Суд разбирался в споре о крупных убытках инвестора, вложившего более 7 миллионов в английские облигации Юридический центр
Суд разбирался в споре о крупных убытках инвестора, вложившего более 7 миллионов в английские облигации

Костромской областной суд рассмотрел в апелляционном порядке гражданский спор по иску инвестора Н. к Банку и Инвестиционной компании о взыскании убытков в сумме боле 7 миллионов, компенсации морального вреда и штрафа за нарушение прав потребителя.

В исковом заявлении Н. указывал, что он был постоянным клиентом Банка и летом 2020 года оператор Банка предложил ему инвестировать деньги в выгодный продукт с ежеквартальной гарантированной доходностью. Сообщил, что сохранность вложенных средств гарантирована. Продукт реализуется через Банк с участием партнёра – Инвестиционной компании. Для вложения денег через Интернет Н. назвал сотруднику Банка поступившие на его телефон логин и пароль, цифровые коды. В феврале 2021 г. сотрудник отделения Банка вновь предложила ему аналогичные вложения денег. Минимальная сумма вложений была названа в размере 3  000  000  руб. Поверив, что такие инвестиции будут надёжными и прибыльными, Н. в итоге вложил более 7  миллионов. В 2022 году Банк прекратил свою деятельность в связи с реорганизацией в форме присоединения к другому Банку. В марте в очередной срок ему не выплатили проценты по инвестициям. По его запросу в Банке сообщили, что Инвестиционная компания больше не является их партнёром, а сотрудники Инвестиционной компании ему объяснили, что его деньги были вложены в иностранные ценные бумаги и в связи со сложной международной обстановкой выплата процентов приостановлена. Вернуть инвестиции ему не удалось. Позднее, после изучения всех документов, Н. узнал, что ещё в 2020 году Банк выдал справку о наличии у него на счетах нескольких миллионов, которых по факту не имелось. Располагая такой справкой, инвестиционная компания смогла приобрести от его имени иностранные ценные бумаги, так как без его ведома ему присвоили статус квалифицированного инвестора и включили в соответствующий реестр.

Разрешая дело, Ленинский районный суд г. Костромы проанализировал законодательство о рынке ценных бумаг, в том числе нормы о брокерской деятельности, о статусе квалифицированного инвестора, о порядке оспаривания сделок лица, признанного квалифицированным инвестором на основании недостоверной информации, исследовал всю документацию по вложенным истцом инвестициям, иные доказательства и установил, что Банк в качестве агента оказывал Инвестиционной компании услуги по привлечению новых клиентов, в том числе и истца.

Между истцом и Инвестиционной компанией в 2020 году на основании заявления истца о присоединении были заключены договор на брокерское обслуживание на фондовом, срочном и других финансовых рынках и депозитарный договор. Приложением к договорам выступило соглашение об использовании электронной подписи.

В рамках договора на брокерское обслуживание на имя истца были приобретены структурные облигации иностранного эмитента (Лондон, Соединённое Королевство) с высоким риском утраты 100% инвестиционного капитала. При этом до совершения сделки по покупке вышеуказанных финансовых инструментов истец был ознакомлен с основными характеристиками финансового инструмента и наличием ограничений на досрочный выход из инвестиций путём ознакомления с паспортом продукта и финансового инструмента. Подтвердил, что «уведомлён и осознаёт, что при реализации самого неблагоприятного сценария может потерять 100% инвестированного капитала; денежные средства по данному договору не подлежат обязательному страхованию; решение о выборе инвестиционной стратегии принято им самостоятельно».

В разделе 3 Паспорта продукта указано, что структурные облигации данного вида предназначены для инвесторов, заинтересованных в повышенной доходности, обусловленной риском потери инвестиций.

При этом часть документов были подписаны истцом электронной подписью, а часть – собственноручно.

Одновременно в собственноручно подписанных документах истец подтвердил, что является квалифицированным инвестором по одному из признаков, установленных Федеральным законом «О рынке ценных бумаг».

С заявлением о признании квалифицированным инвестором Н. обратился к брокеру Инвестиционной компании в июне 2020 г. посредством электронного документооборота. Справка из Банка о наличии на счетах истца денежных средств была заверена представителем Банка, сам документ вместе с Заявлением о признании квалифицированным инвестором был представлен через электронный документооборот, согласованный с истцом (посредством использования его «личного кабинета»). Статус квалифицированного инвестора присвоен истцу с даты внесения информации в Реестр лиц, признанных квалифицированными инвесторами.

Судом также установлено, что до 2020 года у Н. уже имелся успешный опыт инвестирования и сложились отношения с Инвестиционной компанией-ответчиком. Кроме того, оспаривая свой статус квалифицированного инвестора, приобретённый в 2020 году, Н. на момент судебного процесса так и не обратился с заявлением об исключении его из реестра квалифицированных инвесторов.

Что касается доводов истца об оформлении ответчиками ряда документов без его ведома через личный кабинет, то суд учёл, что Н. самостоятельно принял решение сообщить третьим лицам свои конфиденциальные данные (логины и пароли) для работы в личном кабинете.

Установив вышеуказанные обстоятельства, суд пришёл к выводу, что истец ясно выразил свою волю на заключение брокерского договора с Инвестиционной компанией и перечисление денег по этому договору, о чём свидетельствуют его подписи в документах, при том, что доказательств заключения этой сделки под влиянием обмана либо заблуждения истцом не представлено. Кроме того, согласно положениям Федерального закона  «О рынке ценных бумаг» признание лица квалифицированным инвестором на основании предоставленной им недостоверной информации не является основанием недействительности сделок, совершённых за счёт этого лица.

Также при рассмотрении дела выяснилось, что истец согласился на предложенный ему ответчиком план реструктуризации спорных финансовых инструментов, продлив сроки возврата инвестиций до 2027 года, в связи с чем суд сделал вывод о преждевременности определения суммы инвестиций в качестве убытков.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, иск Н. был оставлен без удовлетворения. Решение вступило в законную силу.

Источник: Костромской областной суд

Call Now Button