том числе должностей среднего и старшего начальствующего состава, включая должность заместителя начальника отдела полиции) осуществлялось с учетом уровня его квалификации, опыта службы, деловых качеств. При этом каких-либо нарушений процедуры увольнения суды не усмотрели. ВС отказал заявителю в рассмотрении его кассационной жалобы.

В жалобе в Конституционный Суд Олег Дерябин просил признать ч. 12 ст. 36 Закона о службе в ОВД противоречащей Конституции, поскольку она предполагает, что сотрудник ОВД, освобожденный от замещаемой должности в связи с длительной временной нетрудоспособностью и зачисленный в распоряжение территориального ОВД в целях медосвидетельствования для решения вопроса о его годности к дальнейшему прохождению службы, подлежит переводу на другую должность без возможности вернуться к прохождению службы на должности, ранее им замещаемой, а его отказ от перевода влечет за собой увольнение со службы.

Отказывая в рассмотрении жалобы, КС пояснил, что федеральный законодатель в рамках своей дискреции вправе определять с помощью специального правового регулирования права и обязанности сотрудников ОВД, предоставляемые им гарантии и налагаемые на них ограничения, связанные со службой, а также вводить особые правила поступления на службу, ее прохождения и прекращения служебных отношений. Суд отметил, что Закон о службе в ОВД допускает прохождение сотрудником службы ОВД, когда он при этом не замещает должность в органах. Таким случаем является, в частности, зачисление сотрудника в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа, подразделения.

КС подчеркнул, что при зачислении сотрудника в распоряжение сохраняются установленные вышеуказанным законом правовое положение (статус) и гарантии социальной защиты такого сотрудника, а также правоотношения, связанные с прохождением службы в ОВД, за исключением выполнения сотрудником обязанностей и наделения его правами, которые установлены должностным регламентом.

Зачисление сотрудника ОВД в распоряжение при наличии к тому оснований, предусмотренных законом, является правом, но не обязанностью уполномоченного должностного лица, а целевое предназначение данного правового механизма освобождения от замещаемой должности состоит в предоставлении указанному должностному лицу возможности решить в течение срока нахождения сотрудника в распоряжении вопрос об условиях дальнейшего прохождения таким сотрудником службы в ОВД либо о ее прекращении. В силу этого, пояснил Суд, зачисление сотрудника ОВД в распоряжение носит исключительно временный характер, а предельный срок его нахождения в распоряжении зависит от обстоятельств, послуживших основанием для зачисления сотрудника в распоряжение. В частности, в случае, предусмотренном п. 5 ч. 10 ст. 36 Закона о службе в ОВД, сотрудник может находиться в распоряжении в течение периода, необходимого для прохождения медосвидетельствования, но не более двух месяцев, а в случае, предусмотренном п. 6 той же части, – в течение периода временной нетрудоспособности, но не более одного года.

КС указал, что в соответствии с оспариваемой нормой сотрудник ОВД, зачисленный в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, до назначения на другую должность в ОВД либо увольнения со службы выполняет поручения руководителя федерального органа исполнительной власти или уполномоченного руководителя либо служебные обязанности по ранее замещаемой должности. Данное законоположение направлено на определение содержания служебной деятельности сотрудника, освобожденного от занимаемой должности в связи с зачислением в распоряжение, и обязывает его выполнять поручения или прежние служебные обязанности в тот период, когда прежнюю должность он уже не замещает, но при этом сохраняет свой правовой статус и получает денежное довольствие. Само по себе возложение на него такого рода обязанности – при условии учета фактической возможности сотрудника по состоянию здоровья осуществлять профессиональную деятельность – не нарушает баланса прав и обязанностей полицейского.

Конституционный Суд подчеркнул, что, определяя возможные правовые последствия, которые наступают для сотрудника по истечении срока нахождения в распоряжении (назначение на другую должность в ОВД либо увольнение со службы), ч. 12 ст. 36 названного закона – во взаимосвязи с иными его положениями – во всяком случае не предполагает произвольного, без соблюдения установленных действующим правовым регулированием процедур, принятия решения о назначении сотрудника на вакантную должность или о прекращении служебных отношений. Таким образом, оспариваемое заявителем законоположение не может рассматриваться как нарушающее его конституционные права в обозначенном в жалобе аспекте.

Адвокат АП Смоленской области Андрей Афанасьев отметил, что, как уже ранее указывал КС, специфическая деятельность, которую осуществляют ОВД, предопределяет специальный правовой статус сотрудников органов. Исходя из положений Конституции о равном доступе к государственной службе, государство, регулируя отношения службы в ОВД, в том числе основания приема на службу и увольнения с этой службы, может устанавливать в данной сфере особые правила, что само по себе не противоречит Конституции (Определение КС № 460-О/2004).

По мнению адвоката, затронутая проблема является актуальной, так как граждане, поступающие на службу в ОВД, не в полной мере осознают, что заключаемый контракт устанавливает не только права и обязанности сторон, но и, по сути, согласие сторон на условия и особенности прохождения службы с учетом особого правового статуса в соответствии со специальными нормами, порой кардинально отличающимися от общеизвестных норм ТК РФ.

Андрей Афанасьев полагает, что в определении КС справедливо также указал, что спецификой профессиональной деятельности полицейских предопределяется право федерального законодателя в рамках своей дискреции определять с помощью специального правового регулирования права и обязанности указанных лиц. «Следует согласиться с выводами Суда, содержащимися в определении. Кандидатам, поступающим на службу в ОВД, а также действующим сотрудникам необходимо осознавать и понимать суть особого правового статуса сотрудника, запреты и ограничения возникающие в связи с прохождением службы», – считает адвокат.

Адвокат АП Кемеровской области Дмитрий Любич считает, что в данном случае КС фактически поставил «публичные интересы выше частных». «Затронутая проблема актуальна и достаточно часто встречается в практике, а обозначенный правовой подход применим не только к сотрудникам органов МВД, но и фактически ко всем служащим госорганов, чья деятельность связана с защитой публичных интересов», – отметил он.

Дмитрий Любич подчеркнул: несмотря на то, что КС вынес определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы заявителя, а не постановление, дающее толкование определенных норм материального права, правовая оценка нормы, применимой как в деле заявителя, так и в делах со схожими правоотношениями, Судом все-таки дана: «Заключается она в том, что законодатель вправе по своему усмотрению в каждом конкретном случае, для отдельно взятых категорий, определять различный уровень социальных гарантий, в том числе для лиц, проходящих службу в органах МВД».

Адвокат указал: КС, развивая занятую им позицию по делу того же заявителя, изложенную в ранее вынесенном Определении КС от 28 сентября 2023 г. № 2566-О, констатировал, что не является нарушением прав гражданина, проходящего соответствующий вид службы, в отличие от трудовых отношений с участием гражданских лиц, отсутствие обязанности предоставить этому гражданину ту же должность, которую он занимал ранее, до перевода (зачисления) в состав федерального органа исполнительной власти, его территориального органа или подразделения, даже если после прохождения медосвидетельствования гражданин будет признан годным к выполнения ранее занимаемой им должности, но при условии реализации для данного лица иных гарантий дальнейшего прохождения службы – предоставления всех иных вакантных должностей, которые он может занимать. Дмитрий Любич полагает, что, возможно, для данной категории лиц такой подход следует признать правильным и именно он будет закреплен на практике.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button