Норма о выплате работнику среднего заработка за вынужденный прогул не нарушает прав работодателей Юридический центр
Норма о выплате работнику среднего заработка за вынужденный прогул не нарушает прав работодателей

Конституционный Суд отметил: в судебной практике сформировался единый подход к решению вопроса взыскания среднего заработка работника за вынужденный прогул, который направлен на восстановление трудовых прав работника после незаконного увольнения

Одна из экспертов «АГ» посчитала, что ч. 7 ст. 394 ТК включает в себя различные правовые подходы, которых быть не должно. Другая полагает, что даже если работодатель изначально был неправ в принятом кадровом решении, было бы справедливо предложить вариант расчета, основанный на балансе интересов сторон.

Конституционный Суд опубликовал Определение
№ 2-О/2024 по жалобе на неконституционность ч. 2 ст. 394 ТК РФ, регулирующей вопрос вынесения решения о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

11 декабря 2020 г. Иркутский районный суд Иркутской области частично удовлетворил исковые требования к АО «Иркутскэнерго», предъявленные бывшим работником С., который был уволен по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК в связи с сокращением численности или штата работников организации. В пользу С. взысканы сумма индексации зарплаты, вознаграждение за выслугу лет, средства за периоды нахождения в командировках, недоначисленная компенсация за неиспользованный отпуск, компенсация морального вреда и проценты за нарушение установленных сроков выплаты зарплаты и иных выплат. В удовлетворении остальных требований, в том числе о восстановлении на работе и взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, отказано. Данное решение поддержала апелляция, однако кассация отменила судебные акты, а дело направила на новое рассмотрение в первую инстанцию.

При новом рассмотрении суд первой инстанции частично удовлетворил требования С. Суд восстановил его на работе и взыскал с общества в том числе средний заработок за время вынужденного прогула со дня, следующего за днем увольнения, по день вынесения решения суда с зачетом суммы выплаченного С. при увольнении выходного пособия. Апелляция изменила решение, уменьшив сумму взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула. При этом суд не принял во внимание аргумент общества о том, что период с момента трудоустройства С. к другому работодателю не может считаться вынужденным прогулом, а потому не должен подлежать оплате за счет бывшего работодателя. В обоснование решения суд сослался в том числе на абз. 4 п. 62 Постановления Пленума ВС от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ». Кроме того, суд указал, что поскольку С. настаивал на восстановлении на работе, оснований для ограничения периода вынужденного прогула датой его трудоустройства к другому работодателю не имеется. Кассация оставила судебные акты без изменения, а Верховный Суд отказал в рассмотрении кассационной жалобы общества.

В жалобе в Конституционный Суд «Иркутскэнерго» указало на неконституционность ч. 2 ст. 394 ТК, согласно которой орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы. Общество указало, что это законоположение не соответствует Конституции в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, оно позволяет взыскать с работодателя в пользу бывшего работника средний заработок за время вынужденного прогула за весь период со дня увольнения работника до дня вынесения решения суда о восстановлении его на работе, несмотря на то что этот работник после увольнения трудоустроился к другому работодателю, и тем самым ограничивает права и законные интересы работодателя, а для работника, напротив, создает возможность злоупотребления правом и неосновательного обогащения.

Изучив жалобу, Конституционный Суд указал, что поскольку для большинства работников зарплата является основным, а зачастую и единственным источником дохода, постольку увольнение работника без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения не только влечет за собой незаконное лишение работника возможности выполнять работу, предусмотренную трудовым договором, заключенным им с конкретным работодателем на основе добровольного волеизъявления, и получать за этот труд справедливую зарплату, но и приводит к снижению уровня материального обеспечения работника и членов его семьи, тем самым умаляя право указанных лиц на достойное существование и посягая на само их достоинство. В силу этого правовые нормы, регулирующие отношения по разрешению трудовых споров об увольнении и, в частности, устанавливающие последствия признания увольнения незаконным, должны учитывать необходимость восстановления в полном объеме нарушенных вследствие незаконного увольнения права работника на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается, и права на справедливую зарплату и тем самым обеспечивать защиту гарантированных работнику Конституции прав, беспрепятственная реализация которых является необходимым условием достойного человека существования для самого работника и его семьи.

В свою очередь, добавил Суд, восстановление указанных прав работника в полном объеме должно предполагать обеспечение работнику возможности как выполнять прежнюю работу (при наличии у него волеизъявления), так и получить в полном размере возмещение заработка, который он мог и должен был получить за исполнение своих трудовых обязанностей в соответствии с трудовым договором, однако вследствие незаконного увольнения, т.е. по вине работодателя, был произвольно лишен такой возможности. Иное не согласовывалось бы с предписаниями о свободе труда, защите достоинства граждан, уважении труда граждан и человека труда, а также с принципами верховенства права и справедливости.

КС отметил, что в соответствии с ТК индивидуальные трудовые споры по заявлению работника о восстановлении на работе независимо от оснований прекращения трудового договора рассматриваются непосредственно в судах. Правовые последствия признания увольнения незаконным предусмотрены ст. 394 ТК, которая, действуя в нормативной связи с его ст. 391, предполагает, что в случае признания увольнения незаконным работник по общему правилу должен быть восстановлен на прежней работе судом, при этом суд принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула. В судебной практике в качестве вынужденного прогула в такой ситуации признается период с момента незаконного увольнения работника до вынесения решения суда о восстановлении его на работе, причем независимо от того, заключил работник после увольнения трудовой договор с другим работодателем или нет, а сам факт трудоустройства этого работника к другому работодателю после незаконного увольнения не рассматривается как основание для уменьшения взыскиваемой с работодателя суммы оплаты времени вынужденного прогула.

Суд отметил: в Постановлении Пленума ВС от 17 марта 2004 г. № 2 указано, что при определении размера оплаты времени вынужденного прогула средний заработок, взыскиваемый в пользу работника за это время, не подлежит уменьшению на суммы зарплаты, полученной у другого работодателя, независимо от того, работал у него работник на день увольнения или нет, пособия по временной нетрудоспособности, выплаченные истцу в пределах срока оплачиваемого прогула, а также пособия по безработице, которое он получал в период вынужденного прогула, поскольку указанные выплаты действующим законодательством не отнесены к числу выплат, подлежащих зачету при определении размера оплаты времени вынужденного прогула; в то же время при взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету.

Как указал Конституционный Суд, именно такое правоприменение имело место в деле заявителя и оно не является единичным: определения судебной коллегии по гражданским делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 7 декабря 2021 г. № 88-30391/2021; судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 5 сентября 2023 г. № 88-23002/2023; судебной коллегии по гражданским делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 22 марта 2021 г. № 88-3235/2021 и от 10 октября 2022 г. № 88-17851/2022; судебной коллегии по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 24 августа 2023 г. № 88-20636/2023; судебной коллегии по гражданским делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 7 февраля 2023 г. № 88-1886/2023 и др.

Таким образом, разъяснил Суд, в судебной практике сформировался единый подход к решению вопроса о взыскании с работодателя в пользу работника – при признании его увольнения незаконным и восстановлении на прежней работе – среднего заработка за время вынужденного прогула, в том числе в случае, когда после оспариваемого увольнения работник вступил в трудовые отношения с другим работодателем. Данный подход в системе действующего правового регулирования ориентирован на обеспечение восстановления в полном объеме трудовых прав работника, нарушенных вследствие его незаконного увольнения, что, в свою очередь, согласуется с конституционными предписаниями, а также основанными на них правовыми позициями КС. В силу этого единообразное понимание судебной практикой содержания ч. 2 ст. 394 ТК свидетельствует об отсутствии неопределенности в вопросе о соответствии данного законоположения Конституции, а потому жалоба АО «Иркутскэнерго» не может быть принята к рассмотрению.

В комментарии «АГ» адвокат АП Новосибирской области Татьяна Яцученко согласилась с правовой позицией КС, отметив, что Конституцией гарантируется свобода выбора труда и, соответственно, гарантируется выбор работодателя, должности и зарплаты. «В контексте принципов правового регулирования трудовых отношений, из которых исходил Конституционный Суд, вызывает вопросы позиция законодателя в ч. 7 ст. 394 ТК, в соответствии с которой в случае, если работник просит не восстановить его на работе, а изменить формулировку основания увольнения на увольнение по собственному желанию, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения судом. При таком исковом требовании, как следует из ч. 7 ст. 394 ТК, суд должен в случае, когда к моменту вынесения решения работник после оспариваемого увольнения вступил в трудовые отношения с другим работодателем, изменить дату увольнения на дату, предшествующую дню начала работы у другого работодателя, соответственно, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула не по день вынесения решения, а до дня трудоустройства к другому работодателю», – отметила она, добавив, что не должно быть различных правовых подходов и во втором случае средний заработок должен взыскиваться также по день вынесения судом решения.

Партнер юридической фирмы INTELLECT, руководитель практики «Трудовое право» Анна Устюшенко полагает, что в последнее время наметилась интересная тенденция: КС «явил свету» несколько определений, в которых отдельные положения ТК признаны не соответствующими Конституции. «Поэтому любое новое определение КС, касающееся трудовых норм, открываешь с опаской. Однако в этом случае КС подтвердил законность сложившейся практики в части применения ст. 394 ТК», – указала она.

По словам эксперта, если смотреть на ситуацию глазами работника, то позиция Суда кажется справедливой. «Незаконно уволенный работник судится с работодателем длительное время, сидит без денег и просто поставлен перед необходимостью устроиться куда-либо, блуждая по кругам судебной системы. В конце концов, юристам тоже нужно чем-то платить. Поэтому с его позиции временное трудоустройство не лишает его статуса лица, пребывающего в состоянии вынужденного прогула, – ведь уволен он незаконно, поэтому не по своей вине не имеет прежней работы и зарплаты. С другой стороны, само понятие “вынужденный прогул” обозначает период, когда работник не работает. И формально этот период прекращается с момента заключения нового трудового договора», – рассуждает адвокат.

Она заметила, что также можно понять работодателя: «В этом деле его судьба особенно незавидна: спор дважды прошел по судам трех инстанций, причем за это время суд поменял свой взгляд на законность увольнения. А платить за весь этот долгий “банкет” пришлось работодателю. В ситуации, когда суды выносят сначала одни решения, а потом другие, не хочется оплачивать время, в течение которого меняются их позиция, даже если работодатель изначально был неправ в принятом кадровом решении. Было бы справедливо изменить в этой части постановление Пленума ВС и предложить вариант расчета, основанный на балансе интересов сторон», – заключила Анна Устюшенко.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button