Поддельный диплом – не основание считать полученное вознаграждение за добросовестную службу хищением Юридический центр
Поддельный диплом – не основание считать полученное вознаграждение за добросовестную службу хищением

ВС обратил внимание, что, установив добросовестное исполнение обязанностей военнослужащей, нижестоящие инстанции сделали вывод о мошенничестве, не проверив довод о неосведомленности обвиняемой о подложности документа об образовании

По мнению одного адвоката, Верховный Суд вновь представил крайне важный и очевидный не для всех нижестоящих судов довод о неприменимости хищения к собственно трудовым отношениям, в том числе связанных с исполнением воинского долга. Другой заметил, что ранее ВС уже давал разъяснения, что использование подложных документов не влечет автоматической уголовной ответственности по статьям о хищении.

Верховный Суд вынес Кассационное определение по делу № 224-УД24-3-К10, которым он отменил обвинительный приговор и последующие судебные решения, указав, что суды признали бывшую военнослужащую виновной в мошенничестве, даже при установлении факта добросовестного исполнения ею обязанностей и отсутствии доказательства ее умысла на совершение преступления.

В августе 2019 г. гарнизонный военный суд признал бывшую военнослужащую войсковой части в отставке Ольгу Брегвадзе виновной в мошенничестве, т.е. в хищении чужого имущества путем обмана (ч. 1 ст. 159 УК РФ). Он пришел к выводу, что в 2011 г. подсудимая, желая незаконно обогатиться за счет государства, представила командованию войсковой части фиктивный диплом Волгоградского института бизнеса о среднем профессиональном образовании, чтобы стать прапорщиком и получать денежное довольствие в повышенном объеме. На основе этого документа женщине было присвоено воинское звание прапорщика, впоследствии она была назначена на должность начальника склада имущества связи роты материального и технического обеспечения войсковой части. Таким образом, до декабря 2017 г. Ольга Брегвадзе незаконно получала денежные средства, выплаченные ей в виде разницы между денежным довольствием, подлежащим выплате по предыдущему воинскому званию, и фактически выплаченным довольствием в соответствии с присвоенным воинским званием. Суд указал, что всего за период военной службы в войсковых частях осужденной было похищено свыше 214 тыс. руб., которыми она распорядилась по собственному усмотрению.

Суд принял во внимание, что в январе 2018 г. Ольга Брегвадзе добровольно возместила ущерб войсковой части в размере 95 тыс. руб., и приговорил ее к штрафу в размере 45 тыс. руб. Он также удовлетворил гражданские иски военного прокурора, взыскав с обвиняемой в пользу двух войсковых частей свыше 108 тыс. руб. в счет возмещения имущественного вреда. С такими выводами впоследствии согласилась апелляция.

Впоследствии кассация изменила обвинительный приговор и апелляционное постановление: из обвинения было исключено хищение денежных средств на сумму 27,8 тыс. руб., в результате размер похищенного был снижен до 186,5 тыс. руб. Назначенный осужденной штраф был снижен до 40 тыс. руб., а размер взысканных по гражданским искам военного прокурора денежных сумм – до 91,7 тыс. руб.

В кассационной жалобе в Верховный Суд защитник Ольги Брегвадзе, адвокат АП Волгоградской области Тимофей Макаров указал, что нижестоящие суды необоснованно отказали стороне защиты в удовлетворении ряда ходатайств, в том числе о приобщении документов, касающихся зачисления осужденной в учебное заведение. Судом были оставлены без оценки показания свидетеля Н., согласно которым учебное заведение изначально подтвердило факт обучения осужденной. Кроме того, суд проигнорировал то, что после окончания обучения филиал учебного заведения был ликвидирован, поэтому ему стоило учесть возможную утрату архивных документов.

Адвокат добавил, что представленные стороной обвинения доказательства являются недопустимыми, поскольку они получены в отсутствие действующего постановления о возбуждении уголовного дела. Не доказан и умысел Ольги Брегвадзе на получение денежных средств за воинское звание без исполнения обязанностей военной службы. По словам защитника, осужденная получала выплату по воинскому званию за исполнение соответствующих должностных обязанностей, т.е. возмездно.

В жалобе также отмечалось, что судом не опровергнута версия стороны защиты об обмане Ольги Брегвадзе неустановленными лицами при прохождении ею платного обучения в учебном заведении. Осужденная была уверена в том, что выданный ей диплом является действительным, а вывод о фиктивности этого документа мог быть сделан только на основе соответствующей экспертизы, которая по делу не проводилась.

Адвокат также указывал, что частичное возмещение осужденной причиненного имущественного вреда подлежало учету на основании п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ «Обстоятельства, смягчающие наказание», также подлежали применению положения ч. 1 ст. 62 «Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств» и ст. 64 УК РФ «Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление».

Изучив доводы кассационной жалобы, Верховный Суд напомнил, что по смыслу ст. 159 УК РФ мошенничество заключается в противоправном безвозмездном изъятии или обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, причинившим ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Субъективная сторона этого деяния характеризуется прямым умыслом, т.е. лицо должно осознавать общественную опасность своих действий (бездействия), предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желать их наступления, а также корыстной целью. Соответственно, при совершении хищения путем обмана виновное лицо осознает заведомую ложность предоставляемой информации либо скрывает (умалчивает) истинную информацию, что должно быть установлено и доказано по делу.

Как заметил Суд, изменяя приговор и апелляционное постановление в части размера похищенных средств со снижением похищенного до 186 тыс. руб., кассационный суд указал, что в него были включены 13% НДФЛ, сумму которого осужденная не получала и которая в силу ст. 226 НК РФ была удержана у нее в войсковых частях при выплате денежного довольствия и уплачена в бюджет. Выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии в действиях осужденной мошенничества кассация сочла правильными.

Вместе с тем суды проигнорировали нормы законодательства, основанные на положениях ст. 37 Конституции, о праве военнослужащего на вознаграждение за воинский труд. Кроме того, сформулированные судами выводы о корыстной направленности умысла Ольги Брегвадзе на хищение такого вознаграждения не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Согласно п. 1 ст. 10 Закона о статусе военнослужащих право на труд реализуется военнослужащими посредством прохождения ими военной службы. Согласно ч. 1 ст. 2 Закона о денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат денежное довольствие военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, служит основным средством их материального обеспечения и стимулирования исполнения обязанностей военной службы.

Таким образом, денежное довольствие военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, состоит из месячного оклада в соответствии с присвоенным воинским званием и месячного оклада в соответствии с занимаемой воинской должностью, которые составляют оклад месячного денежного содержания военнослужащего, и из ежемесячных и иных дополнительных выплат. Оно выплачивается военнослужащим в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности по заранее установленным нормативам с учетом содержания и характера обязанностей военной службы (общих, должностных, специальных, в том числе определяемых статусом начальника и старшего по воинскому званию), а также условий их исполнения. Получение военнослужащим довольствия, неотъемлемой частью которого является оклад месячного денежного содержания, включающий в себя и оклад по воинскому званию, служит формой реализации военнослужащим закрепленного в ст. 37 Конституции права каждого получать вознаграждение за труд.

Однако исследуемый приговор и последующие решения судов апелляции и кассации не содержат выводов, что Ольга Брегвадзе в период прохождения военной службы не имела намерения исполнять и фактически не исполняла обязанности военной службы (общие, должностные, специальные), желая незаконно получать денежное довольствие. «Напротив, по делу установлено, что Ольга Брегвадзе, проходя военную службу по контракту, добросовестно исполняла обязанности военнослужащего по занимаемой воинской должности, характеризовалась положительно. Эти обстоятельства указывают на то, что Ольга Брегвадзе в период прохождения военной службы получала денежное довольствие, составной частью которого являлся оклад месячного денежного содержания, включающий в себя и оклад по воинскому званию прапорщика в качестве вознаграждения за труд, то есть за профессиональную деятельность по заранее установленным нормативам с учетом содержания и характера обязанностей военной службы, а также условий их исполнения», – заметил ВС.

В связи с этим он назвал необоснованными выводы судов о том, что получение денежного довольствия осужденной при установленных по делу обстоятельствах является хищением чужого имущества путем обмана. Кроме того, сделав вывод о подложности представленного осужденной диплома, суды надлежащим образом не проверили версию стороны защиты о неосведомленности Ольги Брегвадзе в этом. Тем самым ВС отменил обвинительный приговор первой инстанции и судебные акты апелляции с кассацией, вернув дело на новое рассмотрение в гарнизонный военный суд.

Адвокат МКА «Юридическая фирма “Левант и партнеры”» г. Москвы Александр Ненайденко указал, что Верховный Суд в очередной раз представил крайне важный и очевидный не для всех нижестоящих судов довод о неприменимости хищения к собственно трудовым отношениям, в том числе связанным с исполнением воинского долга. «Мотивы корысти неуместны при анализе трудовых отношений, поскольку такие отношения немыслимы без возмездности в форме осуществления работником систематического и длительного исполнения трудовой функции за вознаграждение. Отсутствие мотивов корысти приводит к отсутствию и корыстного преступления вообще, и любого вида хищения в частности. Представляется, что изложенных выводов было бы достаточно для признания отсутствия состава преступления в действиях подсудимой. Однако ВС дал оценку и иным обстоятельствам дела, в частности добросовестному исполнению подсудимой воинского долга. Как мне кажется, довод защиты о невиновном представлении подсудимой подложного диплома Суд в результате использовал против интересов подсудимой, отправив дело на повторное рассмотрение вместо его прекращения по признаку отсутствия состава преступления. В целом же ВС в очередной раз обращает внимание нижестоящих судов на необходимость детальной и содержательной проверки версий стороны защиты, и это несомненное достоинство данного судебного акта», – заключил он.

Адвокат АП г. Москвы Максим Васюхин отметил, что уголовные дела, связанные с использованием подложных документов, имеют свои особенности и ранее ВС РФ уже указывал, что их использование не влечет автоматической уголовной ответственности по статьям о хищении. «При вменении ст. 159 УК РФ оцениваться должно влияние диплома об образовании на занимаемую должность. Следствие и суды эти факты, как правило, не устанавливают, что и произошло в рассматриваемой ситуации. При новом рассмотрении будет проверяться, могла ли военнослужащая исполнять служебные обязанности без представленного ею диплома. Это сложно будет оспорить прокурору, так как нареканий по службе к военнослужащей не было и она прошла аттестацию. Соответственно, все выплаты по занимаемой должности получены ею законно. Далее гособвинение, вероятно, примет меры для переквалификации деяния на ст. 327 УК РФ, и в рамках нее уже будет исследовать вопрос об осведомленности военнослужащей о подложности диплома и порядка его получения (см. аналогичное дело, также отмененное ВС РФ и рассмотренное повторно, – приговор Севастопольского гарнизонного военного суда от 17 ноября 2022 г., которым военнослужащий признан виновным по ч. 3 ст. 327 УК РФ)», – полагает он.

Адвокат Тимофей Макаров воздержался от комментариев.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button