ВС пояснил, что нужно учитывать для выяснения, находится ли заложенный товар в обороте Юридический центр
ВС пояснил, что нужно учитывать для выяснения, находится ли заложенный товар в обороте

При этом он также пояснил, что для определения старшинства залогов в отношении товара в обороте необходимо смотреть на дату раскрытия информации о залоге в публичном реестре

По мнению одной из экспертов «АГ», подход Верховного Суда позволит не допустить злоупотреблений со стороны залогодержателей в делах о банкротстве залогодателей. Другая полагает, что позиция ВС РФ верно отражает существо отношений, однако практически полностью исключает возможность коммерсантов, занимающихся розничными продажами, обеспечить свои обязательства перед кредитными организациями путем предоставления твердых залогов.

Верховный Суд вынес Определение
№ 310-ЭС22-19411(2) по делу
№ А14-16949/2019, в котором пояснил нюансы квалификации заложенного товара и определения старшинства залогов в отношении товара в обороте.

Ранее ООО «Модус-ВН» занималось розничной торговлей автомобилями в специализированных магазинах. В 2014–2017 гг. ПАО «Сбербанк России» выдало кредиты ООО «Легион Моторс», «Модус-Краснодар», «Модус-Ставрополь», «Модус М», «Модус-Юг», «Автодом Плюс», «Модус Пятигорск», их поручителем стал «Модус-ВН», с которым Сбербанк заключил договоры залога легковых автомобилей. По условиям договоров залогодатель мог по своему усмотрению изменять состав и номенклатуру предмета залога при условии его отнесения к согласованной сторонами товарной группе (новые автомобили Hyundai и Ssang Yong и запчасти к ним) и нахождения ТС по конкретному адресу. Залогодателю запрещалось передавать предмет залога третьим лицам. В январе 2015 г. сведения о заключении договоров залога были внесены в реестр уведомлений о залоге движимого имущества. В августе 2016 г. Сбербанк уступил право требования обществу «СБК Геофизика».

При этом в 2011–2016 гг. ПАО Банк «Возрождение» выдало кредиты обществам ООО «Модус-ВН», «Модус-Воронеж», «Модус-Премиум», «Воронеж-Реалти», «Модус-Армавир», «Модус-Авто», «Авто-Премиум», общество «Модус-ВН» также стало их поручителем и передало в залог банку четыре автомобиля. Поручитель гарантировал, что эти ТС свободны от предшествующих залогов и он мог отчуждать заложенное имущество после получения предварительного согласия залогодержателя в целях использования выручки для погашения задолженности по основным обязательствам. Договоры были зарегистрирован в реестре уведомлений о залоге движимого имущества. В октябре 2015 г. «Модус-ВН» передал Банку «Возрождение» еще 14 автомобилей (те же, что ранее переданы в залог Сбербанку) общей балансовой стоимостью 18,7 млн руб. Залогодатель мог замещать заложенное имущество выбывшим из его собственности любым товаром, указанным в описи имущества, если их общая стоимость не становится меньше указанной в описи имущества и отражения этих операций в книге записи.

В октябре 2019 г. общество «Модус-ВН» подверглось процедуре банкротства, в августе следующего года его признали банкротом (дело № А14-16949/2019). В наличии у должника выявили 18 автомобилей. В августе 2020 г. в реестр требований кредиторов должника были включены требования Банка «Возрождение» в размере 1,5 млрд руб., из которых более 162 млн руб. признаны обеспеченными залогом 18 автомобилей. В октябре 2020 г. суд признал залоговый статус по требованиям общества «СБК Геофизика» в размере 57,5 млн руб. в отношении тех же 18 автомобилей. В феврале следующего года по результатам торгов имуществом должника 18 авто были проданы гражданину С. за 25 млн руб. В мае 2021 г. Банк «Возрождение» потребовал у конкурсного управляющего «Модус-ВН» перечислить ему выручку, полученную от победителя торгов.

В связи с этим конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о разрешении разногласий в отношении старшинства залогов и порядка распределения денег, полученных от реализации 18 автомобилей. Он ссылался на то, что требования Банка «Возрождение» и общества «СБК Геофизика» обеспечены залогом одного и того же имущества и между этими залоговыми кредиторами и конкурсным управляющим возникли разногласия о старшинстве залогов и порядке распределения выручки от реализации залогового имущества. В июне 2021 г. Банк «Возрождение» присоединился к АО «БМ-Банк», в связи с чем в середине ноября 2021 г. в реестре требований кредиторов произошла замена кредитора. Суд первой инстанции разрешил эти разногласия и установил, что «СБК Геофизика» является предшествующим залогодержателем по отношению к обществу «БМ-Банк». Такое определение устояло в апелляции, однако кассация отменила эти судебные акты и вернула дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

При новом рассмотрении суд признал старшинство залогов за обществом «СБК Геофизика» и счел, что погашение требований общества «БМ-БАНК» за счет выручки от продажи заложенного имущества происходит после полного удовлетворения требований «СБК Геофизика» как предшествующего залогодержателя. Суд счел, что договоры залога авто были заключены Банком «Возрождение» уже после того, как это же имущество находилось в залоге у Сбербанка и этот залог был опубличен. Как следствие, старшинство залогов и вытекающее отсюда право на первоочередное удовлетворение находится у Сбербанка.

Далее апелляция изменила определение нижестоящего суда со ссылкой на то, что в отношении четырех спорных автомобилей деньги, вырученные от их продажи, направляются на удовлетворение требований «БМ-БАНК». В отношении остальных 14 автомобилей апелляционный суд согласился с первой инстанцией: старшинство залогов было признано за обществом «СБК Геофизика». Тем самым апелляция сочла, что в отношении четырех спорных автомобилей вопрос о старшинстве залогов не стоит, «Модус-ВН» было вправе распоряжаться товаром, обремененным залогом в обороте, по своему усмотрению (в том числе отчуждать его). В связи с этим данное общество изъяло четыре спорных авто из своей товарной массы, индивидуализировало их и передало в твердый залог Банку «Возрождение» как имущество, свободное от залога. В свою очередь окружной суд поддержал постановление апелляции.

В кассационной жалобе в Верховный Суд общество «СБК Геофизика» просило отменить обжалованные постановления апелляции и суда округа в части, касающейся четырех спорных автомобилей, и оставить в силе определение первой инстанции в этой части. Доводы кассатора сводились к несогласию с квалификацией договора залога от 29 сентября 2015 г., заключенного Банком «Возрождение» с обществом «Модус-ВН». Заявитель счел, что по данному договору были заложены автомобили как товары в обороте.

Изучив эти доводы, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда отметила, что на стадии кассационного обжалования в ВС РФ разногласия сторон обособленного спора фактически свелись к разрешению вопроса о квалификации залога, установленного Банком «Возрождение» и «Модус-ВН» в договоре от 29 сентября 2015 г.: является ли залог четырех спорных автомобилей залогом товаров в обороте или нет. Квалификация, предложенная обществом «БМ-БАНК», которую поддержали апелляция и суд округа, основывалась на том, что согласованные сторонами индивидуально-определенные характеристики предмета залога, коим являлись четыре спорных авто, не позволяли признать этот товар находящимся в обороте. Действительно, заметил Суд, описание индивидуально-определенных характеристик предмета залога более свойственно правоотношениям, когда вещь передается в обычный залог, но такое описание само по себе не исключает и вариант, когда в залог передается товар в обороте.

ВС указал, что для надлежащей квалификации имеют значение признаки, характеризующие положение товара (статичное или динамичное). В отношении залога товара в обороте таковыми являются оставление этого товара у залогодателя, наличие у последнего права изменять состав в натуральную форму заложенного имущества в пределах оговоренной в договоре стоимости. Предмет такого залога может быть определен путем указания родовых признаков соответствующих товаров и мест их нахождения в определенных зданиях, помещениях или на земельных участках (п. 1 ст. 357 ГК РФ). Сопоставляя описание предмета залога с другими условиями и смыслом договора в целом, суд первой инстанции, уясняя действительную общую волю сторон с учетом цели договора, правомерно учел все обстоятельства его заключения и исполнения, включая практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, их последующее поведение.

Так, в частности, он учел, что основная повседневная деятельность «Модус-ВН» была связана с розничной продажей легковых автомобилей. При передаче таких авто в индивидуально-определенный залог их реализация в розничной сети невозможна из-за ограничений на распоряжение предметом залога (ст. 346 ГК РФ) и наличия права следования (ст. 353 ГК РФ). Напротив, автомобили, заложенные как товары обороте, при отчуждении залогодателем перестают быть предметом залога с момента их перехода в собственность приобретателя (п. 2 ст. 357 ГК РФ), что в целом соответствует обычным правоотношениям в сфере розничной торговли.

«Все автомобили, находившиеся в залоге (в том числе и четыре спорных), выставлялись на равных на одной и той же площадке на выбор покупателей. Спорные четыре автомобиля не были обособлены и исключены из оборота должника, не были помещены в иное место и скрыты от покупателей, на них не были нанесены знаки о залоге. Продавец автомобилей фактически не ограничивался в возможности продать это имущество. По крайней мере, суды не установили совершение сторонами договора действий, препятствовавших реализации автомобилей в процессе хозяйственной деятельности должника. Более того, в договоре постоянно менялись наименования заложенных автомобилей (по сведениям общества “СБК Геофизика”, не опровергнутым обществом “БМ-БАНК”, такая замена осуществлена дополнительными соглашениями более 160 раз). В силу изложенного в данном случае залогодержатель, оставляя заложенные автомобили в торговой точке, занимающейся их реализацией, и не ограничивая залогодателя в распоряжении ими, не может ссылаться на возникновение индивидуально-определенного (фиксированного) залога. Спорные четыре автомобиля, также как и все остальные, находились в залоге как товар в обороте», – заметил ВС со ссылкой на Разъяснения Президиума ВАС РФ от 25 декабря 2012 г. № 10292/12.

Суд добавил, что поскольку предметом залогов как со Сбербанком, так и с Банком «Возрождение» были одни и те же товары в обороте, имеет место последовательность залогов. Старшинство залогов в рассматриваемом случае определяется по дате раскрытия информации о залоге в публичном реестре. Залог движимого имущества становится публичным путем регистрации уведомлений о его залоге в реестре уведомлений о залоге движимого имущества единой информационной системы нотариата. Сбербанк опубликовал сведения о залоге раньше Банка «Возрождение», поэтому приоритет в получении удовлетворения за счет заложенного имущества принадлежит Сбербанку (его правопреемнику). В связи с этим ВС отменил постановление апелляции и кассации в части определения порядка распределения денежных средств, вырученных от продажи четырех автомобилей, и в указанной части оставил в силе определение первой инстанции.

Юрист практики банкротного направления юридической фирмы VEGAS LEX Анна Мухина отметила, что в этом деле Верховный Суд РФ фактически рассмотрел два вопроса: критерии для разграничения обычного залога и залога товаров в обороте и порядок определения старшинства залогов применительно к залогу товаров в обороте. «Так, Экономколлегия подчеркнула необходимость учета цели и условий договора залога, действительной воли, сложившейся практики и характера отношений сторон, а также специфики деятельности залогодателя при квалификации вида залога. Об установлении залога товаров в обороте могут свидетельствовать: характер основной деятельности залогодателя, состоящий преимущественно в розничной торговле; нахождение заложенного имущества в местах осуществления торговли залогодателя (данное обстоятельство является презумпцией установления залога товаров в обороте), а также его необособление и неисключение из оборота залогодателя», – резюмировала она.

По мнению эксперта, подобный подход ВС РФ к установлению действительного намерения сторон и необходимости толкования условий договора может только приветствоваться, он позволит не допустить злоупотреблений со стороны залогодержателей в делах о банкротстве залогодателей. «На основе толкования ст. 357 ГК РФ в судебной практике сложилась позиция, согласно которой при залоге товаров в обороте залоговое право на индивидуально-определенную вещь, предоставляющее возможность кредитору получить в преимущественном порядке удовлетворение за ее счет, возникает только с момента “кристаллизации” и “остановки оборота”, так как до момента этого собственник заложенных товаров вправе распоряжаться ими без согласия залогодержателя», – отметила Анна Мухина.

В рассматриваемом случае, по словам эксперта, момент «кристаллизации» наступил с даты введения процедуры конкурсного производства, когда должник утратил возможность распоряжаться автомобилями. «То есть фактически право удовлетвориться за счет предмета залога возникло у Банка “Возрождение” и общества “СБК Геофизика” в один момент, вместе с тем Банк “Возрождение” включился в реестр требований кредиторов ранее общества “СБК Геофизика”. Экономколлегия совершенно справедливо определила критерий для определения старшинства залогов – по дате публичного раскрытия сведений о залоге. Подобное решение отвечает целям разумных ожиданий участников оборота, полагающихся на данные публичных реестров. Иной подход определения старшинства залогов, например по дате включения требования залогового кредитора в реестр, представляется несправедливым и приведет к “гонке” залоговых кредиторов по установлению своего статуса», – полагает Анна Мухина.

Партнер АБ г. Москвы «Павел Хлюстов и Партнеры» Яна Чернобель заметила, что Экономколлегия ВС РФ вновь призвала обращаться к существу отношений сторон, а не руководствоваться исключительно формальными указаниями в договоре. «Прежде всего суды должны стремиться установить действительные волю и цели сторон, которых они хотели достичь при вступлении в договорные отношения. Если предметом залога является товар, который залогодатель в ежедневном режиме реализует в рамках своей хозяйственной деятельности, то, по мнению ВС РФ, такой товар по общему правилу будет считаться находящимся в залоге как товар в обороте. Если залогодатель рассчитывает на твердый залог, то такое имущество должно быть обособлено от иного продаваемого залогодателем имущества, т.е. фактически исключено из пула реализуемых товаров. Сам по себе факт заключения договора обычного залога, даже с указанием индивидуально-определенных характеристик товара, но при отсутствии у залогодержателя реальных механизмов контроля за реализацией товара следует квалифицировать как отношения, вытекающие из залога товаров в обороте. Подобная позиция ВС действительно наиболее верно отражает существо отношений, однако практически полностью исключает возможность коммерсантов, занимающихся розничными продажами, обеспечить свои обязательства перед кредитными организациями путем предоставления твердых залогов», – считает она.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button