Апелляция подтвердила оправдательный приговор по делу о даче взятки полицейскому Юридический центр
Апелляция подтвердила оправдательный приговор по делу о даче взятки полицейскому

Верховный Суд Республики Татарстан указал, что обвиняемый действовал под влиянием сотрудников полиции и находился в положении, которое не позволяло отказаться от совершения этих действий

В комментарии «АГ» защитник оправданного рассказал, что суд при вынесении приговора учел доводы и стороны обвинения, и стороны защиты, однако прислушался к доводам защиты и оставил оправдательный приговор без изменения.

Как стало известно «АГ», 15 марта Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан оставила оправдательный приговор в отношении мужчины, обвинявшегося в даче взятки полицейскому, в силе.

Обстоятельства задержания и первый приговор

Как ранее писала «АГ», согласно обвинительному заключению, в ночь с 6 на 7 мая 2021 г. Раиль Ахметшин был задержан по факту хищения дизельного топлива с трактора, принадлежащего ООО «Агросила-Логистика». Желая избежать привлечения к уголовной ответственности по ч. 2 и 3 ст. 160 УК, мужчина передал начальнику полиции отдела МВД России по Сармановскому району Рамилю Халикову взятку в сумме около 22 тыс. руб., о чем тот сообщил в дежурную часть. Действия Раиля Ахметшина были квалифицированы по ч. 3 ст. 291 УК как дача взятки должностному лицу лично за совершение заведомо незаконного бездействия.

В суде Раиль Ахметшин не признал свою вину. Он указал, что действительно 6 мая 2021 г. был задержан вместе с Г. по факту кражи топлива тремя мужчинами, двое из которых, как он позднее узнал, были сотрудниками полиции Рамилем Халиковым и А., а третий – представителем общества С. После изъятия топлива, по словам обвиняемого, Рамиль Халиков запросил у него и Г. 50 тыс. руб., чтобы избежать уголовной ответственности. Поскольку денег у них при себе не было, Рамиль Халиков направил их к работающему в поле трактористу, у которого они заняли 21 тыс. руб. Затем, как указал подсудимый, Рамиль Халиков проинструктировал его о передаче денег ему в машине, сказав, что они предназначены для «решения проблемы». В салоне автомобиля Раиль Ахметшин следовал инструкциям Халикова, которые тот предварительно ему дал, и передал ему деньги со словами, что хочет дать взятку. При этом Рамиль Халиков делал видеозапись на телефон. После передачи денег на место прибыли сотрудники следственно-оперативной группы.

В суде Раиль Ахметшин подчеркнул: ему стало известно о том, что Рамиль Халиков является сотрудником полиции, только в ходе видеосъемки, когда тот представился и показал удостоверение. Он указал, что, впервые оказавшись в такой ситуации, был сильно испуган, взятку передал из-за того, что это предложил сделать сам полицейский, а до этого какого-либо умысла на дачу взятки не имел.

Задержанный вместе с Раилем Ахметшиным Г. в суде указал, что после задержания тот поехал к трактористу за деньгами, а когда вернулся, их посадили в разные машины. У Г. взяли объяснение по факту кражи дизельного топлива, и в этот момент он узнал, что среди лиц, которые принимали участие в их задержании, есть сотрудники полиции, в частности Рамиль Халиков, который проводил отдельную беседу с Раилем Ахметшиным. На следующий день Раиль Ахметшин ему сообщил, что Халиков снимал передачу денег на телефон.

В свою очередь, Рамиль Халиков рассказал, что после задержания он и А. представились и вызвали на место происшествия следственно-оперативную группу. До их прибытия Раиль Ахметшин обратился к нему с просьбой «решить вопрос» и не оформлять факт хищения топлива, на что получил отказ с предупреждением о том, что дача взятки должностному лицу является преступлением. После этого задержанных рассадили по разным машинам, сам он сел в машину с Раилем Ахметшиным, в которой также находился и С. По словам полицейского, чтобы у задержанного не было желания дать взятку, он включил свой телефон в режим записи и предупредил об этом, но, несмотря на это, Ахметшин дал взятку, положив деньги рядом с рычагом переключения передач. После этого Рамиль Халиков сообщил о даче взятки в дежурную часть. Он пояснил суду, что подсудимого на дачу взятки не провоцировал, денег у него не требовал.

Свидетели Л. и А., являвшиеся сотрудниками полиции, дали показания, аналогичные показаниям Рамиля Халикова, дополнив их некоторыми деталями. Представитель общества С. также показал в суде, что подсудимый дал взятку полицейскому.

Адвокат Анас Мухаметзянов в судебном заседании указывал, что его подзащитный не может быть осужден за свои действия, поскольку они не образуют состав преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК. Он заявил ходатайство о назначении и проведении лингвистической экспертизы видеозаписи передачи денег, которое было удовлетворено. Согласно заключению эксперта, ведущая и инициирующая роль на видеозаписи принадлежит Рамилю Халикову, который направляет и «режиссирует» диалог, определяя, когда, кому и как отвечать, в свою очередь Раиль Ахметшин является ведомым и подчиняется Халикову. Исходя из анализа речевой ситуации, указал эксперт, можно сделать вывод о том, что еще одной косвенной целью Рамиля Халикова является провокация дачи взятки должностному лицу с последующей ее видеофиксацией.

Опираясь на вывод экспертизы, Анас Мухаметзянов указал, что Рамиль Халиков своими действиями пытался создать положительное впечатление о борьбе подчиненных ему подразделений с преступлениями коррупционной направленности, мнимое благополучие в борьбе с коррупционными преступлениями и возвысить свою роль в раскрытии преступлений такой категории.

В свою очередь, государственный обвинитель, настаивая на виновности Раиля Ахметшина, привел показания сотрудников полиции и представителя общества С. Также он заявил о недопустимости заключения эксперта, ввиду того что последний вышел за пределы своих профессиональных познаний.

По итогам рассмотрения дела Сармановский районный суд Республики Татарстан признал Раиля Ахметшина виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК, и назначил ему наказание в виде лишения свободы на два года.

Апелляция отменила обвинительный приговор

Анас Мухаметзянов подал апелляционную жалобу в Верховный Суд Республики Татарстан. Рассмотрев дело, апелляция пришла к выводу, что представленных стороной обвинения доказательств недостаточно для подтверждения наличия в действиях Раиля Ахметшина состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 291 УК.

ВС РТ установил взаимоисключающие обстоятельства, предшествовавшие моменту передачи денег: показания подсудимого Раиля Ахметшина, свидетелей Г. и Х., с одной стороны, а также свидетелей Рамиля Халикова и остальных полицейских – с другой.

Как отметил апелляционный суд, для устранения возникших сомнений в целях проверки доводов Раиля Ахметшина о том, что Рамиль Халиков неоднократно производил съемку на свой сотовый телефон момента передачи денег, судом первой инстанции была назначена компьютерно-техническая экспертиза, на разрешение которой был поставлен в том числе вопрос о наличии в памяти телефона Рамиля Халикова удаленных графических фото- и видеофайлов от 6 мая 2021 г., о возможности их восстановления и выделения на отдельный носитель. Эксперт представил суду заключение о наличии парольной защиты на телефоне и, как следствие, невозможности ответить на поставленные вопросы.

Данную парольную защиту Рамиль Халиков не сообщил суду, сославшись на то, что он ее забыл. Но к этим доводам ВС РТ отнесся критически, считая такую позицию стремлением скрыть новые доказательства, а пассивную позицию государственного обвинителя по данному вопросу – обусловленной нежеланием поставить под сомнение предъявленное обвинение. С учетом требований ст. 14 УПК показания Раиля Ахметшина в этой части для суда являются правдивыми и достоверными.

Также Верховный Суд РТ указал на отсутствие в приговоре оценки показаний осужденного и свидетелей Х. и Г. о том, что Раилю Ахметшину после его задержания за хищение дизельного топлива со стороны Рамиля Халикова и других свидетелей была предоставлена возможность искать деньги у других трактористов, в то время как он был фактически задержан за совершение другого преступления. В результате апелляция отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

На втором круге суд оправдал подсудимого

В ходе повторного рассмотрения уголовного дела суд отметил: в ходе досудебного и судебного следствия Раиль Ахметшин категорично утверждал, что к даче взятки его склонил сотрудник полиции Рамиль Халиков, пообещав отпустить; что деньги он передал из-за того, что это предложил сделать полицейский, и что до этого какого-либо умысла на это у него не было. Кроме того, этот же сотрудник полиции, обозначив сумму взятки, сам направил его за деньгами к трактористу, инструктировал его относительно способа передачи денег, несколько раз фиксируя данное обстоятельство с помощью видеозаписи на камеру телефона.

Данные показания Раиля Ахметшина не только не были опровергнуты стороной обвинения, но и были подтверждены исследованными доказательствами, указал суд. Так, из материалов дела следует, что 6 мая 2021 г. сотрудники МВД России по Сармановскому району действовали в рамках оперативно-разыскного мероприятия «Наблюдение» с целью документирования и задержания Раиля Ахметшина и тракториста Х. по факту хищения дизельного топлива. На это в своих показаниях указали сотрудники полиции Рамиль Халиков, Л. и А., а также представитель общества С. Пункт 3 плана указанного ОРМ, составленного А., в случае выявления преступления предполагал задержание Раиля Ахметшина и Х., а в дальнейшем вызов на место происшествия следственно-оперативной группы для производства следственных действий.

После задержания Раиля Ахметшина и Г. с похищенным дизельным топливом факт его хищения с учетом пояснений задержанных на месте был выявлен, т.е. цели и задачи ОРМ были выполнены, а результаты подлежали процессуальному закреплению посредством производства следственных действий. Несмотря на это, Рамиль Халиков и другие свидетели предоставили Раилю Ахметшину возможность длительное время искать денежные средства, что в судебном заседании подтвердил свидетель Х., который, находясь в поле, при обращении подсудимого передал ему деньги.

Суд также обратил внимание на не опровергнутое обвинением обстоятельство, согласно которому деньги Раиль Ахметшин получил от Х. под фактическим контролем со стороны сотрудника полиции А. Вместе с тем последний, являясь лицом, составившим план проведения ОРМ, зная его цели и задачи, был обязан принять меры к непосредственному задержанию Х. как соучастника преступления, что следует из плана ОРМ и постановления от 12 мая 2021 г. о возбуждении уголовного дела в отношении Раиля Ахметшина, Х. и Г. по признакам преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 160 УК.

По мнению суда, такое поведение сотрудников полиции после задержания Раиля Ахметшина и Г., которое по смыслу закона требовало процессуальной фиксации и дальнейшего расследования обстоятельств хищения дизельного топлива, было обусловлено желанием спровоцировать подсудимого на совершение нового преступления. Без активного вмешательства и подстрекательства со стороны сотрудников полиции, в частности Рамиля Халикова, суд исключил возможность возникновения у Раиля Ахметшина умысла на дачу взятки сотруднику полиции и дальнейшее совершение этого преступления.

Обращаясь к лингвистической экспертизе, суд заметил, что в речи Раиля Ахметшина присутствуют признаки заученности или чтения с листа, т.е. чтения заранее подготовленного текста, а также речевого воздействия со стороны Рамиля Xаликова, подводившего в процессе диалога подсудимого к открытому согласию с информацией, которая может быть использована против него. При этом видеосъемка носит постановочный характер с признаками речевой провокации в отношении Раиля Ахметшина для дачи взятки должностному лицу при исполнении служебных обязанностей в присутствии третьих лиц.

Доводы о недостоверности заключения эксперта суд также счел несостоятельными, поскольку оно соответствует требованиям ст. 204 УПК. При производстве этой экспертизы не было допущено нарушений уголовно-процессуального закона и требований Закона о государственной судебно-экспертной деятельности в России, поводов ставить под сомнение компетентность эксперта и правильность его выводов нет. Суд также отметил, что выводы всех экспертиз носят вероятностный характер и в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом оцениваются в совокупности с иными добытыми по делу доказательствами. Вопреки доводам обвинителя, каких-либо оснований для признания заключения проведенной по делу судебной экспертизы недопустимым доказательством не имеется. Суд также учел, что ни одна сторона не заявила ходатайств о проведении по делу повторной экспертизы.

К доводам допрошенного судом по инициативе государственного обвинителя специалиста К., ведомственного эксперта СУ СК РФ по РТ, о том, что эксперт, давший заключение лингвистической экспертизы, возможно, вышел за пределы специальных познаний ввиду того, что ответил также на вопросы, допуск к которым имеет эксперт-психолог, и у нее противоположное мнение по ответам на поставленные вопросы, суд отнесся критически. В соответствии с положениями ч. 4 ст. 80 УПК показания специалиста – сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также разъяснения своего мнения в соответствии с требованиями ст. 53, 168 и 271 настоящего Кодекса.

В отличие от эксперта, заметил суд, специалист исследования не проводит, а излагает свои суждения по поставленным перед ним вопросам, ответы на которые требуют специальных знаний, а также дает пояснения по специальным вопросам, не выходящим за пределы его компетенции, при этом не подменяет эксперта и не устанавливает новых фактов, имеющих значение доказательств по делу. Как следует из показаний специалиста К., ее суждения были основаны на тех методиках, которые применяются в деятельности экспертных центров Следственного комитета РФ. Между тем допрошенная судом эксперт Т. показала, что заключение от 10 октября 2023 г. полностью соответствует ее специальным познаниям, исследование проведено в соответствии с методиками, рекомендованными к практическому использованию решением научно-методического совета при Правлении гильдии экспертов-лингвистов, заключение в полном объеме относится к предмету лингвистической экспертизы как по поставленным вопросам, так и по данным ответам. Никакой юридической оценки участникам диалога на видеозаписи она не давала.

Суд принял во внимание, что заключение экспертом Т. было дано путем оценки всех материалов уголовного дела и непосредственного исследования всех вещественных доказательств. Специалист К. с материалами дела не была ознакомлена, ею исследовались вышеуказанное заключение эксперта и видеозапись, что свидетельствует о недостаточности у нее экспертного материала. Ее показания являются личным мнением, их она обосновала своими суждениями относительно дефектов судебной экспертизы, которые, по мнению суда, никоим образом не влияют на объективность и достоверность выводов эксперта. Исходя из этого, доводы государственного обвинителя о том, что заключение эксперта является недопустимым доказательством, суд посчитал несостоятельными.

Таким образом, указал суд, приведенная оценка доказательств свидетельствует о том, что сотрудник полиции Рамиль Халиков очевидно вышел за пределы своих полномочий, поскольку своими активными провокационно-подстрекательскими действиями побудил Раиля Ахметшина к совершению преступления в виде дачи ему взятки как должностному лицу. При этом стороной обвинения доказательств того, что Раиль Ахметшин без вмешательства совершил бы такое преступление, представлено не было, что свидетельствует об отсутствии в его действиях состава преступления. В связи с этим суд признал Раиля Ахметшина невиновным в совершении преступления по ч. 3 ст. 291 УК, признав за ним право на реабилитацию.

Оправдательный приговор устоял в апелляции

Впоследствии прокуратура подала апелляционное представление в ВС Республики Татарстан. По мнению прокурора, вывод суда о том, что Рамиль Халиков спровоцировал Раиля Ахметшина к передаче взятки, несостоятелен и противоречит собранным доказательствам по делу. Показания свидетелей опровергают показания Раиля Ахметшина. Свидетели пояснили, что инициатива по передаче взятки исходила от самого Ахметшина. Показания свидетелей Х., С., Л. и А., предупрежденных об уголовной ответственности по ст. 307 УК, последовательны, согласуются между собой, подтверждаются видеозаписью и другими собранными доказательствами. К показаниям Г. прокурор просил отнестись критически, поскольку он находится в дружественных отношениях с Ахметшиным, с ним он совершил хищение дизельного топлива.

Кроме того, в апелляционном представлении отмечалось, что суд в приговоре не указал, какими конкретными провокационно-подстрекательскими действиями Рамиль Халиков побудил Раиля Ахметшина к совершению преступления в виде дачи ему взятки как должностному лицу. По мнению прокурора, умысел на дачу взятки должностному лицу сформировался у Ахметшина самостоятельно, вне зависимости от действий сотрудников полиции, он мог отказаться от совершения противоправных действий, и сотрудники полиции не ставили его в положение, исключающее такую возможность.

В апелляционном представлении также указывалось, что заключение лингвистической экспертизы, сделанное на основании видеозаписи, не могло быть положено в основу оправдательного приговора. Эксперт-лингвист вышел за пределы своей компетенции, установил фактические обстоятельства дела, дал юридическую квалификацию выявленному факту, а также разрешил вопрос, входящий в компетенцию эксперта-психолога. Кроме того, эксперт К. по результатам просмотра видеозаписи пояснила, что речевые обороты, побуждающие Раиля Ахметшина дать взятку, отсутствуют.

Прокурор отметил, что имеющаяся в деле видеозапись о предложении Раиля Ахметшина дать взятку Рамилю Халикову в присутствии С. за непривлечение к уголовной ответственности за хищение дизельного топлива является допустимым доказательством виновности Ахметшина и опровергает его показания о производстве видеосъемки несколько раз, поскольку иных видеофайлов в телефоне Халикова при изъятии специалистом не обнаружено. Представленных стороной обвинения доказательств достаточно для признания Ахметшина виновным в совершении инкриминируемого деяния. Гособвинитель попросил отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение.

Изучив материалы дела, Верховный Суд РТ отметил, что вынесенный оправдательный приговор соответствует требованиям УПК. Суд первой инстанции исходил из того, что показания Ахметшина о его склонении Халиковым к даче взятки нашли свое подтверждение. Как указала апелляция, факт хищения топлива был установлен после задержания Ахметшина, а затем и Г., после чего требовалось процессуальное закрепление полученных результатов. Однако сотрудники полиции предоставили Раилю Ахметшину возможность искать деньги на протяжении не менее 40 минут в то время, когда он был фактически задержан за совершение другого преступления.

ВС РТ указал, что суд первой инстанции оценил показания свидетелей обвинения и не признал их допустимыми, поскольку они даны с целью подтвердить правомерность провокационных действий Рамиля Халикова в силу наличия профессиональной и служебной зависимости. Апелляционный суд критически отнесся к тому, что Рамиль Халиков забыл пароль от телефона, посчитав, что он явно заинтересован в сокрытии объективных данных содержания своего телефона.

Кроме того, указала апелляция, суд первой инстанции, сопоставив заключение лингвистической экспертизы в совокупности с другими доказательствами, дал подробный анализ критериям допустимости положенного в основу принятого им решения доказательства. При этом оснований для иной оценки заключения лингвистической экспертизы нет.

Апелляционный суд указал, что совокупность исследованных первой инстанцией доказательств свидетельствует о правильности выводов суда о том, что Раиль Ахметшин действовал под влиянием сотрудников полиции и находился в положении, которое не позволяло отказаться от совершения этих действий. При таких обстоятельствах исключается формирование у Ахметшина умысла на дачу взятки самостоятельно и независимо от действий сотрудников полиции, о чем утверждал государственный обвинитель. Верховный Суд РТ оставил оправдательный приговор без изменения, а апелляционное представление без удовлетворения.

Комментарий защитника

Адвокат Анас Мухаметзянов рассказал «АГ», что суд при вынесении приговора учел доводы и стороны обвинения, и стороны защиты. «Суд апелляционной инстанции прислушался к доводам защиты и оставил приговор суда без изменения. Мы смогли доказать в судах первой и апелляционной инстанций, что Раиль Ахметшин не совершал преступление, взятку сотруднику полиции не давал. Наоборот, сотрудник полиции сам спровоцировал дачу взятки», – заключил он.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button