Недопустимо взыскивать исполнительский сбор до вынесения запрошенного должником разъяснения судебного акта Юридический центр
Недопустимо взыскивать исполнительский сбор до вынесения запрошенного должником разъяснения судебного акта

ВС указал, что постановление судебного пристава-исполнителя было вынесено до рассмотрения судом заявления о разъяснении судебного акта, которое по независящим от должника причинам дано судом после истечения срока добровольного исполнения

Один из экспертов «АГ» положительно оценил правовую позицию Верховного Суда, однако, добавил он, ее нельзя охарактеризовать как меняющую практику рассмотрения подобных споров. Другая указала, что не следует пренебрегать своим правом на представление в суд проектов судебных актов, мотивировочная часть которых может быть сформулирована таким образом, чтобы воспрепятствовать дальнейшему обжалованию и росту процессуальных издержек.

4 марта Верховный Суд вынес Определение
№ 305-ЭС23-23415 по делу
№ А40-224620/2022, в котором счел недопустимым взыскание исполнительского сбора до вынесения определения о разъяснении судебного акта по ходатайству должника.

5 августа 2022 г. по заявлению ОАО «Трест Мосэлектротягстрой» было возбуждено исполнительное производство в отношении ЗАО «ВИБА» на основании исполнительного листа от 20 мая 2022 г., выданного Арбитражным судом г. Москвы на основании решения от 10 января 2022 г. по делу № А40-21862/2021. Исполнительный лист предусматривал установление «Трест Мосэлектротягстрой» права ограниченного пользования земельным участком, переданным Департаментом имущества г. Москвы в аренду ЗАО «ВИБА», согласно варианту № 1 экспертного заключения, бессрочно, с платой около 97 тыс. руб. в год в целях обеспечения беспрепятственного прохода и проезда транспортных средств арендаторов, клиентов, сотрудников ОАО «Трест Мосэлектротягстрой», а также коммунальных и обслуживающих служб, органов правопорядка к зданию, принадлежащему на праве собственности обществу.

13 октября 2022 г. судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании с ЗАО «ВИБА» исполнительского сбора в размере 50 тыс. руб. и установил новый срок исполнения требований исполнительного листа до 21 октября 2022 г. в связи с неисполнением исполнительного документа в установленный для добровольного исполнения срок. Не согласившись с постановлением судебного пристава-исполнителя, общество «ВИБА» обратилось с заявлением в Арбитражный суд г. Москвы. Оно полагало, что у него отсутствовала возможность для исполнения решения суда от 10 января 2022 г. по делу № А40-21862/2021 до вынесения судом определения от 30 ноября 2022 г. о разъяснении судебного акта.

Суд отказал в удовлетворении требований. Руководствуясь положениями Закона об исполнительном производстве, Закона о судебных приставах, он пришел к выводу, что постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора является законным и обоснованным. АСГМ указал, что должник был уведомлен о возбуждении исполнительного производства судебным приставом-исполнителем; требования исполнительного документа в срок добровольного исполнения не исполнены; доказательств, подтверждающих уважительность причин неисполнения исполнительного документа, должник судебному приставу-исполнителю не представил, а также не подтверждено, что нарушение установленных сроков исполнения исполнительного документа вызвано чрезвычайными, объективно неотвратимыми обстоятельствами и другими непреодолимыми препятствиями, находящимися вне контроля должника, при соблюдении им той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась в целях надлежащего исполнения. Первая инстанция отклонила довод общества о том, что у него отсутствовала возможность для исполнения решения суда до вынесения определения о разъяснении судебного акта, поскольку в тексте решения от 10 января 2022 г. содержатся необходимые сведения для его исполнения, а вынесение определения о разъяснении судебного акта само по себе не является доказательством невозможности исполнения этого решения ранее такого разъяснения.

Апелляция отменила решение первой инстанции и удовлетворила заявление общества «ВИБА». Суд установил, что существовала непреодолимая сила для исполнения должником исполнительного документа, поскольку он нуждался в дополнительном разъяснении, ввиду этого общество не имело возможности исполнить обязательство по решению суда по делу № А40-21862/2021, о чем оно сообщило судебному приставу-исполнителю немедленно, письменно и неоднократно, представив соответствующие доказательства.

Кассация не согласилась с выводом апелляции, указав, что из содержания решения суда, на основании которого выдан исполнительный лист, был понятен порядок исполнения, разъяснение решения, по сути, ничего не добавило к его содержанию, лишь расшифровало вариант № 1 экспертного заключения от 10 сентября 2021 г., согласно которому был установлен сервитут. Кассационный суд также признал противоречащим установленным фактическим обстоятельствам вывод апелляции о существовании в течение срока добровольного исполнения обстоятельств непреодолимой силы, препятствующих должнику исполнить исполнительный документ, и указал, что должник не представил доказательств невозможности исполнения судебного акта путем обеспечения взыскателю права прохода и проезда через земельный участок в соответствии с установленным судом порядком.

Общество «ВИБА» обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС пояснила, что исполнительский сбор является мерой публично-правовой ответственности за нарушение против установленного порядка исполнения судебных актов и актов других органов, должностных лиц, подлежащих принудительному исполнению. Взыскание исполнительского сбора возможно лишь при возникновении всей совокупности обстоятельств, являющихся основанием для наступления такой ответственности и следующих из ч. 1 и 2 ст. 112 Закона об исполнительном производстве в их взаимосвязи с иными положениями данного закона, а именно: извещение должника о возбуждении в отношении него исполнительного производства; истечение срока добровольного исполнения требований исполнительного документа; наличие вины, выражающееся в непринятии должником необходимых действий, направленных на исполнение исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения, и в отсутствии обстоятельств, существенным образом затрудняющих исполнение или делающих его невозможным. Недоказанность одного из этих обстоятельств, совместно образующих указанное нарушение, исключает возможность взыскания с должника исполнительского сбора.

ВС отметил, что в соответствии с ч. 12 ст. 30 Закона об исполнительном производстве срок добровольного исполнения составляет пять дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства либо с момента доставки извещения о размещении информации о возбуждении исполнительного производства в банке данных, отправленного посредством передачи короткого текстового сообщения по сети подвижной радиотелефонной связи, либо иного извещения или постановления о возбуждении исполнительного производства, вынесенного в форме электронного документа и направленного адресату, в том числе в его единый личный кабинет на ЕПГУ, в соответствии с ч. 21 ст. 14 закона, если иное не установлено законом.

Как указал Верховный Суд, в Постановлении Конституционного Суда от 1 июня 2023 г. № 29-П ч. 12 ст. 30 Закона об исполнительном производстве признана не противоречащей Конституции, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу во взаимосвязи со ст. 112 названного закона она предполагает, что до момента истечения пяти дней со дня получения должником в установленных данной частью формах информации об устранении неточностей, которые имелись в судебном решении, в исполнительном документе либо в постановлении судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства, касались размера задолженности или порядка исполнения и объективно не позволяли должнику надлежаще исполнить возложенную на него обязанность (притом что такое исправление было инициировано должником в разумный срок после получения сведений о возбуждении исполнительного производства в соответствии с данной частью), срок добровольного исполнения требований исполнительного документа в целях взыскания с должника исполнительского сбора не может считаться истекшим. Однако кассация не учла правовую позицию КС при рассмотрении дела.

При этом, подчеркнула Судебная коллегия, кассация оставила без внимания и тот факт, что определением Арбитражного суда г. Москвы от 30 ноября 2022 г. по делу № А40-21862/2021 удовлетворено поступившее в суд 8 августа 2022 г. заявление общества «ВИБА» о разъяснении решения суда и даны разъяснения о варианте № 1 доступа (сервитута) к нежилому зданию и земельному участку, в границах которого расположено здание, который будет осуществляться с земель общего пользования. Описывая, каким образом будет осуществляться проезд, суд привел точные координаты описания границ земельного участка, необходимого для доступа к нежилому зданию и земельному участку.

Как заметил ВС, апелляционный суд установил, что исполнительный лист поступил в отдел судебных приставов-исполнителей 4 августа 2022 г., а должник был уведомлен о возбуждении исполнительного производства 6 августа. В период пятидневного срока добровольного исполнения исполнительного документа должник подал в первую инстанцию заявление о разъяснении исполнительного документа, которое суд расценил как заявление о разъяснении решения суда. Заявление было мотивировано наличием в судебном решении неясностей и неточностей, затрудняющих его правильное понимание и, как следствие, добровольное исполнение.

Кассация в свою очередь не учла, что постановление судебного пристава-исполнителя было вынесено до рассмотрения судом заявления общества о разъяснении судебного акта, которое по независящим от «ВИБА» причинам было дано судом только 30 ноября 2022 г. Поскольку заявление общества о разъяснении решения суда было удовлетворено, то решение являлось неясным, подчеркнул Верховный Суд. Следовательно, оно объективно не позволяло должнику, который до истечения срока добровольного исполнения исполнительного документа инициировал такое разъяснение, надлежаще исполнить возложенную на него обязанность.

В такой ситуации, указал ВС, до принятия судом определения по результатам рассмотрения заявления общества судебный пристав-исполнитель, который был уведомлен о подаче должником заявления в суд, не вправе был реализовывать имеющиеся у него полномочия на взыскание исполнительского сбора. При отмеченных обстоятельствах, с учетом определения Арбитражного суда г. Москвы от 30 ноября 2022 г. и требований ч. 12 ст. 30 Закона об исполнительном производстве в истолковании КС, срок добровольного исполнения исполнительного документа на дату вынесения судебным приставом-исполнителем постановления о взыскании исполнительского сбора не истек, необходимые основания для публично-правовой ответственности общества за неисполнение требований исполнительного документа не наступили, а постановление судебного пристава-исполнителя не могло быть признано законным. В связи с этим Верховный Суд отменил постановление кассационной инстанции, оставив в силе решение апелляции.

В комментарии «АГ» управляющий партнер юридической фирмы LEXING Андрей Тишковский положительно оценил правовую позицию ВС. При этом, добавил он, ее нельзя охарактеризовать как меняющую практику рассмотрения подобных споров. «Действительно, исполнительский сбор традиционно носит характер санкции и применяется при наличии состава правонарушения, при этом важным элементом является вина должника в неисполнении решения суда в установленный судебным приставом-исполнителем срок, которая в данном деле отсутствует. Решение суда не было ясным на момент вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора, что подтверждалось материалами дела», – указал Андрей Тишковский.

По мнению адвоката МКА «Тимофеев, Фаренвальд и партнеры» Екатерины Шмитт, то, что данное дело дошло до Верховного Суда, свидетельствует о том, что не все приставы и суды знакомы с позицией Конституционного Суда от 2023 г., процитированной в определении, и допускают ошибки в оценке обстоятельств, объективно препятствующих исполнению судебного акта: ни в одном из актов нижестоящих судов, включая апелляционное постановление, не содержится ссылка на Постановление КС № 29-П/2023. «Вероятно, если бы оно было упомянуто судом апелляционной инстанции, дело могло бы не дойти до второго кассационного пересмотра», – полагает она.

Екатерина Шмитт порекомендовала должникам в заявлениях о наличии обстоятельств непреодолимой силы, подаваемых приставу, и процессуальных документах, представляемых в суде, делать ссылку на указанное постановление КС. Кроме того, указала адвокат, не следует пренебрегать своим правом на представление в суд проектов судебных актов, мотивировочная часть которых может быть сформулирована таким образом, чтобы воспрепятствовать дальнейшему обжалованию и росту процессуальных издержек.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button