Арест таможней имущества декларанта является обеспечительной мерой, а не мерой взыскания платежей Юридический центр
Арест таможней имущества декларанта является обеспечительной мерой, а не мерой взыскания платежей

ВС пояснил, что правовая природа такой обеспечительной меры направлена на недопущение осуществления декларантом действий, которые могли бы привести к нарушению баланса в правоотношениях с таможенным органом

Один из экспертов «АГ» полагает, что если изложенный в определении ВС подход таможни будет применяться в дальнейшем, то в скором времени о приостановлении действий уведомлений таможенных органов как обеспечительной мере в судах можно забыть. Другой согласился с позицией Суда, отметив, что фактически спор идет о двух встречных обеспечительных мерах.

5 апреля Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС23-25067 по делу № А32-2498/2023, в котором пояснил, что решение таможенного органа об аресте имущества декларанта не направлено на преодоление судебных актов о применении обеспечительной меры.

В августе 2020 г. ООО «ВнешТоргЛогистик» ввезло на территорию Евразийского экономического союза из Китая товар, который был помещен на склад временного хранения. В целях оформления указанного товара по таможенной процедуре «реэкспорт» общество представило во Владивостокскую таможню соответствующие декларации. После выпуска товара таможней была проведена проверка документов и сведений на предмет соблюдения условий помещения товара под заявленную таможенную процедуру реэкспорта и своевременности уплаты таможенных платежей.

В ходе проверки таможенный орган установил, что товары, задекларированные обществом, в нарушение п. 2 ст. 240 Таможенного кодекса ЕАЭС не были вывезены с таможенной территории Евразийского экономического союза. Выявленные по результатам таможенного контроля нарушения декларантом требований таможенного законодательства зафиксированы Владивостокской таможней в соответствующих решениях. Обществу не удалось оспорить данные решения в арбитражном суде.

Впоследствии Краснодарская таможня, наделенная полномочиями на взыскание, направила в адрес общества уведомления о не уплаченных в установленный срок суммах таможенных платежей, специальных, антидемпинговых, компенсационных пошлин, процентов и пеней на общую сумму 19,8 млн руб. Указанные уведомления также были оспорены обществом в арбитражном суде. В октябре 2022 г. Арбитражный суд Краснодарского края по заявлению общества принял обеспечительные меры в виде приостановления действия уведомлений таможни о не уплаченных в установленный срок суммах таможенных платежей, пошлин, процентов и пеней.

В целях реализации полномочий на взыскание с общества задолженности, законность начисления которой была установлена вступившими в законную силу судебными актами, Краснодарской таможней на основании ч. 9 ст. 78 Закона о таможенном регулировании было принято решение о наложении ареста на имущество декларанта, предметом которого являлись денежные средства в сумме 19, 8 млн руб., находящиеся на едином лицевом счете плательщика таможенных пошлин, налогов. Указанное решение было санкционировано Краснодарской транспортной прокуратурой.

Декларант, полагая, что решение таможенного органа о наложении ареста на имущество направлено на преодоление вынесенных судом актов о применении обеспечительной меры, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным такого решения. Заявление общества было удовлетворено, с чем согласились апелляция и кассация. Суды исходили из того, что принятие обеспечительных мер предполагает запрет на осуществление действий, связанных с исполнением приостановленного решения или акта госоргана и, следовательно, отсутствие у общества обязанности по уплате таможенных платежей в период действия данных мер. В этой связи, поскольку на момент принятия оспариваемого решения в силу действия обеспечительных мер у декларанта, как отметили суды, не наступила обязанность по уплате таможенных платежей, соответственно, у таможенного органа отсутствовали основания для наложения ареста на имущество общества.

Доводы таможни о том, что обжалуемое решение не нарушает режим принятых судом обеспечительных мер, не направлено на их преодоление, поскольку решение об аресте имущества общества является обеспечивающей, вспомогательной мерой, позволяющей в последующем оперативно и эффективно взыскать задолженность за счет арестованного имущества, были отклонены судами как противоречащие действующему законодательству.

Не согласившись с состоявшимися судебными актами, Краснодарская таможня направила кассационную жалобу в Верховный Суд РФ. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что в связи с нарушением условий процедуры реэкспорта у общества наступила обязанность по уплате таможенных платежей; факт нарушения обществом требований законодательства подтвержден судебными актами по ряду дел. Как указано в п. 3 ст. 55 Таможенного кодекса ЕАЭС, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов таможенный орган в порядке и сроки, которые устанавливаются законодательством государств-членов, направляет плательщику, а также лицам, которые несут с ним солидарную обязанность, уведомление о не уплаченных в установленный срок суммах.

Основываясь на положениях норм действующего таможенного законодательства таможенный орган, установив факт нарушения декларантом условий таможенной процедуры, подтвержденный вступившими в законную силу судебными актами, направил в его адрес соответствующие уведомления о необходимости уплаты в добровольном порядке начисленных по результатам таможенной проверки сумм таможенных платежей. Следовательно, вопреки выводам судов трех инстанций, таможней был соблюден указанный порядок действий в случае выявления таможенным органом нарушений со стороны декларанта, отметил ВС.

При рассмотрении дела суды исходили из того, что в период действия обеспечительных мер, принятых по делам, предметом которых являлась проверка законности вынесенных таможней уведомлений о неуплаченных таможенных платежах, наложение согласно ст. 78 Закона о таможенном регулировании ареста на имущество декларанта являлось мерой по взысканию таможенных платежей. Между тем Экономколлегия обратила внимание, что действующее таможенное законодательство разделяет меры, применяемые таможенными органами по взысканию платежей, и меры, которые направлены на обеспечение возможности взыскания таких платежей.

Действующее таможенное законодательство устанавливает порядок взыскания таможенных платежей и определяет перечень мер, которые могут применяться таможенным органом для такого взыскания. Однако в соответствии с ч. 1 ст. 78 Закона о таможенном регулировании арестом имущества и товаров, в отношении которых таможенные платежи, специальные, антидемпинговые, компенсационные пошлины, проценты и пени не уплачены или уплачены не полностью, признаются действия по ограничению прав собственника в отношении его имущества, применяемые таможенным органом для обеспечения взыскания таможенных и иных платежей. Таким образом, указал ВС, арест имущества, предусмотренный ст. 78 Закона, вопреки выводам судов, является не мерой взыскания таможенных платежей, а обеспечительной мерой. «Правовая природа таких обеспечительных мер направлена на недопущение осуществления лицом, на которого возложена соответствующая обязанность, действий, которые могли бы привести к нарушению баланса в правоотношениях с таможенным органом и, как следствие, к нарушению публичных интересов ввиду неуплаты установленных действующим законодательством таможенных платежей», – отмечается в определении.

Как подчеркнул Суд, к обеспечительным мерам, установленным таможенным законодательством, применимы общие для такого правового института критерии. К таким критериям относятся: обоснованность принятия мер, соразмерность, связь с предметом конкретных правоотношений (определения ВС РФ от 28 марта 2018 г. № 305-ЭС17-18862; от 21 апреля 2021 г. № 307-ЭС20-10839). Применительно к аресту, наложение которого осуществил в настоящем случае таможенный орган, соответствующие критерии установлены в ч. 9–38 ст. 78 Закона о таможенном регулировании.

Судебная коллегия приняла во внимание, что таможенный орган указывал в ходе рассмотрения спора, что принятие мер по наложению ареста связано с возникновением у общества обязанности по уплате таможенных платежей и их общим размером; непринятие такой меры могло в дальнейшем привести к затруднению при взыскании с общества задолженности по уплате таможенных платежей. Эти доводы таможни по существу опровергнуты не были, поскольку общество в обоснование своей позиции ссылалось на незаконность ареста ввиду неверного толкования таможней положений ст. 55, 68 Таможенного кодекса ЕАЭС. Следовательно, таможенный орган в рассматриваемом деле обосновал применение такой меры обеспечения, как наложение ареста на имущество должника, при этом такие действия таможни не были направлены на преодоление обеспечительных мер, принятых судом, поскольку иное противоречило бы принципам свободы экономической деятельности и неприкосновенности частной собственности.

По мнению Экономколлегии, суды неверно квалифицировали действия таможенного органа, не учли положения ст. 78 Закона о таможенном регулировании и правовую природу ареста, наложенного таможенным органом. Вместе с тем ВС отметил, что арест имущества был произведен таможней с учетом общей суммы имеющейся у общества задолженности по уплате таможенных платежей в рамках рассмотренных арбитражным судом дел. Однако из материалов дела следует, что на депозитный счет суда обществом было внесено встречное обеспечение в размере 5 млн руб. Следовательно, в такой ситуации судам было необходимо установить обоснованность наложения таможенным органом ареста на имущество с учетом данного обстоятельства.

Таким образом, Верховный Суд отменил оспариваемые судебные акты арбитражных судов трех инстанций, а дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом он отметил, что при новом рассмотрении дела суду следует учесть правовую позицию, изложенную в определении, установить обоснованность наложения ареста на имущество декларанта с учетом размера произведенного им встречного обеспечения, принять законные и обоснованные судебные акты.

Комментируя определение, юрист, генеральный директор ООО «Джей энд Кей Лоерз» Алексей Жуков отметил, что затронутая ВС РФ проблема поднимает очень сложный вопрос: сможет ли таможенный орган преодолеть обеспечительные меры, наложенные судом в будущем. «Хотя в рассматриваемом деле судами приостанавливалось действие не решений, а уведомлений (акты таможни, производные от решений), всегда стоит помнить о ст. 16 АПК РФ, согласно которой вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан. Не будет ли в таком случае конфликта судебных актов в каждом рассматриваемом случае с аналогичной фактурой дела?» – рассуждает эксперт.

По мнению Алексея Жукова, выводы ВС неоднозначны для широкого круга лиц. Он полагает, что если такой подход таможни будет применяться и дальше, то в скором времени о приостановлении действий уведомлений таможенных органов как обеспечительной мере в судах можно забыть. А если и удастся это сделать, то у таможенных органов, вероятно, появляется иной вариант.

Однако эксперт отметил, что если брать именно частный рассматриваемый ВС случай, то можно выделить довод декларанта, согласно которому в обоснование своей позиции он ссылался на незаконность ареста ввиду неверного толкования таможней положений ст. 55, 68 Таможенного кодекса ЕАЭС. В то время как таможенный орган, напротив, обосновал применение именно такой меры обеспечения, как наложение ареста на имущество. При этом Алексей Жуков заметил, что декларант неудачно для себя оспаривал решения о доначислении платежей. Это, вероятно, и стало дополнительным фактором для наложения ареста и пересмотра ВС судебных актов, предположил юрист.

Адвокат АП Ярославской области Николай Бурыкин согласился с позицией Верховного Суда, отметив, что фактически спор идет о двух встречных обеспечительных мерах. «В данном случае декларант просит приостановить исполнение уведомлений таможни о не уплаченных в установленный срок суммах таможенных платежей, а таможня – осуществить меры, позволяющие в последующем оперативно и эффективно взыскать задолженность. Они вполне могут быть применены одновременно, но с учетом, конечно, встречного обеспечения декларанта, которое он произвел в ходе рассмотрения дела», – прокомментировал эксперт.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button