КС указал на право взыскания в пользу работника, восстановленного в должности судом, компенсации за задержку выплат Юридический центр
КС указал на право взыскания в пользу работника, восстановленного в должности судом, компенсации за задержку выплат

Суд пояснил, что за период, когда решение суда о выплате работнику заработка за время вынужденного прогула, а равно компенсации морального вреда, не исполнено, работник, незаконно лишенный причитающихся ему средств, имеет право на применение компенсационного механизма

Один из экспертов считает подход КС точным и корректным как с точки зрения буквального толкования норм ТК РФ, так и исходя из общеправовых принципов. Другая обратила внимание, что на сегодняшний день у судов нет однозначной позиции по поводу того, распространяются ли в принципе правила ст. 236 ТК на сумму среднего заработка, выплачиваемого по решению суда за период вынужденного прогула.

4 апреля Конституционный Суд вынес Постановление № 15-П по жалобе на неконституционность п. 1 ст. 395 ГК РФ, который, по мнению заявителя, позволяет судам отказывать во взыскании процентов за задержку выплаты работодателем присужденных работнику, восстановленному на работе решением суда, среднего заработка за время вынужденного прогула.

Суды отказали во взыскании с работодателя денежной компенсации

Игорь Сысоев, работавший в частной охранной фирме, был уволен в связи с истечением срока трудового договора. Спустя два года по решению суда его восстановили на прежнем месте работы с взысканием в его пользу среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов. Решение суда, вступившее в силу в декабре 2020 г., было фактически исполнено лишь через три месяца. Полагая, что задержка исполнения судебного решения нарушает его права, Игорь Сысоев обратился в суд с требованиями о взыскании с ЧОП процентов за задержку выплат, присужденных ему вступившим в законную силу решением суда, на основании ст. 395 ГК, а также о компенсации морального вреда.

Решением Колпашевского городского суда Томской области от 20 января 2023 г. в удовлетворении иска было отказано. Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали такое решение. При этом суды исходили из того, что положения ст. 395 ГК, предусматривающие ответственность за неисполнение денежного обязательства, не подлежат применению к отношениям, связанным с выплатой в пользу работника, незаконно уволенного и впоследствии восстановленного судом на прежней работе, среднего заработка за время вынужденного прогула, поскольку такого рода отношения не носят гражданско-правового характера и не относятся к денежным обязательствам. Верховный Суд отказал Игорю Сысоеву в рассмотрении кассационной жалобы.

В жалобе в Конституционный Суд Игорь Сысоев просил признать п. 1 ст. 395 ГК не соответствующим Конституции, поскольку он позволяет судам отказывать во взыскании процентов за задержку выплаты работодателем присужденных работнику, восстановленному на прежней работе на основании решения суда, среднего заработка за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением.

При рассмотрении данного дела КС принял во внимание, что с требованием о взыскании с работодателя денежной компенсации (процентов) за задержку выплат, установленных судебным решением, Игорь Сысоев ранее обращался в суд на основании ст. 236 ТК. Решением суда от 3 августа 2022 г. исковые требования заявителя были частично удовлетворены. Однако апелляционным определением постановление первой инстанции было отменено и вынесено новое решение об оставлении иска без удовлетворения. При этом апелляционный суд отметил, что ст. 236 ТК, закрепляющая материальную ответственность работодателя в виде выплаты работнику денежной компенсации, применяется только при нарушении срока выплаты начисленной работнику зарплаты, оплаты отпуска, выплат при увольнении или других выплат, причитающихся работнику по трудовому договору. Материальная же ответственность работодателя за несвоевременное исполнение решения суда о взыскании в пользу работника среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, данной нормой не предусмотрена, указал суд. С приведенными доводами согласился кассационный суд, а ВС отказал заявителю в рассмотрении кассационной жалобы.

КС указал на необходимость компенсации работнику негативных последствий нарушения его права

Изучив жалобу, КС отметил, что в соответствии с Конституцией каждому гарантируется судебная защита прав и свобод, включая право на надлежащее и своевременное исполнение принятого судом постановления. Вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ обязательны для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории страны.

Конституционный Суд пояснил, что в случае неисполнения или несвоевременного исполнения судебного акта лицо, в чью пользу он вынесен, должно иметь право на возмещение потерь, понесенных им вследствие неисполнения или несвоевременного исполнения решения суда. В силу этого законодательство должно предусматривать правовые механизмы, призванные компенсировать данному лицу такие потери в полном объеме. К числу таких механизмов относятся как компенсационный механизм защиты права на исполнение судебного акта в разумный срок (Закон о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок), так и предусмотренные отраслевым – материально-правовым и процессуальным – законодательством специальные механизмы, обеспечивающие с учетом характера правоотношений восстановление прав лица, в пользу которого принято решение суда, не исполняемое обязанным лицом.

В постановлении подчеркивается, что правовые нормы, регулирующие отношения по разрешению трудовых споров об увольнении и, в частности, устанавливающие последствия признания увольнения незаконным, должны учитывать необходимость восстановления в полном объеме нарушенного незаконным увольнением права работника на труд. В свою очередь, восстановление указанных прав в полном объеме должно предполагать обеспечение работнику возможности как выполнять прежнюю работу (при наличии волеизъявления), так и получить в полном размере возмещение заработка, который он мог и должен был получить, однако вследствие незаконного увольнения был произвольно лишен такой возможности (Определение КС от 18 января 2024 г. № 2-О). Иное, заметил КС, не согласовывалось бы с конституционными предписаниями о защите достоинства граждан, уважении труда граждан и человека труда, а также с принципом добросовестного исполнения сторонами договора своих обязательств.

КС указал, что когда решение суда о выплате работнику среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда не исполняется работодателем, работник продолжает претерпевать негативные последствия незаконного увольнения. Даже будучи восстановленным на прежней работе, он по-прежнему остается в положении незаконно лишенного причитающихся ему денежных средств, необходимых для поддержания достойного уровня жизни его самого и членов его семьи. Такая ситуация аналогична последствиям невыплаты начисленной зарплаты, что влечет применение компенсаторных механизмов. Соответственно, резюмируется в постановлении, защита прав работника, нарушенных незаконным увольнением, также не исключает материальную ответственность работодателя. Иное ограничивало бы конституционное право работника на эффективную судебную защиту и не согласовывалось бы с принципами верховенства права и справедливости.

Оспариваемой нормой устанавливается ответственность должника за просрочку уплаты денежных средств в виде уплаты процентов за пользование чужими денежными средствами, отметил КС. Он напомнил свою неоднократно выраженную позицию о том, что в силу природы гражданско-правовых отношений сама по себе возможность применения санкции, предусмотренной п. 1 ст. 395 ГК, направлена на защиту имущественных интересов лица, чьи денежные средства незаконно удерживались. При этом применение положений этой статьи в конкретных спорах зависит от того, являются ли спорные имущественные правоотношения гражданско-правовыми, а нарушенное обязательство – денежным, а если нет, то имеется ли указание законодателя о возможности их применения к этим правоотношениям.

Между тем законодательство не содержит положений о возможности применения п. 1 ст. 395 ГК к правоотношениям, связанным с выплатой работодателем компенсации незаконно уволенному работнику. Таким образом, пояснил Конституционный Суд, данное законоположение в системе действующего правового регулирования не предназначено для защиты прав работника в случае задержки выплаты денежных сумм, причитающихся ему от работодателя в сфере трудовых и связанных с ними отношений. Следовательно, возможность привлечения работодателя к ответственности за несвоевременное исполнение постановления суда о взыскании в пользу работника, восстановленного на прежней работе, среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда требует наличия специальных правовых средств иной отраслевой принадлежности, предназначенных именно для защиты прав работника от нарушений со стороны работодателя.

Как подчеркнуто в постановлении, оплата вынужденного прогула, не являясь в буквальном смысле оплатой затраченного работником труда, представляет собой выплату, имеющую признаки возмещения вреда, причиненного работнику лишением его вследствие незаконного увольнения возможности трудиться и получать за свой труд заработную плату. При этом вред, причиненный незаконным увольнением, может включать в том числе моральный вред, который также подлежит возмещению путем выплаты компенсации.

КС подчеркнул, что как средний заработок за время вынужденного прогула, подлежащий уплате работодателем в пользу незаконно уволенного и впоследствии восстановленного на прежней работе работника, так и компенсация причиненного таким увольнением морального вреда относятся к выплатам, полагающимся работнику на основании судебного решения в силу нарушения именно трудовых прав. Это сущностно сближает отношения, возникающие в связи с выплатой соответствующих денежных сумм, с урегулированными нормами трудового законодательства отношениями, которые относятся к категории непосредственно связанных с трудовыми и возникают по поводу защиты прав работника, вытекающих также из трудовых отношений.

На обеспечение защиты собственно трудовых прав работников, нарушенных задержкой выплаты зарплаты, оплаты отпуска, выплат при увольнении или других выплат, причитающихся работнику, а равно выплатой их не в полном размере, направлено правовое регулирование, установленное ст. 236 ТК. Проценты, предусмотренные данной нормой, являются мерой ответственности работодателя, компенсирующей работнику негативные последствия нарушения его права на своевременную и справедливую зарплату, разъяснил КС.

Применительно к сфере действия ст. 236 ТК Суд указал, что в современных условиях необходимо также учитывать правовые позиции, изложенные в Постановлении КС от 11 апреля 2023 г. № 16-П, которым ч. 1 указанной статьи была признана не соответствующей Конституции. КС постановил, что данная норма не обеспечивает взыскания с работодателя процентов (денежной компенсации), когда полагающиеся работнику выплаты не были начислены своевременно, а решением суда признано право работника на их получение, с исчислением размера таких процентов из фактически не выплаченных денежных сумм со дня, следующего за днем, когда в соответствии с действующим правовым регулированием эти выплаты должны были быть произведены при своевременном начислении.

Во исполнение названного постановления был принят Федеральный закон от 30 января 2024 г. № 3-ФЗ (вступил в силу также с 30 января 2024 г.), которым ч. 1 ст. 236 ТК была изложена в новой редакции. КС отметил, что как временное правовое регулирование, установленное Постановлением № 16-П/2023, так и действующее законодательное регулирование предполагают, что предусмотренные указанной нормой проценты (денежная компенсация) начисляются в том числе на все полагающиеся работнику выплаты, которые – в нарушение трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашений, локальных нормативных актов и трудового договора – не были ему своевременно начислены работодателем. «Отсюда следует, что и за тот период, когда решение суда о выплате работнику среднего заработка за время вынужденного прогула, а равно и компенсации морального вреда не исполнено, работник, будучи незаконно лишенным причитающихся ему денежных средств, также имеет право на применение компенсационного механизма, предусмотренного ст. 236 ТК РФ», – уточнил КС.

Таким образом, Конституционный Суд признал п. 1 ст. 395 ГК не противоречащим Основному Закону, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования данное законоположение, не будучи предназначенным для взыскания с работодателя в пользу незаконно уволенного работника денежной компенсации за задержку выплаты присужденных ему судом среднего заработка за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением, не содержит препятствий для решения этого вопроса на основе применения ст. 236 ТК. КС также постановил пересмотреть судебные постановления по делу Игоря Сысоева.

Эксперты положительно оценили выводы КС

В комментарии «АГ» партнер юридической фирмы «Кирьяк и партнеры» Семен Кирьяк считает подход, предложенный КС, точным и корректным как с точки зрения буквального толкования норм ТК, так и исходя из общеправовых принципов. Эксперт отметил, что на практике при разрешении трудовых споров распространена ситуация, когда суд первой инстанции принимает решение в пользу работника, вышестоящие суды соглашаются с этим решением, но работодатель исполнять такое решение не спешит. При этом специфика трудовых споров такова, что работник остается без причитающихся ему выплат на весь срок рассмотрения спора. Семен Кирьяк указал: несмотря на то, что сроки рассмотрения трудовых споров являются сокращенными, как правило, от момента подачи иска до вступления в силу решения проходит не менее полугода. Все это время работник не получает никаких выплат, но при этом должен нести расходы на сопровождение дела в суде.

«КС правильно подчеркнул, что последствия восстановления на работе без выплаты причитающихся работнику денежных сумм сходны с задержкой начисленной, но не выплаченной зарплаты. Именно поэтому начисление процентов по ст. 236 ТК, а не общей нормы ст. 395 ГК, представляется справедливым. С учетом позиции КС работодатели будут вынуждены учитывать риск начисления процентов по ст. 236 ТК при принятии решения о вступлении в спор с работником. Возможно, возложение дополнительной ответственности за просрочку оплаты позволит увеличить количество мировых соглашений в трудовых спорах», – полагает эксперт.

Юрист, эксперт по трудовому праву Елена Карсетская отметила, что КС данным постановлением признал правомерность начисления процентов по правилам ст. 236 ТК на присужденную судом сумму среднего заработка за период вынужденного прогула в ситуации, когда работодатель не исполняет решение суда и своевременно не производит выплату.

Между тем, добавила эксперт, судами не выработано однозначной позиции по поводу того, распространяются ли в принципе правила ст. 236 ТК (в редакции, соответствующей Постановлению КС № 16-П/2023) на сумму среднего заработка, выплачиваемого по решению суда за период вынужденного прогула. «Например, Мосгорсуд считает, что в упомянутом постановлении речь идет о выплате процентов за нарушение работодателем установленного срока выплаты именно заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении или других выплат, причитающихся работнику, а не выплате среднего заработка за период вынужденного прогула. Противоположная позиция изложена в Определении Третьего Кассационного суда общей юрисдикции от 4 марта 2024 г. № 88-3791/2024. Думаю, сейчас можно сделать вывод, что проценты, предусмотренные ст. 236 ТК, на средний заработок, выплачиваемый за период вынужденного прогула, все же начисляются», – резюмировала Елена Карсетская.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button