В норме о наказании в виде административного выдворения вновь не нашлось неопределенности Юридический центр
В норме о наказании в виде административного выдворения вновь не нашлось неопределенности

Конституционный Суд пояснил, что установление административного выдворения не противоречит Конституции РФ, а точность и ясность правил назначения наказаний предотвращают излишнее усмотрение и злоупотребления в процессе применения санкций

Одна из экспертов «АГ» подчеркнула, что вопрос о выборе норм, подлежащих применению при разрешении конкретного дела, находится в компетенции того суда, который рассматривает дело по существу, поскольку у него имеется такое полномочие, называемое «судебное усмотрение». Другой полагает, что фактически КС избежал глубокого рассмотрения вопроса соответствия оспариваемой нормы Основному закону, удерживая устоявшуюся практику, хотя суды почти всегда выдворяют иностранных граждан, даже если есть все основания оставить их на территории России.

Конституционный Суд опубликовал Определение
№ 16-О/2024 по жалобе гражданина Республики Таджикистан на нарушение его конституционных прав ч. 3.1 ст. 18.8 КоАП РФ, предусматривающей административное выдворение за нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда либо режима пребывания в РФ.

Вступившим в законную силу постановлением судьи Мытищинского городского суда Московской области от 19 января 2022 г. гражданин Республики Таджикистан Нозим Тиловбердиев был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3.1 ст. 18.8 КоАП РФ. Ему был назначен административный штраф в размере 5 тыс. руб. с административным выдворением за пределы РФ. Данное постановление было оставлено без изменения постановлениями кассационного суда и ВС РФ.

В жалобе в Конституционный Суд Нозим Тиловбердиев поставил под сомнение конституционность ч. 3.1 ст.18.8 КоАП, устанавливающей, что нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства режима пребывания (проживания) в РФ, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание в России, или в случае утраты таких документов в неподаче заявления об их утрате в соответствующий орган либо в уклонении от выезда из РФ по истечении определенного срока пребывания, совершенное в Москве или Санкт-Петербурге либо в Московской или Ленинградской области, влечет наложение штрафа в размере от 5 тыс. до 7 тыс. руб. с административным выдворением за пределы РФ. Данное законоположение оспаривалось во взаимосвязи с подп. «а» п. 1 Указа Президента РФ от 15 июня 2021 г. № 364 «О временных мерах по урегулированию правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации в период преодоления последствий распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)». По мнению заявителя, оспариваемое законоположение не соответствует Конституции РФ, поскольку позволяет привлекать к административной ответственности иностранных граждан, течение сроков временного пребывания которых в РФ приостановлено, и назначать им административное наказание в виде административного выдворения за пределы РФ за нарушение сроков пребывания в России.

Не найдя оснований для принятия жалобы к рассмотрению, КС отметил, что ч. 3.1 ст. 18.8 КоАП обеспечивает соблюдение правового режима пребывания (проживания) иностранных граждан и лиц без гражданства на территории РФ и преследует конституционно-значимые цели, установленные ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. Включение данной нормы в КоАП, равно как и закрепление наказания в виде административного выдворения за пределы РФ за совершение предусмотренных данной статьей административных правонарушений, само по себе не выходит за пределы дискреционных полномочий законодательной власти (определения КС от 12 марта 2021 г. № 378-О, от 30 ноября 2023 г. № 3054-О и др.).

Суд подчеркнул, что установление федеральным законом административного выдворения в качестве обязательного наказания за определенные миграционные правонарушения не противоречит Основному закону, а точность и ясность правил назначения наказаний предотвращают излишнее усмотрение и злоупотребления в процессе применения административных санкций (определения от 28 сентября 2017 г. № 1808-О, от 27 февраля 2020 г. № 524-О, от 31 марта 2022 г. № 503-О и др.).

Вместе с тем, в определении отмечается, что КС, ранее придя к выводу о том, что наложение предусмотренного законом административного наказания при определенных обстоятельствах может противоречить целям административной ответственности и приводить к чрезмерному ограничению конституционных прав и свобод (постановления от 14 февраля 2013 г. № 4-П и от 25 февраля 2014 г. № 4-П), неоднократно отмечал, что оспариваемая норма позволяет судам принимать во внимание все фактические обстоятельства конкретного дела и не назначать иностранному гражданину административное наказание в виде административного выдворения. Таким образом, ч. 3.1 ст. 18.8 КоАП РФ, действующая в системе правового регулирования с учетом правовых позиций КС РФ, допускала и допускает неназначение иностранному лицу административного наказания в виде административного выдворения за пределы РФ. Поэтому оспариваемое законоположение не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя.

КС пояснил, что формально оспаривая конституционность ч. 3.1 ст. 18.8 КоАП во взаимосвязи с подп. «а» п. 1 Указа Президента РФ № 364, заявитель фактически связывает нарушение своих прав с тем, что суды не применили в его деле соответствующее положение названного Указа, которым, как он полагает, течение срока его временного пребывания в РФ было приостановлено. Между тем, КС отметил, что разрешение вопроса о выборе норм, подлежащих применению при разрешении конкретного дела, связано с установлением и оценкой фактических обстоятельств, что в его компетенцию не входит.

Юрист, член исполкома Башкортостанского отделения АЮР Надежда Крылова полагает, что мотивы оспаривания гражданином Республики Таджикистан конституционности положений КоАП РФ вполне понятны. «Лицо привлечено к административной ответственности в период распространения новой коронавирусной инфекции, в период сложного для общества и государств времени. В этот период действовал Указ Президента РФ № 364, определявший некоторые послабления в отношении иностранных граждан. Так вот, один из иностранцев ожидал обязательного применения этого документа при рассмотрении его дела. Но ожидания не оправдались», – прокомментировала она.

По мнению Надежды Крыловой, Конституционный Суд очень правильно отметил, что разрешение вопроса о выборе норм, подлежащих применению при разрешении конкретного дела, связано с установлением и оценкой фактических обстоятельств конкретного дела. Этот вопрос находится в компетенции того суда, который рассматривает дело по существу, поскольку у него имеется такое полномочие, называемое «судебное усмотрение», пояснила эксперт. Она отметила, что суд не связан с многочисленными и разнообразными доводами и возражениями, представленными сторонами, он самостоятельно определяет те правовые нормы, подлежащие, по его мнению, применению при рассмотрении конкретного дела: «Это нормальная практика. Хотя, конечно, бывает жаль, что правовая позиция суда иная, не совпала с твоим мнением, мнением лица, привлеченного к административной ответственности».

В связи с этим эксперт полагает, что вопрос о неконституционности оспоренных положений КоАП в свете действия Указа Президента РФ № 364 в период распространения новой коронавирусной инфекции нельзя признать актуальным. «В спорной ситуации не усматривается обязательность применения названного Указа. К тому же, КС РФ в обоснование несостоятельности доводов заявителя совершенно правильно указал на свои прежние правовые позиции в части как пределов дискреционных полномочий законодательного органа власти страны о закреплении в КоАП РФ наказания в виде административного выдворения, так и установления этого вида наказания в качестве обязательного за определенные миграционные правонарушения, подытожила Надежда Крылова.

Адвокат Адлерского филиала № 1 г. Сочи «Краснодарской краевой коллегии адвокатов» Михаил Мануков положительно оценил данное определение КС. Он считает, что  разрешение вопроса о выборе норм, подлежащих применению при разрешении конкретного дела, связано с установлением и оценкой фактических обстоятельств, что в компетенцию КС не входит, о чем прямо указывает ст. 125 Конституции РФ. «Однако, осталось впечатление, что фактически КС избежал глубокого рассмотрения вопроса соответствия оспариваемой нормы Основному Закону, удерживая устоявшуюся практику. Могу предположить, формулировки жалобы со стороны заявителя были неверными, в связи с чем КС так отреагировал. Однако стоит заметить, что вопрос миграционного регулирования до сих пор оставляет желать лучшего. Суды почти всегда выдворяют иностранных граждан, даже если есть все основания оставить человека на территории России», – полагает Михаил Мануков.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button