На что обращать внимание в спорах о взыскании причиненных малолетним убытков с его родителей? Юридический центр
На что обращать внимание в спорах о взыскании причиненных малолетним убытков с его родителей?

ВС подчеркнул, что условием ответственности родителей является их собственное виновное поведение в виде неосуществления должного надзора за малолетними или безответственного отношения к их воспитанию, что подлежит установлению судом

Один из адвокатов заметил: поскольку ставится вопрос о возможности совершения поджога именно малолетним, необходимо проведение комплексной экспертизы с участием специалистов в области педагогики и детской психологии, а также лиц с медицинским образованием, которые дадут заключение о способностях ребенка. Другой полагает, что одних показаний ребенка недостаточно, чтобы возложить ответственность на родителей, поскольку еще не сформировались интеллектуальные и волевые качества личности, восприятие ребенка может быть искажено. Третий заметил, что ВС в данном деле применил дискреционные полномочия и усомнился в возможности поджечь бампер автомобиля ребенком при помощи карманной зажигалки. Четвертая считает, что Верховный Суд прямо указал на необходимость соблюдения неуклонного требования процессуальной формы оценки доказательств и правильного применения норм материального права при вынесении законного решения суда.

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № 45-КГ23-28-К7, в котором разъяснил нижестоящим судам, на что необходимо обращать внимание при рассмотрении споров о взыскании убытков, причиненных автомобилю в результате поджога малолетним.

Вечером 6 августа 2022 г. на пульт связи пожарной части в Верхней Пышме Сверловской области поступило сообщение о горении автомобиля. В ходе осмотра места пожара установлено повреждение огнем заднего бампера, крышки багажника, датчика парктроника, освещения номерного знака и заднего блока фар автомобиля Opel P-J Astra, общая площадь пожара составила 1 кв. м. Далее было установлено, что очаговые признаки распространения пожара расположены в районе заднего бампера автомобиля в виде сквозного прогара его центральной части. При детальном осмотре электропроводки автомобиля следов ее аварийного режима работы в виде сплавления металлических жил проводов не выявлено. Веществ и материалов, склонных к самовозгоранию, а также их остатков на месте пожара не обнаружено.

По камерам наблюдения был установлен предполагаемый виновник пожара, которым оказался несовершеннолетний Д. Ершов. Мальчик пояснил, что 6 августа 2022 г. он во время прогулки с отцом на детской площадке нашел зажигалку и взял ее себе. Убежав от отца, он спрятался за белой машиной, у которой стал поджигать бампер найденной зажигалкой. Когда машина загорелась, он испугался, зажигалку выбросил и убежал. Объяснения были отобраны у мальчика в присутствии его матери Натальи Ершовой и педагога-психолога. 18 августа 2022 г. старший инспектор отделения по делам несовершеннолетних МО МВД России «Верхнепышминский» отказал в возбуждении уголовного дела по ст. 167 УК на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, так как на момент совершения преступления Д. Ершов не достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Согласно экспертному заключению стоимость восстановительного ремонта автомобиля составила около 490 тыс. руб. В связи с этим владелец машины Анна Ширшева обратилась в суд с иском к Наталье и Антону Ершовым о возмещении причиненного их ребенком ущерба в размере около 499 тыс. руб. Удовлетворяя иск, суд пришел к выводу о том, что в результате противоправных действий малолетнего произошел пожар, вследствие которого повреждено принадлежащее истцу имущество. При этом суд отклонил доводы ответчиков об отсутствии вины их сына в возникшем пожаре, указав, что они опровергнуты имеющимися в материалах дела доказательствами. Соглашаясь с выводами первой инстанции, апелляция дополнительно указала, что бремя доказывания отсутствия вины мальчика в причинении ущерба лежит на ответчиках, которыми таких доказательств не представлено. При этом факт того, что видеозаписью не зафиксирован сам момент поджога автомобиля, не свидетельствует об отсутствии вины несовершеннолетнего. Кассация поддержала выводы нижестоящих судов.

Наталья и Антон Ершовы обратились в Верховный Суд с кассационной жадобой. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС сослалась на позиции Конституционного Суда, который неоднократно отмечал, что обязанность возместить причиненный вред как мера гражданско-правовой ответственности применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения (постановления от 7 апреля 2015 г. № 7-П/2015; от 8 декабря 2017 г. № 39-П/2017; от 5 марта 2019 г. № 14-П/2019; от 18 ноября 2019 г. № 36-П/2019 и др.). В частности, необходимыми элементами объективной стороны состава правонарушения, как правило, являются: причинение вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинной связи между наступлением вреда и противоправностью поведения причинителя вреда; необходимым элементом субъективной стороны является вина причинителя вреда. При этом гражданское законодательство предусматривает презумпцию вины причинителя вреда: лицо, причинившее вред, освобождается от обязанности его возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине. В соответствии с п. 1 ст. 1073 ГК за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

Верховный Суд отметил, что согласно разъяснениям, изложенным в подп. «а» п. 16 Постановления Пленума ВС от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», при рассмотрении дел по искам о возмещении вреда, причиненного малолетними и несовершеннолетними, необходимо учитывать, что родители (усыновители), опекуны, попечители, а также организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которую несовершеннолетний был помещен под надзор (ст. 155.1 Семейного кодекса), отвечают в соответствии с п. 1 и 2 ст. 1073, п. 2 ст. 1074 ГК за вред, причиненный несовершеннолетним, если с их стороны имели место безответственное отношение к его воспитанию и неосуществление должного надзора за ним. Обязанность по воспитанию на указанных лиц возложена ст. 63, 148.1 и 155.2 СК.

Из приведенных нормативных положений и разъяснений Пленума ВС следует, что родители отвечают за вред, причиненный малолетним, если они не осуществляли должный надзор за ним в момент причинения вреда. Таким образом, указала Судебная коллегия, условием ответственности родителей является их собственное виновное поведение. При этом под виной родителей понимается как неосуществление ими должного надзора за малолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию. Данные обстоятельства подлежат установлению судом с учетом всех условий, относящихся к причинению вреда.

Между тем, отметил Верховный Суд, в оспариваемом решении отсутствуют выводы о том, что ответчики не осуществляли должного надзора за малолетним сыном либо безответственно относились к его воспитанию. Кроме того, к юридически значимым по делу обстоятельствам относится также установление того, ввиду действий какого именно лица и в каком объеме был причинен ущерб имуществу истца. В силу ч. 1 ст. 56 ГПК сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. В соответствии с ч. 2 данной статьи названного Кодекса суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Исходя из указанной нормы бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела, между сторонами спора подлежит распределению судом на основании норм материального права, регулирующих спорные отношения, а также с учетом требований и возражений сторон.

Как отметила Судебная коллегия, Конституционный Суд неоднократно указывал (в частности, в Определении от 25 мая 2017 г. № 1116-О), что предоставление судам полномочий на оценку доказательств вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия. Данные требования корреспондируют обязанности суда полно и всесторонне рассмотреть дело, что невозможно без оценки каждого представленного доказательства и обоснования преимущества одного доказательства перед другим. Однако первая инстанция от исполнения указанной обязанности уклонилась, фактически положив в основу своего решения только объяснения малолетнего, данные им в ходе проверочных мероприятий по факту пожара. Вместе с тем достоверность объяснений и их соответствие обстоятельствам причинения ущерба автомобилю истца судом не были проверены. Пожарно-техническая экспертиза на предмет возможности поджога малолетним ребенком бампера автомобиля при использовании карманной зажигалки не проведена. Таким образом, судом первой инстанции допущены существенные нарушения норм права, которые оставлены без внимания апелляцией и кассацией при проверке решения нижестоящего суда. В итоге Судебная коллегия отменила решения трех инстанций, а дело направила на новое рассмотрение в Верхнепышминский городской суд Свердловской области.

В комментарии «АГ» адвокат МКА «Юридическая фирма “Левант и партнеры”» г. Москвы Александр Ненайденко посчитал вывод Судебной коллегии небесспорным. Он пояснил: ВС указал, что в решении суда первой инстанции отсутствуют выводы о том, что ответчики не осуществили должного надзора за малолетним сыном, однако, по его мнению, суд был бы вправе прийти к этому выводу только на основании доводов самих ответчиков. «То есть именно они должны были высказать этот тезис в процессе и обосновать его. Исходя из определения, не содержащего такой информации, можно сделать вывод о том, что в суде первой инстанции ответчики этого не сделали. А суд первой инстанции был не вправе применить этот довод по собственной инициативе, поскольку это означало бы нарушение принципа состязательности и равноправия сторон. Согласно ч. 2 ст. 13 ГПК суд лишь создает условия для всестороннего и полного исследования дела, однако само это исследование является обязательством сторон, а не суда. И в этом отношении определение ВС представляется небезупречным», – считает адвокат.

«Установление надлежащего либо ненадлежащего исполнения родителями обязанности по присмотру за малолетним сыном, повредившим автомобиль истца, относится скорее к фактическим обстоятельствам дела, а не к вопросу применения и толкования норм материального или процессуального права. Следовательно, и жалоба подлежала рассмотрению Судебной коллегией лишь в отношении законности примененных судами правовых норм. Между тем коллегия исследовала обстоятельства дела по существу, не обосновав необходимость выхода за пределы доводов кассационной жалобы, вопреки ч. 2 ст. 390.13 ГПК», – указал он.

Указание суду первой инстанции на необходимость проведения пожарно-технической экспертизы о возможности поджога малолетним ребенком автомобиля с помощью зажигалки также носит спорный характер, посчитал он. «Поскольку суд должен будет ставить вопрос о возможности совершения поджога именно малолетним, необходимо проведение комплексной экспертизы с участием как специалистов в области педагогики и детской психологии, так и, возможно, лиц с медицинским образованием, которые дадут заключение о способности ребенка, например, в течение нескольких минут терпеливо осуществлять поджог. Поэтому предписание коллегии о проведении экспертизы не может быть выполнено силами лишь пожарно-технической экспертизы», – полагает Александр Ненайденко.

Адвокат, управляющий партнер ZHAROV GROUP Евгений Жаров отметил, что по вопросам материального права Верховный Суд не сказал ничего нового. Он пояснил, что родители всегда отвечают только за собственную вину, в том что недоглядели за ребенком, и это всегда было трудно доказать. То же самое касается причинной связи: истец должен подтвердить, что вред возник из-за ребенка. «Теперь суды будут тщательнее подходить к показаниям малолетних: не самооговор ли это? Одних показаний ребенка недостаточно, чтобы возложить ответственность на родителей, поскольку еще не сформировались интеллектуальные и волевые качества личности, восприятие ребенка может быть искажено, он не дееспособен полностью. Должно быть дополнительное доказательство, например пожарно-техническая экспертиза или видеозапись момента подога, которых по делу как раз и не было», – заключил эксперт.

Председатель Первой коллегии адвокатов Республики Марий Эл Ольга Полетило считает определение Верховного Суда интересным для правоприменителей, так как в нем подчеркнута обязанность суда полно и всесторонне рассмотреть дело, что невозможно без оценки каждого представленного доказательства и обоснования преимущества одного доказательства перед другим. Суд, оценивая доказательства по своему внутреннему убеждению, обязан руководствоваться принципами и критериями оценки доказательств, установленных законом.

«ВС подчеркнул необходимость выяснения по искам о возмещении вреда наличия состава правонарушения при применении норм гражданско-правовой ответственности. Суды нижестоящих инстанций при рассмотрении дела не учли требования п. 1 ст. 1073 ГК, что родители при возмещении вреда, причиненного малолетним, отвечают, если они не осуществляли должный надзор за ним в момент причинения вреда. Поэтому отсутствие выводов суда о собственном виновном поведении родителей, которое привело к причинению вреда малолетним, также явилось одним из оснований для отмены всех вынесенных ранее по делу судебных решений», – заметила адвокат.

Верховный Суд отметил и необходимость соблюдения правил, предусмотренных ч. 1 ст. 56 ГПК и ч. 1. ст. 79 ГПК, нарушение которых привело к тому, что суд первой инстанции уклонился от исполнения указанных обязанностей по оценке каждого представленного доказательства и обоснования преимущества одного доказательства перед другим. «В основу решения в этой части были положены лишь объяснения малолетнего, без проверки их соответствия обстоятельствам причинения ущерба автомобилю. Несмотря на необходимость, не была назначена и не проведена пожарно-техническая экспертиза, хотя для установления возможности поджога малолетним ребенком бампера автомобиля при использовании карманной зажигалкой требовались специальные познания», – указала Ольга Полетило.

По мнению эксперта, ВС прямо указал на необходимость соблюдения неуклонного требования процессуальной формы оценки доказательств и правильного применения норм материального права при вынесении законного решения суда.

Адвокат КА Челябинской области «Стратегия» Денис Панов указал, что установленные в ст. 390.13 ГПК пределы рассмотрения дела Судебной коллегией Верховного Суда не являются абсолютными. «Во-первых, во второй части этой же статьи имеется исключение о праве Верховного Суда выйти за пределы доводов кассационной жалобы, если этого требуют интересы законности. Во-вторых, понятие законности судебного постановления предполагает правильное применение норм материального и процессуального права», – пояснил он.

В тех случаях, отметил адвокат, когда суды кассационной инстанции не желают пересматривать судебные акты нижестоящих судов, они очень узко толкуют свои полномочия и указывают, что не могут давать иную оценку доказательствам по делу или устанавливать новые факты, игнорируя при этом свои полномочия отменять судебные постановления при нарушении норм процессуального права, к числу которых относятся несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, несоблюдение требований об оценке доказательств, о полном и всестороннем рассмотрении дела и т.д. «В данном деле Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда применила дискреционные полномочия и усомнилась в возможности поджечь бампер автомобиля малолетним ребенком при помощи карманной зажигалки. Нам неизвестны подробности дела, в частности возраст ребенка: ему может быть 13 лет, а может быть и меньше 5 лет; модель зажигалки, содержание объяснений ребенка и другие подробности. Но, видимо, обстоятельства дела таковы, что у судей возникли обоснованные сомнения в причинении вреда малолетним. Вызывает недоумение то, что дело дошло до Верховного Суда и что судьи нижестоящих судов не обратили внимание на эти обстоятельства», – заключил Денис Панов.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button