ВС напомнил, в каких случаях суд должен принимать решение об отсрочке наказания Юридический центр
ВС напомнил, в каких случаях суд должен принимать решение об отсрочке наказания

В частности, он указал, сам факт того, что малолетний ребенок осужденной в настоящее время находится под опекой бабушки, сам по себе не служит основанием для отказа в отсрочке отбывания наказания в рамках ст. 82 УК РФ

По мнению одного адвоката, в этом деле Верховный Суд РФ подробно вник и оценил данные о личности осужденной, усмотрев основания для применения нормы об отсрочке отбывания наказания, в отличие от нижестоящих судов. Другой полагает, что исследуемое определение ВС РФ является ярким примером гуманизации правоприменения не на словах, а на деле.

Верховный Суд опубликовал Определение
суда кассационной инстанции от 21 февраля по уголовному делу № 36-УД24-2-К2, в котором он применил отсрочку наказания в отношении осужденной за незаконный оборот наркотиков женщины, имеющей малолетнего ребенка.

В июле 2022 г. суд вынес обвинительный приговор Виктории Буйняковой, признав ее виновной в покушении на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере группой лиц по предварительному сговору, а также в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотика в значительном размере (ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228 и ч. 1 ст. 228 УК РФ). По совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний осужденной было назначено 8 лет 3 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима.

Впоследствии апелляция незначительно изменила приговор, уменьшив срок лишения свободы на один месяц. В свою очередь, кассация отменила приговор и апелляционное определение в отношении Виктории Буйняковой в части разрешения вопроса о вещественных доказательствах – наркотических средствах, уголовное дело в этой части было передано на новое рассмотрение в первую инстанцию. Кроме того, кассация скорректировала срок наказания с учетом времени содержания женщины под стражей.

В кассационной жалобе в Верховный Суд осужденная выразила несогласие с приговором в части назначенного ей вида и размера наказания. По мнению Виктории Буйняковой, в деле имелось множество смягчающих наказание обстоятельств. Она просила изменить приговор и применить к ней положения ст. 82 УК РФ, предоставив ей отсрочку от отбывания наказания до достижения 14 лет ее сыном, который родился в 2019 г.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда напомнила, что согласно вышеуказанному законоположению суд может отсрочить реальное отбывание наказания до достижения ребенком 14-летнего возраста (в том числе женщине, имеющей ребенка в возрасте до 14 лет), за исключением осужденных за преступления определенной категории, указанной в этой норме. В частности, такая норма не применяется в отношении указанных в ней лиц, которым назначено лишение свободы на срок свыше пяти лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности. Решая вопрос о применении отсрочки отбывания наказания, суд должен учитывать характеристику и иные данные о личности подсудимого, условия жизни этого человека и его семьи, сведения о наличии у него жилья и нужных условий для проживания с ребенком и другие данные. При этом суд должен располагать документом о наличии ребенка либо медицинским заключением о беременности женщины, а также иными документами.

Как пояснил ВС, в материалах дела не содержится предусмотренных ст. 82 УК РФ ограничений для применения положений этой статьи к Виктории Буйняковой. Между тем суд первой инстанции, указав в приговоре на отсутствие оснований для предоставления осужденной отсрочки отбывания наказания по этому основанию, не мотивировал принятое им решение. В свою очередь, апелляция, согласившись с решением нижестоящего суда, указала, что осужденная уезжала и отсутствовала по месту проживания, в том числе, когда ездила в другой город для приобретения наркотиков. Апелляция добавила, что женщина оставляла малолетнего ребенка на попечение родных, в настоящее время он проживает с бабушкой, которая занимается его воспитанием.

Как указал Верховный Суд, апелляция и кассация не привели иных оснований, препятствующих применению в отношении Виктории Буйняковой положений ст. 82 УК РФ. Вместе с тем критериями применения ч. 1 ст. 82 УК РФ являются наличие у осужденного ребенка в возрасте до 14 лет и его обязанность, как родителя, заниматься воспитанием своего ребенка. «Отсрочка отбывания наказания возможна лишь при условии положительного поведения лица, его добросовестного отношения к исполнению обязанностей по воспитанию ребенка, исключающих оказание какого-либо отрицательного воздействия на ребенка. С учетом вышеизложенного, при решении в соответствии со ст. 82 УК РФ вопроса об отсрочке отбывания наказания указанным в ч. 1 ст. 82 УК РФ лицам суд принимает во внимание сведения о личности, поведении в период отбывания наказания, условия жизни лица и его семьи, сведения о наличии у него жилья и необходимых условий для проживания с ребенком, справку о наличии ребенка, а также совокупность других данных, характеризующих его до и после совершения преступления. Между тем судами не были проанализированы и оценены данные, характеризующие осужденную Викторию Буйнякову», – заметил ВС.

Суд добавил, что Виктория Буйнякова ранее не была судима, она не лишена родительских прав, обучалась в 2016–2018 гг. в педагогическом колледже, в период обучения положительно зарекомендовала себя. Кроме того, женщина неофициально работала продавцом в кафе, обеспечивала и воспитывала малолетнего сына, она не нарушала общественный порядок, характеризуется положительно по месту жительства и участковым, вежлива, имеет постоянное место жительства, не состоит на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах. Согласно справке-характеристике из СИЗО осужденная за время содержания под стражей также положительно зарекомендовала себя. В нарушение ст. 82 УК РФ суды также не обосновали, почему эти обстоятельства не могут служить основаниями для предоставления Буйняковой отсрочки отбывания наказания до достижения ее сыном 14 лет. «Между тем, из положений ст. 82 УК РФ следует, что с учетом принципов гуманизма и приоритета семейного воспитания детей, интересам ребенка, которые затрагиваются осуждением его родителя, придается первостепенное значение и только в исключительных случаях, если с учетом личности родителя либо совершения им преступления в отношении ребенка применение института отсрочки отбывания наказания может навредить интересам самого ребенка, либо в иных случаях в силу прямого запрета закона, то есть при совершении родителем преступлений, указанных в ч. 1 ст. 82 УК РФ, отсрочка отбывания наказания не применяется», – подчеркнул Суд.

Он добавил, что факт того, что малолетний ребенок в настоящее время находится под опекой бабушки осужденной, сам по себе не служит основанием для отказа в отсрочке отбывания наказания. В связи с этим ВС изменил приговор и последующие судебные акты, отсрочив реальное отбывание Викторией Буйняковой наказания в виде лишения свободы до достижения ее ребенком 14 лет. В связи с этим осужденная была освобождена из-под стражи.

Старший партнер АБ ZKS Андрей Гривцов положительно оценил определение Верховного Суда. «Оно достаточно уникально в том плане, что ВС РФ подробно вник и оценил данные о личности осужденной, пересмотрев решения нижестоящих судов и усмотрев основания для применения ст. 82 УК РФ об отсрочке отбывания наказания. Принцип судебного прецедента в России не применяется, однако можно надеяться, что примененный ВС по этому делу подход будет ориентировать нижестоящие суды на более активное применение к женщинам с детьми отсрочек отбывания наказания, в том числе по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. Верховный Суд правильно, на мой взгляд, сослался на то, что интересы ребенка и семейного воспитания должны находиться в приоритете при принятии решении о назначении наказания», – заметил он.

Председатель КА «Династия» Борис Асриян полагает, что исследуемое определение ВС РФ является ярким примером гуманизации правоприменения не на словах, а на деле. «По сути, суды нижестоящих инстанций, отказывая в применении отсрочки, продекламировали негласный принцип “отсрочка – это право суда, а не обязанность”. Ссылка на наличие бабушки либо отца ребенка довольно распространенная тактика по делам подобной категории. Имеющаяся в ст. 82 УК РФ формулировка “суд может отсрочить…” ошибочно позволяет правоприменителям интерпретировать это как свое право не применять отсрочку или любые иные послабления. В действительности право суда и любого должностного лица (дознавателя, следователя, прокурора) есть его обязанность», – подчеркнул он. 

Редакция «АГ» связалась с защитником Виктории Буйняковой, адвокатом АП г. Москвы Сергеем Некрасовым, однако оперативно получить его комментарий не удалось.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button