Адвокату вынесено предупреждение за частичное ознакомление с делом и подачу немотивированной жалобы на приговор Юридический центр
Адвокату вынесено предупреждение за частичное ознакомление с делом и подачу немотивированной жалобы на приговор

Совет АПГМ напомнил, что защита по уголовному делу невозможна без ознакомления со всеми материалами дела, а апелляционная жалоба на обвинительный приговор должна быть обоснованной

По мнению одного из адвокатов, основная идея комментируемого решения заключается в том, что юридическая помощь в целом и защита по уголовному делу в частности не должны носить формальный характер, поскольку во многом от действий защитника зависит дальнейшее процессуальное положение доверителя. Другая полагает, что при осуществлении защиты по назначению адвокат обязан предпринимать необходимые в соответствии с законодательством и КПЭА действия для надлежащего представления интересов подзащитного. Третий подчеркнул, что Совет АПГМ вновь напомнил о неприемлемости пассивной защиты в рамках производства по уголовному делу, что влечет дисциплинарные санкции для адвоката.

Совет Адвокатской палаты г. Москвы опубликовал Решение о вынесении предупреждения адвокату, который не ознакомился со всеми материалами дела и подал немотивированную апелляционную жалобу на обвинительный приговор без приведения оснований для его отмены.

В производстве районного суда г. Москвы находилось уголовное дело в отношении гражданки В., обвиняемой в совершении преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Дело было возбуждено в 2017 г. и трижды рассматривалось судом, поскольку дважды возвращалось прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. В январе 2023 г. адвокат М. вступил в дело в качестве защитника по назначению суда, он участвовал в судебном заседании от 26 января. В этом заседании суд дополнительно допросил потерпевшего, выборочно исследовал письменные материалы дела, по ходатайству подсудимой к материалам были приобщены дополнительные доказательства, по ходатайству гособвинителя оглашены показания В., данные ею на стадии расследования. В том же судебном заседании было окончено судебное следствие, состоялись прения, в которых выступили гособвинитель и защитник подсудимой. 27 января суд признал В. виновной в совершении инкриминируемого преступления, с условным осуждением.

17 февраля защитник М. подал электронную апелляционную жалобу на приговор в районный суд. В июле Мосгорсуд оставил приговор в силе, защитник в заседании апелляционной инстанции не участвовал. Далее В. обратилась в АПГМ с жалобой на адвоката со ссылкой на то, что он участвовал в ее защите без предварительного ознакомления со всеми материалами дела, не ходатайствовал об ознакомлении с протоколами предыдущих судебных заседаний и о повторном допросе лиц, ранее допрошенных с участием других защитников, не подал замечания на протокол судебного заседания от 26 января, не консультировал подзащитную, а также подготовил и подал не соответствующую требованиям уголовно-процессуального закона апелляционную жалобу на обвинительный приговор.

В рамках дисциплинарного производства М. признал, что не ходатайствовал о повторном вызове в суд ранее допрошенных свидетелей и об отложении судебного заседания для ознакомления с материалами дела, однако пояснил это позицией, согласованной с подзащитной. По его словам, от подзащитной также не поступали возражения относительно содержания защитительной речи в судебных прениях. Адвокат добавил, что не стал подавать замечания на судебный протокол, поскольку, по его мнению, в этом не было необходимости, так как в приговоре были верно отражены показания свидетелей и потерпевшего, значимые для защиты.

В своем заключении Квалификационная комиссия АПГМ, в частности, указала, что адвокат осуществлял защиту без предварительного ознакомления со всеми материалами дела. Кроме того, он не ознакомился с протоколом судебного заседания по делу, а также подготовил и подал апелляционную жалобу без указания предусмотренных ст. 389.15 УПК оснований отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке и доводов, подтверждающих позицию защитника, указанную в резолютивной части жалобы. Тем самым адвокат нарушил подп. 1 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре, ряд положений КПЭА и подп. «а» п. 5 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, утвержденного VIII Всероссийским съездом адвокатов 20 апреля 2017 г. При этом Квалифкомиссия сочла возможным прекратить дисциплинарное производство в оставшейся части.

В ходе заседания Совета АПГМ заявительница сообщила, что адвокат не согласовывал с ней апелляционную жалобу, и если бы она увидела ее до подачи, то, безусловно, признала бы неудовлетворительной. По мнению заявительницы, она нуждалась в профессиональной защите, но не получила ее со стороны М.

Адвокат М., в свою очередь, утверждал, что в тексте апелляционной жалобы допустил опечатку в одном слове (вместо «приговоре» напечатал «деле»), которую Квалифкомиссия ошибочно восприняла как нарушение, влекущее дисциплинарное наказание. По его словам, краткость апелляционной жалобы, не содержащей ссылок на какие-либо доказательства и их анализ, была обусловлена избранной им тактикой защиты. М. добавил, что намеревался донести до апелляционного суда подробные доводы защиты непосредственно в судебном заседании, однако не смог сделать этого, поскольку в день заседания апелляции находился на отдыхе. По мнению адвоката, апелляционная жалоба была принята судом, поэтому она в полном объеме соответствовала требованиям УПК, а 8 томов уголовного дела из 21, с которыми он ознакомился, ему было достаточно для квалифицированной защиты В. Однако в дальнейшем, отвечая на вопросы членов Совета палаты, М. признал свою позицию ошибочной и согласился с выводами Квалифкомиссии.

Касательно защиты адвокатом подсудимой без предварительного ознакомления со всеми материалами дела, Совет АПГМ со ссылкой на подп. «а» п. 5 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве напомнил, что адвокат обязан принять меры к выяснению существа обвинения или подозрения, в том числе посредством ознакомления с процессуальными документами, составленными с участием подзащитного, и иными документами, которые предъявлялись либо должны были ему предъявляться. Защита доверителя по уголовному делу на должном уровне означает активную с момента вступления в дело реализацию адвокатом полномочий защитника, предусмотренных ст. 53 УПК, что невозможно без ознакомления с материалами дела, подчеркивается в решении. Таким образом Совет АПГМ поддержал вывод Квалифкомиссии о том, что в период с 20 по 25 января 2023 г. М. ознакомился только с 8 из 21 томов уголовного дела В. Адвокат М. этот факт не отрицал.

Как пояснил Совет АПГМ, для адвоката-защитника, в отличие от обвиняемого, ознакомление со всеми материалами дела является не правом, а обязанностью, поскольку эти материалы являются предметом исследования и оценки судом. Возможность оказания квалифицированной юридической помощи прямо зависит от ознакомления адвоката с содержанием материалов дела, в котором он участвует как защитник. Поэтому М. был обязан ознакомиться со всеми материалами дела, после чего следовало приступить к защите В., однако он эту обязанность не выполнил и участвовал в исследовании доказательств, допросах потерпевшего и подзащитной, а также в судебных прениях, не ознакомившись с материалами дела, которые являлись предметом исследования в судебном заседании. Совет палаты также отклонил как несостоятельный довод адвоката о том, что он защищал В. без ознакомления с материалами дела по желанию последней. Этот довод доказательствами не подтвержден, а заявительница не только отрицала это, но и утверждала, что была заинтересована и добивалась юрпомощи от защитника. Кроме того, согласно п. 1 ст. 10 КПЭА закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или требования доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом, подчеркнуто в решении.

Вместе с тем Совет палаты счел избыточной самостоятельную квалификацию дисциплинарного обвинения в неознакомлении М. с протоколом судебного заседания, указав, что протокол является составной частью материалов дела и, следовательно, неознакомление с ним и другими материалами дела образуют единое дисциплинарное нарушение. Формулируя дисциплинарное обвинение в части неознакомления защитника с протоколами судебных заседаний районного суда, В. имела в виду, что адвокат М. не ознакомился с протоколами судебных заседаний, состоявшихся после очередного поступления дела в суд (от 20 июля, 30 августа, 9 сентября, 23 ноября, 23 декабря 2022 г. и 26 января 2023 г.). При таких обстоятельствах Совет АПГМ счел необоснованным и избыточным выделение неознакомления адвоката именно с протоколами судебных заседаний в отдельное нарушение, отличное от неознакомления с другими материалами дела, с полностью совпадающей квалификацией, и квалифицировал профессиональное поведение адвоката в этой части как единое дисциплинарное нарушение, а именно: ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей перед доверителем В., выразившееся в осуществлении защиты последней в заседании районного суда по делу 26 января 2023 г., включая выступление в судебных прениях, без предварительного ознакомления со всеми материалами дела.

Касательно подготовки и подачи защитником апелляционной жалобы на приговор, не соответствующей требованиям уголовно-процессуального законодательства, Совет АПГМ напомнил, что адвокат, участвуя в судопроизводстве, должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства (ч. 1 ст. 12 КПЭА). Согласно ст. 389.6 УПК апелляционная жалоба должна содержать доводы лица, подавшего ее, с указанием оснований, предусмотренных ст. 389.15 Кодекса. Апелляционная жалоба М. таким требованиям явно не соответствует, поскольку, во-первых, содержит лишь утверждения о непричастности подзащитной к деятельности ООО «В.» и о невозможности распоряжения ею деньгами этого юрлица. Жалоба не содержит ссылок на установленные по делу фактические обстоятельства и исследованные судом доказательства, подтверждающие эти утверждения. Кроме того, приведенная в жалобе формулировка основания отмены приговора не в полной мере соответствует формулировке ст. 389.15 УПК. Довод защитника о том, что несоответствие формулировки является результатом его недосмотра, а не умысла, не исключает дисциплинарной ответственности за допущенную в этой части грубую неосторожность, подчеркивается в решении Совета АП г. Москвы.

С учетом крайне незначительного объема жалобы и важности точного указания в ней предусмотренного уголовно-процессуальным законом основания отмены приговора такое отношение адвоката к составлению столь значимого для интересов защиты процессуального документа, как апелляционная жалоба, не может быть признано надлежащим исполнением профессиональных обязанностей, добавил Совет палаты. Не исключает ответственность адвоката и то обстоятельство, что жалоба не была возвращена ему судом, так как это не свидетельствует об отсутствии в таком документе перечисленных недостатков. «Совет отклоняет как несостоятельный и надуманный довод адвоката М. о тактических соображениях, по которым он подал столь краткую апелляционную жалобу, не содержащую никакого обоснования содержащихся в ней утверждений, якобы имея в виду изложить все необходимые доводы устно в судебном заседании. Как указано выше, адвокат М. не осуществлял защиту В. в суде апелляционной инстанции, поскольку находился на отдыхе, не посчитав нужным отложить или прервать его для явки в судебное заседание и изложения суду тех доводов, которые он не привел в жалобе. Кроме того, он не подал ни ходатайства об отложении судебного заседания суда апелляционной инстанции, ни дополнений к своей апелляционной жалобе, в которых были бы восполнены неполнота, исправлены ошибочные формулировки и устранены другие недостатки апелляционной жалобы», – отмечено в решении.

Таким образом Совет палаты выявил ненадлежащее исполнение адвокатом М. профессиональных обязанностей перед В., выразившееся в подготовке и подаче им 17 февраля 2023 г. апелляционной жалобы на обвинительный приговор суда в отношении подзащитной без указания предусмотренных ст. 389.15 УПК оснований отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке и доводов, подтверждающих позицию защитника, указанную в резолютивной части жалобы. В связи с этим адвокату вынесено предупреждение.

Адвокат АП г. Москвы Валерия Романова в комментарии «АГ» отметила, что в рассматриваемом случае был поднят вопрос о ненадлежащем исполнении адвокатом перед доверителем профессиональных обязанностей, что выразилось в подаче краткой апелляционной жалобы без указания предусмотренных ст. 389.15 УПК оснований отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке и доводов, подтверждающих позицию защитника, указанную в резолютивной части жалобы, а также в представлении интересов доверителя без предварительного ознакомления со всеми материалами дела.

«Также текст решения Совета АПГМ свидетельствует о том, что адвокат не участвовал в заседании суда апелляционной инстанции, поскольку в тот день находился на отдыхе. Более того, адвокат не посчитал нужным отложить или прервать отпуск для явки в судебное заседание и изложения суду доводов, которые он не привел в жалобе. Кроме того, он не подал ни ходатайства об отложении заседания апелляции, ни дополнений к апелляционной жалобе, в которых были бы восполнены неполнота, исправлены ошибочные формулировки и устранены другие недостатки. При осуществлении защиты по назначению адвокат обязан предпринимать необходимые в соответствии с действующим законодательством и КПЭА действия для надлежащего представления интересов подзащитного. В указанной ситуации Совет палаты справедливо установил, что адвокатом не были предприняты действия по надлежащему ознакомлению со всеми материалами дела, не была составлена апелляционная жалоба в соответствии с требованиями процессуального законодательства, а также адвокат отсутствовал в судебном заседании, не направив заранее ни ходатайство об отложении заседания, ни дополнение к ранее поданной жалобе», – резюмировала она.

Адвокат практики уголовного права и процесса «Инфралекс» Мартин Зарбабян полагает, что основная идея комментируемого решения заключается в том, что юридическая помощь доверителю, включая, в частности, защиту по уголовному делу, не должны носить формальный характер, поскольку во многом от действий защитника зависит дальнейшее процессуальное положение подзащитного.

«Ответственность, возложенная на защитника, требует от него принятия исчерпывающих и достаточных процессуальных мер, направленных на защиту прав доверителя, хоть и безусловно, объем и перечень данных мер определяются защитником. В связи с этим в решении верно резюмируется, что защита в уголовном судопроизводстве немыслима без ознакомления с материалами дела (в том числе с протоколом судебного заседания), ведь ознакомление с делом относится к одному из многочисленных обязанностей защитника, так как невозможно эффективно парировать доводы стороны обвинения, если не знать содержание уголовного дела в полном объеме. В свою очередь, тезис о наступлении дисциплинарной ответственности ввиду незначительного объема поданной апелляционной жалобы и несоответствия некоторых формулировок документа закону, полагаю, необходимо воспринимать не в качестве строгой регламентации структуры и формы процессуального документа, а как напоминание профессиональному сообществу о недопустимости проявления индифферентности при составлении важного защитительного документа», – подчеркнул он.

Адвокат добавил, что на практике встречаются казусы, когда сторона защиты в целях соблюдения сроков обжалования приговора вынуждена подать так называемую краткую апелляционную жалобу. «Но при таких обстоятельствах в последующем, разумеется, направляется дополнительная – то есть аргументированная – жалоба, в которой в полной мере раскрываются доводы защиты», – заключил Мартин Зарбабян.

По мнению адвоката МКА «Князев и партнеры» Артема Чекоткова, взвешенное и обоснованное решение Совета АПГМ интересно в двух аспектах. «Во-первых, Совет палаты в очередной раз дал понять, что пассивная защита интересов доверителя в рамках производства по уголовному делу является неприемлемой и влечет дисциплинарные санкции. Причем вне зависимости от того, было ли заключено соглашение или адвокат осуществляет защиту по назначению, как указал Совет АПГМ, он обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно отстаивать права и законные интересы доверителя. Во-вторых, интересно и то, что Совет в этом решении дает толкование положений Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве с учетом требований КПЭА, норм Закона об адвокатуре и УПК. Важен здесь и вывод, непосредственно связанный с рассмотренной ситуацией, о том, что ознакомление со всеми материалами дела является не правом, а обязанностью адвоката. Однако, прежде всего, позитивно стоит оценить подход, избранный Советом АПГМ, который посредством дисциплинарной практики разъясняет оценочные категории, указанные в Стандарте. Это дает адвокатам четкие ориентиры того, каких действий необходимо избежать, дабы не рисковать привлечением к дисциплинарной ответственности», – подытожил он.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button