Постановления инспектора ДПС о виновности лица в ДТП недостаточно для взыскания ущерба в порядке суброгации Юридический центр
Постановления инспектора ДПС о виновности лица в ДТП недостаточно для взыскания ущерба в порядке суброгации

ВС пояснил, что данный документ не обладает свойством преюдициальности при рассмотрении гражданского дела о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, и является письменным доказательством, оцениваемым наряду с другими

По мнению одного из адвокатов, фактически правоприменитель устанавливает повышенный стандарт доказывания виновности участника в ДТП применительно к суброгационным спорам, указав, что постановление по делу об административном правонарушении не носит преюдициального характера и не предрешает вопрос о виновности в ДТП лица, в отношении которого оно вынесено. Другой полагает, что теперь районным судам в делах о суброгации будет сложнее отказать ответчику в ходатайстве о назначении экспертизы в отношении обстоятельств ДТП при его несогласии с виновностью в аварии.

Верховный Суд опубликовал Определение от 5 марта по делу № 18-КГ23-224-К4, в котором, в частности, напомнил, что входит в предмет доказывания по гражданскому делу о взыскании ущерба страховщиком в порядке суброгации в связи с ремонтом автомобиля, поврежденного в ДТП.

В июне 2021 г. произошло столкновение автомобилей: «ВАЗ» под управлением Сергея Колесникова и Land Rover под управлением гражданина П. На момент ДТП внедорожник Land Rover, который принадлежал ООО «Семейная аптека круглосуточно», был застрахован по договору ОСАГО в АО «Страховое общество газовой промышленности» (далее – «СОГАЗ»), которое оплатило стоимость ремонта машины на сумму 1,9 млн руб.

Далее САО «РЕСО-Гарантия», застраховавшее ответственность владельца автомобиля «ВАЗ», выплатило «СОГАЗ» максимальную страховую сумму, предусмотренную ст. 7 Закона об ОСАГО, в размере 400 тыс. руб. Общество «СОГАЗ» в свою очередь обратилось в суд с иском к Сергею Колесникову о возмещении ущерба в порядке суброгации, требуя взыскать с ответчика понесенные на ремонт внедорожника расходы за вычетом полученной по ОСАГО страховой суммы в 400 тыс. руб.

Суд удовлетворил иск; апелляция и кассация поддержали решение первой инстанции. Тем самым суды сочли, что в ДТП виновен только Сергей Колесников, что подтверждается постановлением по делу об административном правонарушении от 19 июня 2021 г.

Не согласившись с судебными актами, Сергей Колесников обжаловал их в Верховный Суд. Изучив кассационную жалобу, ВС напомнил, что факт наличия или отсутствия вины каждого из участников дорожного движения в ДТП служит обстоятельством, имеющим юридическое значение для правильного разрешения спора о возмещении вреда, причиненного в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам. В этом деле суд первой инстанции указал, что вина Колесникова в исследуемом ДТП подтверждается постановлением по делу об административном правонарушении от 19 июня 2021 г., которое не было оспорено ответчиком и вступило в законную силу. При этом суд не исследовал обстоятельства, установленные указанным постановлением, применительно к рассматриваемому спору и не исследовал иные доказательства.

Между тем, заметил ВС, постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное инспектором ДПС ГИБДД, не обладает свойством преюдициальности при рассмотрении гражданского спора о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, и является письменным доказательством, подлежащим оценке наряду с другими доказательствами. Дело в том, что в рамках производства по делу об административном правонарушении устанавливается вина водителей с позиции возможности привлечения их к административной ответственности. При этом то, что второй участник ДТП не был привлечен к административной ответственности, не свидетельствует об отсутствии его вины в причинении вреда другому участнику аварии.

«Таким образом, наличие или отсутствие вины каждого из участников дорожно-транспортного происшествия, степень их вины входят в предмет доказывания по гражданскому делу и являются обстоятельствами, имеющими юридическое значение для правильного разрешения дела, а постановления, вынесенные административным органом по делу об административном правонарушении, не освобождают суд от обязанности установить эти обстоятельства. Согласно взаимосвязанным положениям ч. 4 ст. 67 и ч. 4 ст. 198 ГПК РФ суд обязан указать в мотивировочной части решения мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. Между тем судом первой инстанции перечисленные требования процессуального закона не выполнены», – отмечается в определении.

Там же указано, что решение суда первой инстанции не содержит выводов о наличии либо отсутствии нарушений ПДД со стороны водителя внедорожника – он не привлекался к участию в деле. Кроме того, суд, устанавливая размер вреда, подлежащего взысканию с Сергея Колесникова в пользу страховщика, не принял во внимание п. 3 ст. 1083 ГК РФ об учете имущественного положения причинителя вреда и не предложил ему представить соответствующие доказательства, несмотря на письменные возражения ответчика, содержащие ссылку на возраст и тяжелое материальное положение.

По итогам рассмотрения кассационной жалобы Верховный Суд отменил решения нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперт в области страхового права, партнер АБ «Бельский и партнеры» Дмитрий Шнайдман считает, что определение ВС с очевидностью демонстрирует, каким образом, в зависимости от вида страхования и фактических обстоятельств дела, меняется подход правоприменителя к вопросу доказывания вины того или иного участника ДТП в рамках правоотношений по страхованию. «Фактически правоприменитель устанавливает повышенный стандарт доказывания виновности участника в ДТП применительно к суброгационным спорам, указывая, что постановление по делу об административном правонарушении не носит преюдициального характера и не предрешает вопрос о виновности в ДТП лица, в отношении которого оно вынесено. Однако такая позиция будет неприменима в спорах по ОСАГО, связанных с возмещением вреда имуществу в результате ДТП, поскольку согласно п. 3.10 Положения Банка России от 19 сентября 2014 г. № 431-П “О правилах обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств” именно материалы административного производства указаны в качестве документов, подтверждающих факт наступления страхового случая по договору ОСАГО», – пояснил он.

Адвокат напомнил, что таковым согласно ст. 1 Закона об ОСАГО является наступление гражданской ответственности владельца ТС за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших. «Таким образом, с точки зрения законодательства об ОСАГО наличие постановления по делу об административном правонарушении предрешает вопрос о виновности того или иного лица в ДТП и, соответственно, подразумевает возникновение его гражданской ответственности. Полагаю такой подход недостаточно справедливым по отношению к страховщику, который в рамках обязательного страхования “связан” выводами административного производства и обязан выплатить страховое возмещение по договору ОСАГО, а в рамках суброгационных отношений по добровольному страхованию имущества соответствующий подход к установлению виновности неприменим», – заключил Дмитрий Шнайдман.

Управляющий партнер АБ г. Москвы «АБ арбитр», к.ю.н. Алексей Ащаулов полагает, что в комментируемом определении рассмотрен вопрос, который долгое время в судебной практике решался по-разному. «Нельзя сказать, что раньше не было решений по аналогичным делам, когда суды могли признать виновными в аварии обоих водителей вне зависимости от того, что постановление ГИБДД было выписано только одному. Они были, но таких дел насчитывалось гораздо меньше, чем тех, в которых суд отказывал в установлении виновности второго водителя со ссылкой на неоспоренное постановление ГИБДД в отношении первого. Теперь, можно сказать, “дан зеленый свет” оспариванию виновности в рамках гражданского процесса о возмещении ущерба в результате ДТП: Верховный Суд прямо указал, что наличие или отсутствие вины каждого из участников ДТП и степень их вины входят в предмет доказывания по гражданскому делу и являются обстоятельствами, имеющими юридическое значение для правильного разрешения дела, а постановление по делу об административном правонарушении не освобождает суд от обязанности установить эти обстоятельства. Таким образом, районным судам в делах о суброгации будет сложнее отказать ответчику в ходатайстве о назначении экспертизы касательно обстоятельств ДТП при его несогласии с виновностью в аварии. Нужно будет привлекать второго участника дорожно-транспортного происшествия к участию в деле в качестве третьего лица и исследовать вопрос о наличии в его действиях нарушений ПДД. В связи с этим судебные процессы станут сложнее и интереснее», – считает он.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button