ВС пояснил применение преюдиции в спорах о взыскании убытков из-за отмены предоплаченного заказа Юридический центр
ВС пояснил применение преюдиции в спорах о взыскании убытков из-за отмены предоплаченного заказа

Он указал, что если юридическая квалификация сложившимся между сторонами правоотношениям дана вступившим в законную силу решением суда, то необходимо проверять, возникли ли в этой связи у покупателя убытки из-за действий продавца

Один из экспертов «АГ» считает, что заданная Верховным Судом РФ тенденция к формированию судебной практики по делам, связанным с интернет-торговлей, безусловно, положительно скажется на отношениях «потребитель – продавец», создав барьеры для возможных злоупотреблений правами. Другая указала, что поскольку дело направлено на новое рассмотрение, то только нижестоящий суд сформулирует ответ на вопрос о возможности освобождения продавца от ответственности за нарушение прав потребителя, которое произошло ввиду санкционных ограничений. Третья подчеркнула, что определение ВС подтверждает отсутствие единого подхода в судебной практике по затронутой теме.

Верховный Суд опубликовал Определение от 30 января 2024 г. по делу № 9-КГ23-19-К1, в котором рассмотрел спор о взыскании убытков с продавца, который в одностороннем порядке отменил оплаченный покупателем заказ из-за временного приостановления поставки товара на территорию РФ.

12 февраля 2022 г. Анастасия Майорова заказала на сайте интернет-магазина АО «Русская телефонная компания» два мобильных телефона. Покупатель оплатила товары, однако 21 марта 2022 г. продавец аннулировал заказ и вернул денежные средства, обосновав это невозможностью выполнить заказ из-за приостановки поставок из-за рубежа. Тогда Анастасия Майорова обратилась в суд с иском к обществу «РТК», в котором просила взыскать убытки, неустойку, компенсацию морального вреда, а также штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя. В обоснование заявленных требований истец указала, что продавец не передал предварительно оплаченный заказ в установленный договором срок, а в дальнейшем в одностороннем порядке отменил заказ, отказавшись от исполнения условий договора.

Решением Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода иск был удовлетворен частично. Установив факт нарушения прав истца как потребителя со стороны ответчика, получившего сумму оплаты в установленном ДКП размере, обязанности по передаче истцу заказанного товара в установленный срок, суд взыскал с продавца убытки, неустойку, компенсацию морального вреда и штраф.

Нижегородский областной суд отменил это решение и отказал в удовлетворении исковых требований. Суд апелляционной инстанции установил, что ответчиком телефон истцу не был передан по причине того, что поставка товара на территорию РФ была временно приостановлена, а уплаченная денежная сумма добровольно возвращена покупателю. Следовательно, нет оснований считать, что обязательство по передаче предварительно оплаченного товара не исполнено по вине ответчика, так как поставщиком товара является иностранное предприятие Республики Корея, которое приостановило поставки, что и повлекло отмену предварительно оплаченных заказов. С такими выводами согласилась кассация.

Анастасия Майорова подала кассационную жалобу в Верховный Суд. Изучив дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС указала, что вступившим в законную силу решением мирового судьи судебного участка № 3 Сормовского судебного района г. Нижниего Новгорода от 6 июня 2022 г. были частично удовлетворены исковые требования Анастасии Майоровой к АО «РТК» и в пользу истца за нарушение прав потребителя взысканы неустойка, штраф и компенсация морального вреда, предусмотренные Законом о защите прав потребителей.

Таким образом, вступившим в законную силу судебным актом установлен факт нарушения прав истца как потребителя со стороны ответчика в связи с нарушением срока передачи им предварительно оплаченного товара по заключенному ДКП. Сторонами спора, рассмотренного мировым судьей, являлись Анастасия Майорова и общество «РТК», а потому нельзя признать правильным вывод суда апелляционной инстанции о том, что принятый по данному спору судебный акт не имеет преюдициального значения при рассмотрении настоящего дела, указал ВС.

В определении отмечается, что согласно п. 2 ст. 23.1 Закона о защите прав потребителей в случае, если продавец, получивший сумму предварительной оплаты в определенном ДКП размере, не исполнил обязанность по передаче товара потребителю в установленный таким договором срок, потребитель по своему выбору вправе потребовать передачи оплаченного товара в установленный им новый срок либо возврата суммы предварительной оплаты товара, не переданного продавцом. При этом потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причиненных ему вследствие нарушения установленного ДКП срока передачи предварительно оплаченного товара. Требования потребителя не подлежат удовлетворению, если продавец докажет, что нарушение сроков передачи потребителю предварительно оплаченного товара произошло вследствие непреодолимой силы или по вине потребителя. «В настоящем случае юридическая квалификация сложившимся между сторонами правоотношениям дана вступившим в законную силу решением суда, установлено ненадлежащее исполнением АО “РТК” обязательства, а потому суду апелляционной инстанции надлежало проверить, возникли ли в этой связи у Анастасии Майоровой убытки, и если да, то в каком размере, чего сделано не было», – пояснил ВС.

Таким образом, Верховный Суд пришел к выводу, что отказ в удовлетворении исковых требований в обжалуемом апелляционном определении необоснован, что свидетельствует о незаконности вынесенного судебного постановления. ВС посчитал, что обжалуемые судебные акты апелляционной и кассационной инстанций нельзя признать законными, а потому отменил их, а дело направил на новое апелляционное рассмотрение.

Проанализировав определение ВС, адвокат АБ «Анохин и Фёдоров» Станислав Анохин подчеркнул, что в настоящее время в связи с развитием дистанционного способа продажи товара ВС РФ продолжает планомерное и детальное рассмотрение дел, основанных на Законе о защите прав потребителей. Эксперт отметил, что в данном деле Судебная коллегия обратила внимание нижестоящих судов на необходимость строгого соблюдения законодательства и детальную оценку всех обстоятельств дела, в том числе о преюдициальном значении судебного акта, которым дана юридическая квалификация сложившимся между сторонами правоотношениям, и недопустимость его переоценки.

Кроме того, важным, по мнению Станислава Анохина, является указание на необходимость полного и всестороннего исследования наличия и размера убытков, возникших у потребителя в связи с нарушением его прав. «Заданная Верховным Судом РФ тенденция к формированию судебной практики по делам, связанным с интернет-торговлей, безусловно, положительно скажется на отношениях “потребитель – продавец”, создав барьеры для возможных злоупотреблений правами», – уверен эксперт.

Как считает юрист Дарья Петрова, определение ВС достаточно лаконично, хотя фабула спора представляет собой огромный практический интерес. Она отметила, что в деле речь идет о возможности освобождения продавца от ответственности за нарушение прав потребителя, которое произошло ввиду санкционных ограничений, т.е. обстоятельств, которые никак не были подконтрольны продавцу и от него не зависели. Дарья Петрова обратила внимание, что эта проблема уже давно обсуждается и на уровне судебной практики, и среди юристов, но на сегодняшний день она не имеет четкого и однозначного решения, а бизнесу такое решение нужно, чтобы прогнозировать свою деятельности и просчитывать риски.

«К сожалению, в определении мы видим только то, что ВС возвращает дело на новое рассмотрение в целях дополнительного исследования указанных им обстоятельств. При этом в самом судебном акте высшая судебная инстанция не дает никаких ориентиров для нижестоящего суда и в целом практики по поводу того, как решать поставленный вопрос. Это значит, что правовая позиция будет сформулирована нижестоящим судом в рамках конкретного спора и не будет носить универсальный характер. Следовательно, для всей практики вопрос о том, как влияют санкции на освобождение продавца от ответственности за неисполнение своих обязательств перед покупателем-потребителем, так и останется открытым и может решаться по-разному в каждом конкретном случае», – полагает Дарья Петрова.

Адвокат филиала № 49 Московской областной коллегии адвокатов Татьяна Саяпина не согласилась с выводами ВС. Она считает ключевым то, что в рассматриваемом случае поставка товара на территорию РФ была временно приостановлена, а уплаченная денежная сумма добровольно возвращена истцу. «То обстоятельство, что иностранное предприятие приостановило поставки товаров, что повлекло отмену заказа предварительно оплаченных товаров, подчеркивает условия форс-мажора как обстоятельства непреодолимой силы, не зависящего от ответчика (п. 3 ст. 401 ГК РФ). На форс-мажор в подобных ситуациях не раз обращалось внимание в судебной практике, в том числе самим ВС РФ», – отметила эксперт.

Так, эксперт пояснила, что в Определении от 20 августа 2018 г. № 307-ЭС18-11373 ВС указал, что «к непредотвратимым обстоятельствам может относиться введение иностранным государством запретов и ограничений в области предпринимательской деятельности, а также иных ограничительных и запретительных мер, действующих в отношении Российской Федерации или российских хозяйствующих субъектов, если такие меры повлияли на выполнение указанными лицами обязательств». Помимо этого Татьяна Саяпина указала, что положительных примеров судебных решений, основанных на этой позиции, немало (постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 марта 2023 г. № 09АП-6095/23, Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 апреля 2023 г. № 13АП-42773/22, Арбитражного суда Московского округа от 5 декабря 2019 г. № Ф05-20877/19 и др.). Есть и отдельные решения против форс-мажора при подобных ситуациях, например решение Арбитражного суда Курганской области от 29 июня 2022 г. по делу № А34-7642/2022.

«На мой взгляд, позиция ответчика по жалобе в ВС РФ была слабо обоснована в части форс-мажора – основного условия, поэтому дело проиграно в высшей инстанции. В любом случае принятие данного определения ВС указывает на отсутствие единого подхода в судебной практике по затронутой теме», – считает Татьяна Саяпина.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button