ВС пояснил, что ГОСТ не является нормативным правовым актом Юридический центр
ВС пояснил, что ГОСТ не является нормативным правовым актом

Суд указал, что по своей правовой природе национальные стандарты являются нормативными техническими актами, которые не содержат правовых норм или правил поведения

Одна из экспертов считает, что затронутая в апелляционном определении ВС проблема актуальна, поскольку вопрос, затрагивающий правовую природу ГОСТов, является одним из дискуссионных как среди представителей научного юридического сообщества, так и среди юристов-практиков. Другая согласилась, что поднятая проблема установки дорожных знаков на неприемлемой высоте на тротуарах существует, однако истцу следует выбрать иной способ защиты своего нарушенного права.

Верховный Суд опубликовал апелляционное определение от 12 марта по делу № АПЛ24-32, которым поддержал решение об отказе в удовлетворении административного искового заявления пешехода на пункт национального стандарта, предусматривающий установку знака «Стоп-линия» на тротуарах.

Приказом Росстандарта от 20 декабря 2019 г. был утвержден и введен в действие с 1 апреля 2020 г. национальный стандарт РФ ГОСТ Р 52289-2019 «Технические средства организации дорожного движения. Правила применения дорожных знаков, разметки, светофоров, дорожных ограждений и направляющих устройств». Пунктом 5.7.18 данного стандарта определено, что знак «Стоп-линия» применяют для указания места остановки ТС на регулируемых перекрестках, железнодорожных переездах и на пунктах взимания платы за проезд по платным дорогам.

В 2023 г. Ксения Таратуто обратилась в Верховный Суд РФ с административным исковым заявлением, в котором просила признать указанный пункт ГОСТа не действующим в части, предусматривающей установку знака «Стоп-линия» на высоте 1,5 м на тротуарах. В обоснование заявления она ссылалась, в частности, на то, что оспариваемое положение не соответствует ст. 41, 42 Конституции, п. 5 ст. 2 Закона об организации дорожного движения, ст. 1 Закона о безопасности дорожного движения. Ксения Таратуто пояснила, что, являясь участником дорожного движения как пешеход, в апреле 2023 г., шагая по тротуару, наткнулась вследствие запотевания очков на знак «Стоп-линия», установленный сбоку от проезжей части на высоте 1,5 м. Подобное размещение дорожных знаков, по ее мнению, травмоопасно, создает препятствия для пешеходов, в частности для людей с ограниченными возможностями здоровья.

Росстандарт и привлеченный к участию в деле в качестве заинтересованного лица Минюст России административный иск не признали, указав, что ГОСТ не является нормативным правовым актом, принят уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, в оспариваемой части не противоречит актам большей юридической силы.

Решением ВС РФ от 13 декабря 2023 г. в удовлетворении административного искового заявления было отказано. Ксения Таратуто, не согласившись с таким решением, подала апелляционную жалобу, в которой просила его отменить и принять по делу новое решение об удовлетворении административного иска. По ее мнению, судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела; выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела; судом неверно применены и истолкованы нормы материального и процессуального права. Она подчеркнула, что названный национальный стандарт, вопреки выводу первой инстанции, обладает признаками нормативного правового акта и, следовательно, содержит нормы права и устанавливает правила поведения, обязательные для применения.

Рассмотрев дело, Апелляционная коллегия ВС отметила, что ГОСТ, пункт которого оспаривает административный истец, утвержден и введен в действие Росстандартом в рамках его полномочий, предусмотренных п. 12 ст. 9 Закона о стандартизации, п. 1, подп. 5.2.2, 5.4.6 п. 5, подп. 9.8 п. 9 Положения о Росстандарте, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 17 июня 2004 г. № 294. Однако при этом Росстандарт не вправе осуществлять нормативно-правовое регулирование в установленной сфере деятельности и функции по контролю и надзору, кроме случаев, установленных указами Президента РФ или постановлениями Правительства РФ. В связи с этим апелляция посчитала, что первая инстанция пришла к правильному выводу о том, что ГОСТ как документ национальной системы стандартизации, не являющийся нормативным правовым актом, не требовал официального опубликования и государственной регистрации.

Апелляционная коллегия ВС подчеркнула, что одним из принципов стандартизации в силу п. 2 ст. 4 Закона о стандартизации является обязательность применения документов по стандартизации в отношении объектов стандартизации, предусмотренных ст. 6 этого закона, а также включенных в определенный Правительством РФ перечень документов по стандартизации, обязательное применение которых обеспечивает безопасность дорожного движения при его организации на территории РФ. ГОСТ Р 52289-2019 включен в такой перечень, утвержденный распоряжением Правительства РФ от 4 ноября 2017 г. Она добавила, что оспариваемый в части национальный стандарт устанавливает правила применения технических средств организации дорожного движения: дорожных знаков, дорожной разметки, дорожных светофоров, а также боковых дорожных ограждений и направляющих устройств на автомобильных дорогах общего пользования, улицах и дорогах городов и сельских поселений.

В апелляционном определении отмечено, что судом первой инстанции обоснованно отклонено утверждение административного истца о несоответствии спорного пункта приведенным в административном исковом заявлении положениям Конституции, Закона об организации дорожного движения, Закона о безопасности дорожного движения, Закона о стандартизации, Закона о социальной защите инвалидов, ПДД, поскольку в указанных положениях не содержится нормативных предписаний, регламентирующих порядок разработки, утверждения, официального опубликования и применения названного национального стандарта.

Довод апелляционной жалобы о том, что установка дорожного знака «Стоп-линия» на тротуарах создает угрозу здоровью граждан (в частности, инвалидов по зрению) и противоречит положениям федеральных законов, которые должны были быть соблюдены при разработке и принятии ГОСТа, не свидетельствует о незаконности оспариваемого национального стандарта, указала Апелляционная коллегия. Она пояснила, что в оспариваемом пункте стандарта специально оговаривается, что в случае, если знак «Стоп-линия» применяется самостоятельно, то есть без дорожной разметки и при отсутствии светофора, высота его установки сбоку от проезжей части должна быть (1,5±0,1) м. При этом необходимо учитывать, что согласно требованиям данного национального стандарта в населенных пунктах горизонтальная разметка должна быть нанесена на магистральных городских дорогах, магистральных улицах, улицах и дорогах местного значения, а в сельских поселениях – на улицах и дорогах, по которым осуществляется движение маршрутных транспортных средств. Таким образом, в населенных пунктах знак «Стоп-линия» может быть установлен на высоте 1,5 м лишь на дорогах, на которых не требуется нанесение разметки по п. 6.2.1, 6.2.2 ГОСТ. Данное правило не вступает в противоречие с какими-либо нормативными правовыми актами и согласуется с иными положениями указанного национального стандарта.

Апелляция пришла к выводу, что заявляя требование, Ксения Таратуто, по существу, выражает несогласие с действиями органов местного самоуправления по установке дорожных знаков на неприемлемой, по ее мнению, высоте на тротуарах. Однако разрешение подобного рода вопросов, связанных с необходимостью установления и исследования фактических обстоятельств, относящихся к конкретной ситуации, в данном случае не относится к компетенции Верховного Суда, рассматривающего настоящее административное дело в порядке абстрактного нормоконтроля.

Также суд апелляционной инстанции признал несостоятельным довод апелляционной жалобы о том, что ГОСТ является нормативным правовым актом. Он пояснил, что в п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 50 указано, что признаками, характеризующими нормативный правовой акт, являются: издание его в установленном порядке управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления, иным органом, уполномоченной организацией или должностным лицом, наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение, направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений. Между тем ГОСТ Р 52289-2019 перечисленными признаками не обладает.

Апелляция согласилась с судом первой инстанции в том, что по своей правовой природе национальные стандарты являются нормативными техническими актами, которые не содержат правовых норм (правил поведения), а представляют собой акты многократного применения, устанавливающие к продукции (работам, услугам), процессам, системам менеджмента, терминологии, условным обозначениям, исследованиям (испытаниям), измерениям (включая отбор образцов), методам испытаний, маркировке, процедурам оценки соответствия и иным объектам специальные характеристики, реализация которых на практике способствует повышению качества продукции, выполнения работ, оказания услуг и осуществления сопутствующих процессов, а также повышению конкурентоспособности продукции. В связи с этим Апелляционная коллегия Верховного Суда оставила решение ВС от 13 декабря 2023 г. без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Частнопрактикующий юрист Светлана Костякова считает, что затронутая в апелляционном определении ВС проблема актуальна, поскольку вопрос, затрагивающий правовую природу ГОСТов, является одним из дискуссионных как среди представителей научного юридического сообщества, так и среди юристов-практиков. «На практике мне доводилось сталкиваться со следующими позициями по данному вопросу: отнесение ГОСТов к нормативно-правовым актам в силу того, что ГОСТЫ рядом признаков, присущих нормативно-правовым актам, все же обладают: содержат нормы права и устанавливают правила поведения, обязательные для применения (именно по этому пути и пошла административный истец); отнесение ГОСТов к подзаконным нормативно-правовым актам в силу того, что ГОСТы принимаются уполномоченным органом, регулируют права и обязанности участников правоотношений, а также устанавливают условия, направленные на приведение в соответствие с нормами действующего законодательства объекта или продукции», – рассказала она.

Вместе с тем Светлана Костякова отметила, что исходя из анализа судебной практики, несмотря на дискуссионность данного вопроса, суды, за редким исключением, склоняются к тому, что ГОСТы по своей природе не являются НПА. По ее мнению, это верная позиция, поскольку ГОСТы не соответствуют даже половине признаков, упомянутых в п. 2 Постановления Пленума ВС № 50.

Светлана Костякова считает примечательным и то, что в своем апелляционном определении ВС конкретно указывает на природу ГОСТов, характеризуя их как нормативно-технические акты, которые не содержат правовых норм или правил поведения. Тем самым Верховный Суд создал третий подход относительно определения правовой природы национальных стандартов, который похож на сложившийся на практике и ранее упомянутый второй подход, однако является менее абстрактным, добавила эксперт.

Адвокат АП г. Москвы Анжелика Тамбовская считает, что, по сути, выводы Апелляционной коллегии ВС сводятся к тому, что заявленные требования истца основаны на несогласии с действиями органов местного самоуправления по установке дорожных знаков на неприемлемой, по ее мнению, высоте на тротуарах и не относятся к компетенции Верховного Суда. Эксперт согласилась с этим, однако, по ее мнению, поднятая истцом проблема существует.

«Когда обычный человек выходит на улицу, для него это просто улица. Он не замечает такие вещи, как съезды, бордюры, дорожные указатели, находящиеся на тротуаре, в магазинах и местах общего пользования – пороги. Для него это что-то привычное, что не стоит его внимания. Но для мам с колясками, пожилых людей, людей, у которых болят ноги, инвалидов-колясочников, а также незрячих это может быть большой проблемой. То есть эта проблема должна волновать не только людей с ограниченными возможностями, но и условно здоровых. Эта проблема тех, кто делает дороги и пешеходные зоны, снабжая соответствующими знаками. По своей правовой природе, оспариваемый документ – национальный стандарт является нормативным техническим актом, который не содержит правил поведения. Возможно, в этой ситуации истцу следует выбрать иной способ защиты своего нарушенного права», – прокомментировала Анжелика Тамбовская.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button