Адвокат подвергается уголовному преследованию за участие в телепрограмме Юридический центр
Адвокат подвергается уголовному преследованию за участие в телепрограмме

Ему предъявлено обвинение в разглашении данных предварительного следствия в ходе передачи, посвященной делу его подзащитного, которое на тот момент уже рассматривалось в суде с участием присяжных заседателей

В комментарии «АГ» адвокат Владимир Бузюргин назвал абсурдом уголовное дело в его отношении, поскольку следователь не может давать согласие на разглашение данных предварительного расследования после передачи дела в суд. Его защитник подчеркнул, что суть правовой позиции защиты по этому делу можно выразить тремя словами: «нет события преступления». Президент АП Новосибирской области Андрей Жуков сообщил, что палата оказывает всяческую поддержку коллеге и будет добиваться полного восстановления законности и справедливости в этом деле. Председатель Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов Генри Резник считает, что неправедное уголовное преследование – это месть адвокату, квалифицированно и добросовестно выполняющему свой профессиональный долг.

Как стало известно «АГ», 23 апреля адвокату АБ Новосибирской области «Ковалёва, Бузюргин и партнеры» Владимиру Бузюргину предъявлено обвинение по ст. 310 УК РФ за разглашение данных предварительного расследования. Ранее, в связи с возбуждением уголовного дела в его отношении адвокат обратился в Комиссию Совета Федеральной палаты адвокатов РФ по защите прав адвокатов, которая взяла эту ситуацию на контроль.

Обращение адвоката в комиссию

В обращении (имеется у редакции) Владимир Бузюргин указал, что с сентября 2021 г. он осуществляет защиту гражданина П., который обвинялся в убийстве по ч. 1 ст. 105 УК РФ. По словам адвоката, его подзащитного подвергли уголовному преследованию спустя более трех лет после совершения убийства, в котором его обвинили. Уголовное дело рассматривалось в суде с участием присяжных, при этом в ходе его рассмотрения сторона обвинения и суд, по словам защитника, грубо нарушали права подсудимого и стороны защиты, активно препятствуя доведению до присяжных доказательств, содержащихся в материалах дела и подтверждающих алиби обвиняемого.

Владимир Бузюргин отметил, что защита занимала активную и добросовестную позицию в суде по этому делу, как того требует, в частности, п. 8 КПЭА. Так, адвокат ходатайствовал об исследовании содержащихся в материалах дела доказательств, подтверждающих непричастность подсудимого к преступлению, и с разрешения суда высказывал свое мнение на возражения стороны гособвинения. После отказов суда в исследовании таких материалов защитник просил внести в протокол возражения на действия председательствующего уважительно и в корректной форме. По словам адвоката, несмотря на все его усилия, гособвинению удалось скрыть от присяжных большую часть доказательств, свидетельствующих о непричастности П. к преступлению.

28 марта 2023 г., как отмечено в обращении, суд, не исследовав заявленные защитой доказательства, перешел в стадию судебных прений и в тот же день коллегия присяжных удалилась в совещательную комнату для вынесения вердикта. «По выходу из совещательной комнаты присяжные передали вердикт на проверку председательствующему, вердикт был оправдательным, но судья отказалась передавать оправдательный вердикт старшине присяжных для оглашения, заявила, что вердикт противоречивый и его необходимо уточнять, отложила судебное заседание на 29 марта 2023 г. на 11:00. На следующий день в 11:05 в судебное заседание не явились четверо присяжных заседателей: двое из основного состава и двое из оставшихся запасных. Причины, по которым они не явились, судье и участникам процесса известны не были. В тот же миг прокурор заявил о роспуске коллегии присяжных заседателей и о признании рассмотрения уголовного дела недействительным», – указано в обращении.

Владимир Бузюргин добавил, что он высказал свое мнение о поспешности такого ходатайства, поскольку чтобы освободить присяжных, нужно выяснить причины их отсутствия и возможность дальнейшего участия каждого из них в рассмотрении дела, как того требуют ст. 329 и 330 УПК РФ. Однако судья сочла возможным признать недействительным рассмотрение дела и начать формировать новую коллегию присяжных, отложив разбирательство до 16 мая. В итоге, по словам защитника, оправдательный вердикт не был оглашен, а П. остался под стражей. Адвокат, как он указал в письме, попытался обжаловать постановление суда в апелляции, однако судья, рассматривающая дело, отказала в передаче жалобы в вышестоящую инстанцию со ссылкой на то, что права подсудимого не нарушаются, а само обжалуемое решение является промежуточным и не подлежит обжалованию.

В обращении Владимира Бузюргина отмечено, что далее ему поступило предложение поучаствовать в телепрограмме «Мужское/Женское» Первого канала в качестве гостя и ответить на вопрос о несостыковках уголовного дела, при этом П. сам просил защитника участвовать в съемках, ввиду того что это дело широко освещалось в местных СМИ. «Поэтому, проанализировав правовые нормы и рекомендации ФПА РФ по работе со СМИ, так как запретов не существует, я принял решение рассказать корреспондентам Первого канала свою позицию, высказанную ранее в открытом судебном заседании, при этом не касаясь не исследованных судом доказательств и не затрагивая вопросов, которые не были исследованы в суде», – указал адвокат.

Владимир Бузюргин также сообщил, что после выхода передачи в эфир 28 апреля прошлого года сторона обвинения – три прокурора, двое потерпевших и их адвокат стали подавать жалобы на действия в различные инстанции. Далее судья, рассматривавшая дело, вынесла частное постановление в отношении защитника и направила его в АП Новосибирской области, после чего в его отношении было возбуждено дисциплинарное производство. Однако в дальнейшем областной суд отменил это частное постановление, а квалификационная комиссия палаты не выявила в действиях защитника никаких нарушений.

3 октября 2023 г. руководитель СУ СКР по Новосибирской области Д. возбудил в отношении адвоката уголовное дело по ст. 310 УК РФ за разглашение данных предварительного расследования. В постановлении о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству (есть у «АГ») отмечено, что адвокат Владимир Бузюргин, предупрежденный в установленном законом порядке о недопустимости разглашения данных предварительного следствия, разгласил их без согласия следователя. По версии следствия, в период с 15 августа 2022 г. по 28 апреля 2023 г. адвокат неустановленным образом передал копии материалов уголовного дела П., полученные им при ознакомлении с материалами дела в порядке, установленном ст. 217 УПК РФ, неустановленному сотруднику АО «Первый канал» для размещения в выпуске телепередачи «Мужское/Женское», вышедшей 28 апреля 2023 г. и ставшей доступной для просмотра неограниченному кругу лиц.

Позиция Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов

1 апреля 2024 г. председатель Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резник направил письмо прокурору Новосибирской области Александру Бучману, в котором отметил, что за несколько месяцев следствия по делу в отношении Владимира Бузюргин он и его защитник, адвокат АП НО Тимофей Тимофеев подали три жалобы на незаконность уголовного преследования в Новосибирскую областную прокуратуру и две – в следственное управление СК по Новосибирской области, которые были немотивированно отклонены либо ответ на них вообще не был получен. Между тем в этих жалобах, по мнению комиссии, сторона защиты привела веские доводы об отсутствии самого события преступления со ссылкой на нормы уголовного и уголовно-процессуального права, выводы Конституционного Суда, поэтому несогласие с ними требует столь же тщательного обоснования.

В письме подчеркивается, что режим следственной тайны прекращается с момента окончания предварительного следствия и передачи дела в суд, а также в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 161 УПК РФ. В постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении Владимира Бузюргина руководителем СУ СКР Д. отмечено, что копии материалов дела в отношении П. были получены защитником в порядке ст. 217 УПК РФ в период с 15 августа по 9 сентября 2022 г., а затем были переданы в период с 15 августа 2022 г. по 28 апреля 2023 г. неустановленному сотруднику телеканала. При этом дело по обвинению П. было направлено суд в сентябре 2022 г., а 28 марта 2023 г. по делу был вынесен оправдательный вердикт присяжных, который судья отказалась передавать для оглашения, а на следующий день коллегия присяжных была распущена.

Таким образом, при возбуждении уголовного дела в отношении Владимира Бузюргина руководитель следственного органа исходил из того, что уголовная ответственность по ст. 310 УК РФ может наступать за предание гласности материалов дела в стадии судебного разбирательства и даже после его завершения. «Такой взгляд на применение данной уголовно-правовой нормы ошибочен. После окончания предварительного расследования и передачи дела с обвинительным заключением в суд “тайна следствия” нарушена быть не может, поскольку она исчезает. Следователь не является участником судебного разбирательства и никакими полномочиями на этой стадии уголовного процесса не обладает. Считаем необходимым отметить, что в многочисленных научно-практических комментариях к УК РФ и УПК РФ этот вопрос, как правило, не комментируется в силу его очевидности. В двух Комментариях к Уголовному кодексу РФ прямо указывается, что преступление образуют лишь соответствующие действия, совершенные при производстве предварительного расследования (под ред. проф. Чучаева А.И., изд-во “ИНФРА-М”, 2011, с. 907; под ред. проф. Благова Е.В., изд-во “Проспект”, М., 2024, с. 762). По этой же причине – отсутствие в данном вопросе правовой неопределенности – он не становился предметом разъяснений Конституционного и Верховного судов РФ. О том что “тайна следствия” существует только до окончания предварительного расследования, высказывался и Второй кассационный суд общей юрисдикции в кассационном постановлении от 22 сентября 2022 г. № 77-3157/2022)», – указал Генри Резник в письме. Он добавил: Комиссия Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов надеется на то, что все доводы жалобы адвоката Владимира Бузюргина будут внимательно изучены и на них будут даны мотивированные ответы.

Адвокату предъявлено обвинение

Тем не менее 23 апреля в отношении Владимира Бузюргина было вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого (имеется у редакции). Как следует из этого документа, из-за желания популяризировать себя как квалифицированного адвоката и создать общественное мнение о своих высоких профессиональных навыках у защитника возник преступный умысел на совершение инкриминируемого преступления. В связи с этим 20 апреля 2023 г. он загрузил на сервер «Яндекс диск» ранее полученную от следователя видеозапись с допросом обвиняемого П., имеющую доказательственное значение для дела, и в тот же день направил сотрудникам телеканала ссылку для ее скачивания, которые получили доступ к этому файлу. Далее, по версии следствия, фрагмент этой видеозаписи был воспроизведен в телепрограмме «Мужское/Женское» 28 апреля и стал доступен для неограниченного круга лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства.

«Совершая вышеуказанные преступные действия, Владимир Бузюргин, будучи предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости разглашения данных предварительного расследования без согласия следователя, действовал умышленно и целенаправленно, осознавал общественную опасность своих преступных действий, предвидел неизбежность наступления общественно опасных последствия в виде нарушения интересов правосудия и разглашения данных предварительного расследования по уголовному делу, возбужденному 28 июня 2018 г. по факту убийства несовершеннолетнего А., и желал их наступления», – отмечено в этом документе. В тот же день в отношении адвоката была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

2 мая следователь по особо важным делам первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Новосибирской области Г. направила представление президенту АП Новосибирской области Андрею Жукову (имеется у «АГ») о возбуждении дисциплинарного производства в отношении Владимира Бузюргина со ссылкой на то, что действия последнего противоречат ст. 2, 6 и 7 Закона об адвокатуре, а также ст. 18 КПЭА.

Позиция адвоката и его защиты

В комментарии «АГ» Владимир Бузюргин назвал абсурдом уголовное дело в его отношении, поскольку тайна следствия заканчивает свое действие в момент окончания предварительного расследования. «Соответственно, следователь не может давать согласие на разглашение данных предварительного расследования после передачи дела в суд, он не является участником процесса и не обладает полномочиями по делу. Привлечение к ответственности по ст. 310 УК РФ возможно лишь в случае разглашения данных предварительного расследования на самой стадии предварительного расследования, поскольку объектом преступления является обеспечение нормального хода предварительного расследования. Сама судебная система построена на принципах гласности и транспарентности, каждый гражданин, достигший возраста 16 лет, вправе присутствовать на любом открытом судебном заседании; предполагается, что все, что оглашается в суде, оглашается публично, без каких-либо тайн. Мое уголовное преследование связано с защитой П., обвиняемого по ч. 1 ст. 105 УК РФ, который был дважды признан присяжными заседателями непричастным к преступлению, однако до сих пор находится под стражей. Дело в отношении подзащитного поступило в суд в сентябре 2022 г., судебное следствие началось в январе, в январе 2023 г. и были оглашены показания обвиняемого, кстати, и ранее они многократно оглашались при избрании и продлении меры пресечения П. в Центральном районном и Новосибирском областном судах», – рассказал он.

По словам адвоката, в ходе рассмотрения дела сторона защиты столкнулась с тем, что она была лишена возможности доведения до присяжных доказательств, подтверждающих алиби подсудимого. «В сентябре 2023 г. была сформирована новая коллегия присяжных заседателей, на этот раз мы запланировали начать судебное следствие с допроса подсудимого; заседание, на котором должен был состояться этот допрос, было назначено на 10 октября. Несмотря на то что уголовное дело в отношении меня было возбуждено 3 октября, следователь позвонила мне 10 октября, за 30 минут до заседания, и объявила, что в отношении меня возбуждено уголовное дело и ей необходимо допросить меня в качестве подозреваемого. Такие действия со стороны обвинения вполне ожидаемы и не вызывают большого удивления. 23 апреля этого года мне предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 310 УК РФ, в разглашении видеозаписи допроса подсудимого, хотя его показания были многократно оглашены в судебном заседании и в момент разглашения стадия предварительного следствия окончена и со дня ее окончания прошло более полугода. В феврале 2024 г. П. был оправдан судом на основе вердикта присяжных, однако 24 апреля Новосибирский облсуд отменил оправдательный приговор, вновь взяв подзащитного под стражу. Сейчас мы обжалуем этот судебный акт в кассацию», – рассказал Владимир Бузюргин.

Его защитник, председатель Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Новосибирской области Тимофей Тимофеев отметил, что суть правовой позиции защиты по этому делу можно выразить тремя словами: «нет события преступления». «Поскольку запрет на разглашение данных предварительного расследования “накладывается” в период расследования уголовного дела и направлен на охрану “важных” для следствия сведений, то после его (следствия) окончания, данный запрет действовать не может, поскольку он теряет всяческий смысл. Этот вывод вытекает из самого названия запретительной нормы, а также отсутствия установленного законом порядка, регламентирующего получение такого разрешения на стадии после окончания предварительного расследования. В нашем же случае сведения из уголовного дела предавались огласке в ходе открытого судебного разбирательства дела, когда любой желающий мог спокойно узнать все так называемые тайны следствия без всякого разрешения. Тот факт, что распространение сведений имело место за рамками процессуальной стадии предварительного расследования (фактически после судебного рассмотрения дела), придает нам уверенности в справедливости и обоснованности нашей позиции. В обратном случае, согласно логике следствия, указанный запрет является пожизненным, что, конечно, не так. Позиция следствия носит формальный характер и не отвечает на вопрос о том, у кого должен был испрашивать разрешения адвокат Владимир Бузюргин на предание гласности материалов, когда дело выбыло из производства следователя», – заключил он.

Адвокатская палата Новосибирской области и ФПА поддержали коллегу

В свою очередь президент АП Новосибирской области Андрей Жуков отметил, что это уголовное дело появилось не сразу. «Сначала было фактическое оправдание присяжными подзащитного Владимира Бузюргина. Потом появилась жалоба в палату от потерпевшей – матери погибшего, а после отказа в ее удовлетворении – новая жалоба уже в территориальный орган юстиции и следом – представление последнего. Характерно, что эта жалоба была от имени потерпевшей, но при прочтении не покидало ощущение, что составлял ее человек, имеющий современную практику уголовного обвинения. Далее ГУ Минюста по Новосибирской области и представитель прокуратуры настойчиво интересовались ходом дисциплинарного разбирательства и когда адвокат будет лишен статуса. Все это по времени совпадало с повторным судебным рассмотрением уголовного дела, в котором Владимир Бузюргин блестяще выполнял функции защитника. Считаю, что дисциплинарные органы адвокатской палаты полностью и глубоко во всем разобрались, что, видимо, не входило в чьи-то намерения. Поэтому после прекращения дисциплинарного дела возникло новое дело, уже уголовное. В вину адвокату ставилось уже не воспрепятствование правосудию, а якобы нарушение подписки о неразглашении данных предварительного следствия в период судебного рассмотрения дела. Следственный орган эту подписку распространил на открытое судопроизводство! Зная все нюансы этого дела, видимые и невидимые мотивы и причины, АП Новосибирской области глубоко возмущена фактом уголовного преследования добросовестного коллеги. Мы расцениваем это не только как грубые нарушения конституционных прав граждан и профессиональных прав защиты, но и как вызов всей системе правосудия. Поэтому палата оказывала всяческую поддержку и помощь нашему коллеге и будет добиваться полного восстановления законности и справедливости», – подчеркнул он.

Генри Резник со своей стороны отметил, что уголовное дело адвоката Владимира Бузюргина вызывает попросту недоумение. «С распространением следственной тайны на стадию судебного разбирательства ранее не приходилось сталкиваться никогда – ни при советском, ни при нынешнем российском законодательстве. Все предельно ясно: предварительное следствие завершено, дело с обвинительным заключением передано в суд для, как правило, открытого рассмотрения. Тайна следствия ушла, участником судебного производства следователь не является, полномочиями совершать какие-либо процессуальные действия не располагает, получать его согласие на контакты с прессой адвокату не требуется. Нелишним будет и напомнить, что решение о проведении закрытого разбирательства принимает суд. Нарушение установленного им порядка может повлечь процессуальные и уголовные санкции, но применение ст. 310 УК при этом исключается. Право, было как-то неловко приводить этот ликбез в письме нашей комиссии прокурору Новосибирской области. Для того чтобы осознать абсурдность предъявленного адвокату обвинения, следователю надо было чуть-чуть напрячь воображение и представить себе такую весьма распространенную картину. В суде к адвокату, который вел защиту на предварительном следствии, присоединяется коллега, принявший поручение со стадии судебного разбирательства. Налицо явная дискриминация: согласно извращенной логике обсуждаемого следствия первый защитник ходит под угрозой привлечения к уголовной ответственности, второй – полностью свободен в распоряжении материалами предварительного расследования, поскольку подписки по ст. 161 УПК следователю не давал», – полагает он.

По мнению председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, все это было бы даже смешно, если бы не было так грустно. «У меня нет сомнений: неправедное уголовное преследование – это месть адвокату, квалифицированно и добросовестно выполняющему свой профессиональный долг. Все говорит о том, что целью возбуждения дела, как и представлений о привлечении Владимира Бузюргина к дисциплинарной ответственности, было побудить адвоката, добившегося оправдания подзащитного присяжными, выйти из дела, уклониться от защиты, а в случае ее продолжения – затруднить ее, вывести из себя, травмировать психологически. Отрадно, что Владимир Бузюргин не сломался, с блеском провел повторную защиту и добился нового оправдательного вердикта присяжных. Таких адвокатов ФПА всегда защищала и будет защищать!» – подчеркнул Генри Резник.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button