ВС: Разрешение вопроса о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора не может подменять разрешение спора по существу Юридический центр
ВС: Разрешение вопроса о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора не может подменять разрешение спора по существу

Суд также указал, что непредоставление надлежащим образом заверенных документов, удостоверяющих личность, либо правоустанавливающих документов на поврежденное имущество не должно являться препятствием для рассмотрения заявления о страховом случае по существу

Один из экспертов «АГ» считает, что позиция ВС о реализации конституционного права граждан на судебную защиту в данном аспекте представляется исключительно конструктивной, и она должна касаться не только споров по ОСАГО, но и прочих споров, в которых рассматривается вопрос о соблюдении досудебного порядка. Другая отметила, что от того, какое обстоятельство или факт подтверждает соответствующий документ, запрошенный страховщиком, зависит как принятие решения по существу страхового события, так и технические вопросы, связанные с выплатой. Третья полагает, что подход, продемонстрированный в деле апелляционным судом, способствует злоупотреблениям со стороны страховщика, который может препятствовать процедуре урегулирования спора.

Верховный Суд опубликовал Определение
по делу № 16-КГ23-61-К4, в котором он встал на защиту прав страхователя, которому было отказано во взыскании страхового возмещения ввиду несоблюдения обязательного досудебного порядка урегулирования спора.

29 апреля 2019 г. в г. Михайловке Волгоградской области произошло ДТП, в результате которого был поврежден автомобиль, принадлежащий Алексею Зарезину, чья гражданская ответственность на тот момент была застрахована в ПАО «Страховая акционерная компания «Энергогарант». В мае того же года Алексей Зарезин направил ей заявление о прямом возмещении убытков. Страховщик, в свою очередь, сообщил об отсутствии оснований для удовлетворения заявления, поскольку копии паспорта и свидетельства о регистрации транспортного средства не заверены должным образом. Позднее мужчина направил страховой компании повторное заявление, приложив копию нотариально удостоверенной копии паспорта.

Поскольку страховщик не произвел выплату, в апреле 2022 г. Алексей Зарезин направил в Службу финансового уполномоченного обращение о принятии решения о выплате страхового возмещения. Уполномоченный по правам потребителей финансовых услуг в сферах страхования, микрофинансирования, кредитной кооперации и деятельности кредитных организаций уведомил об отказе в принятии обращения к рассмотрению в связи с непредставлением им данных об обращении в страховую компанию с заявлением в установленном ст. 16 Закона об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг порядке.

Впоследствии Алексей Зарезин обратился в суд с иском к «Энергогаранту» о взыскании страхового возмещения в размере 120 тыс. руб. и судебных расходов. Решением Михайловского районного суда Волгоградской области от 7 июня 2022 г. исковые требования были удовлетворены. Дополнительным решением этого суда со страховой компании взыскан штраф за неисполнение в добровольном порядке требования потребителя. Суд сослался на то, что истец представил в страховую компанию необходимые документы, что подтверждается указанием на приложение данных документов к заявлению. Полагая, что истцом соблюден досудебный порядок урегулирования спора, суд сослался на направление Алексеем Зарезиным заявления в страховую компанию и обращение к финансовому уполномоченному.

Волгоградский областной суд отменил эти решения и оставил исковое заявление без рассмотрения. Апелляционная инстанция указала, что отказ финансового уполномоченного в принятии к рассмотрению обращения является обоснованным и что истец не направил в адрес страховой компании заявление о выплате страхового возмещения в соответствии с положениями п. 1 ст. 16.1 Закона об ОСАГО. Кассационный суд согласился с этим выводом, отклонив довод истца об истечении срока, установленного для добровольного урегулирования спора, как не имеющий юридического значения.

Не согласившись с судебными актами апелляции и кассации, Алексей Зарезин подал в Верховный Суд кассационную жалобу, в которой просил об отмене этих постановлений, как незаконных. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что для заключения договора обязательного страхования владелец транспортного средства представляет страховщику документы, указанные в ст. 15 Закона об ОСАГО. Так, п. 3 названной статьи (в редакции, действовавшей на момент возникновения правоотношений) предусмотрено, что для заключения договора ОСАГО страхователь представляет страховщику: заявление о заключении договора; паспорт или иной удостоверяющий личность документ (если страхователем является физическое лицо); документ о регистрации ТС, выданный органом, осуществляющим регистрацию транспортного средства. Суд пояснил, что по соглашению сторон страхователь вправе представить копии документов, необходимых для заключения договора обязательного страхования.

Судебная коллегия подчеркнула, что из материалов дела следует, что, отказывая в удовлетворении заявления, страховая компания сослалась на представление Алексеем Зарезиным копий паспорта и свидетельства о регистрации ТС, не заверенных должным образом. Однако данное обстоятельство само по себе не препятствовало страховой компании рассмотреть заявление истца по существу, так как указанные документы должны иметься у страховой компании, заключившей договор ОСАГО.

ВС отметил, что, оставляя исковое заявление без рассмотрения ввиду несоблюдения истцом обязательного досудебного порядка урегулирования спора, суд апелляционной инстанции не указал, каким образом представление страхователем указанных документов, не заверенных должным образом, препятствовало страховой компании рассмотреть заявление о прямом возмещении убытков при наличии заключенного между сторонами договора ОСАГО.

В определении поясняется, что если со дня, когда потребитель финансовых услуг узнал или должен был узнать о нарушении своего права, истек трехлетний срок для обращения потребителя к финансовому уполномоченному, то потребитель по своему выбору вправе обратиться к финансовому уполномоченному с заявлением о восстановлении этого срока (при наличии уважительных причин его пропуска) либо обратиться непосредственно в суд. Такое разъяснение, в частности, дано в п. 100 Постановления Пленума ВС РФ от 8 ноября 2022 г. № 31.

Суд установил, что с момента отказа страховщика в удовлетворении заявления о прямом возмещении убытков (30 мая 2019 г.), с которым истец не согласен, до момента оставления судом иска без рассмотрения прошло более трех лет. В силу изложенного истец вправе обратиться непосредственно в суд, не направляя в адрес страховщика заявление в порядке, предусмотренном ст. 16 Закона об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг, а затем – обращение финансовому уполномоченному, поскольку трехлетний срок для рассмотрения обращения потребителя финансовых услуг истек, разъяснил ВС.

Помимо этого, Судебная коллегия обратила внимание, что согласно п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 22 июня 2021 г. № 18 под досудебным урегулированием следует понимать деятельность сторон спора до обращения в суд, осуществляемую ими самостоятельно (переговоры, претензионный порядок) либо с привлечением третьих лиц (например, финансового уполномоченного), а также посредством обращения к уполномоченному органу публичной власти для разрешения спора в административном порядке. Данная деятельность способствует реализации таких задач гражданского судопроизводства, как содействие мирному урегулированию споров, становление и развитие партнерских и деловых отношений.

ВС подчеркнул, что требования о соблюдении обязательного досудебного порядка урегулирования спора должны соответствовать указанным целям и не могут применяться вопреки положениям ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на судебную защиту. Разрешение судом вопроса о том, был ли соблюден истцом досудебный порядок урегулирования спора, не может подменять собой разрешение спора по существу, предполагающее исследование и оценку судом доказательств по делу, а также принятие решения о наличии или об отсутствии у истца права на удовлетворение его требований. Иное противоречило бы целям досудебного порядка урегулирования спора, пояснил Суд.

Он учел, что исковое заявление Алексея Зарезина оставлено без рассмотрения судом апелляционной инстанции по мотиву его ненадлежащего обращения в страховую компанию ввиду представления незаверенных документов, удостоверяющих личность потерпевшего и подтверждающих право собственности на автомобиль. «Между тем отсутствие у истца каких-либо документов, являющихся доказательствами обоснованности его требований, может являться основанием для отказа в иске при разрешении спора по существу, если обоснованность требований не будет подтверждена иными доказательствами, однако не может являться основанием для отказа в рассмотрении этих требований по существу и лишения тем самым гарантированного ст. 46 Конституции РФ права на судебную защиту», – отмечено в определении, которым Верховный Суд отменил судебные акты апелляции и кассации, направив на новое апелляционное рассмотрение.

По словам эксперта в области страхового права, партнера АБ «Бельский и партнеры» Дмитрия Шнайдмана, определение ВС затрагивает два важных аспекта, один из которых непосредственно связан с процессом урегулирования убытков в рамках договоров ОСАГО, а второй касается порядка обеспечения права граждан на судебную защиту: «Подход ВС РФ в отношении обоих этих аспектов базируется на недопустимости формального подхода к рассмотрению вопроса по существу».

Адвокат отметил, что применительно к страховщикам ВС указывает, что непредоставление надлежащим образом заверенных документов, удостоверяющих личность, либо правоустанавливающих документов на поврежденное имущество не должно являться препятствием для рассмотрения заявления о страховом случае по существу. «Это тем более верно, поскольку с учетом практики прямого урегулирования (когда потерпевший обращается за выплатой к страховщику ОСАГО, с которым у него заключен договор страхования) предполагается, что страховщик обладает всей необходимой информацией касательно личности заявителя и принадлежащего ему транспортного средства», – полагает эксперт.

Касательно реализации конституционного права граждан на судебную защиту, то в данном аспекте, по мнению Дмитрия Шнайдмана, позиция ВС РФ представляется исключительно конструктивной. Он считает, что указанный Судом подход, когда разрешение вопроса о соблюдении досудебного порядка урегулирования спора не должно подменять рассмотрение спора по существу, должен касаться не только споров по ОСАГО, но и прочих споров, в которых рассматривается вопрос о соблюдении досудебного порядка.

Управляющий партнер юридической компании LCI Partner Ольга Злотя отметила, что порядок предоставления документов страхователем регламентирован законом и договором и по общему правилу страхователь обязан предоставить надлежаще заверенные документы, если стороны не согласовали иное. «Надлежаще заверенными документами являются копии документов, содержащие установленные законом необходимые реквизиты, придающие ей юридическую силу. От того, какое обстоятельство или факт подтверждает соответствующий документ, запрошенный страховщиком, зависит как принятие решения по существу страхового события, так и технические вопросы, связанные с выплатой», – пояснила она.

Однако в данном случае документы, на которые ссылался страховщик, с юридической точки зрения не могли повлиять на принятие им решения по существу, учитывая, что речь шла о прямом возмещении убытков и, предполагается, что указанные документы должны иметься у страховой компании, заключившей с истцом как страхователем договор ОСАГО, поэтому позиция Верховного Суда справедлива, указала Ольга Злотя.

Адвокат КА «Свердловская областная гильдия адвокатов» Мария Стальнова полагает, что данный случай свидетельствует о затруднениях в вопросе о том, в какой степени суды должны оценивать доказательства, представленные сторонами, в целях решения процессуального вопроса. Эксперт отметила, что суд апелляционной инстанции, формально рассмотрев доказательства потерпевшего, оценил ненадлежащее оформление документов при обращении в страховую организацию как отсутствие факта досудебного урегулирования спора, что является основанием для оставления иска без рассмотрения.

«Верховный Суд расценил, что ненадлежащее оформление может быть расценено как отсутствие доказательств обоснованности его требований, что должно влечь отказ в удовлетворении иска, но не отказ в его рассмотрении. При этом остается вопрос о том, что именно считать соблюдением досудебного порядка урегулирования спора. Анализируя данное определение, можно сделать вывод, что к данному вопросу следует подходить не формально, а более глубинно, всесторонне исследовав обстоятельства дела», – считает Мария Стальнова.

По ее мнению, подход, продемонстрированный судом апелляционной инстанции, способствует злоупотреблениям со стороны страховщика, который может препятствовать процедуре урегулирования спора, заявляя о ненадлежащем оформлении документов, даже если такового не имело места быть. В этой связи судам надлежит устанавливать, имелась ли возможность у страховщика рассмотреть заявление потерпевшего в том виде, в каком оно было предоставлено, заключила Мария Стальнова.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button