КС указал на недопустимость отказа россиянам в наследовании движимого имущества лиц, проживавших за рубежом Юридический центр
КС указал на недопустимость отказа россиянам в наследовании движимого имущества лиц, проживавших за рубежом

Суд отметил, что законодатель вправе внести изменения в действующее правовое регулирование наследственных отношений, в том числе в части, касающейся определения органа, компетентного вести наследственные дела в таких случаях

Один из экспертов положительно оценил постановление КС, отметив, что оно исключительно актуально для защиты имущественных интересов российских граждан. Другая заметила, что некоторые суды и нотариусы допускают серьезную ошибку, путая понятия подсудности и применимого права. По мнению третьей, к применению правовых позиций, изложенных в постановлении, есть вопросы.

26 марта Конституционный Суд вынес Постановление № 12-П по делу о проверке конституционности п. 1 ст. 1224 ГК РФ, на основании которого отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства.

Суды отказали в признании права собственности на наследственное движимое имущество

Анжелика Стаценко – дочь российского гражданина, умершего в ФРГ, в Нюрнберге, проживавшего на момент смерти в названном городе и снятого с регистрационного учета по месту жительства в России. После его смерти осталось движимое и недвижимое имущество, находящееся в РФ. В ответ на обращение Анжелики Стаценко нотариус со ссылкой на п. 1 ст. 1224 ГК разъяснил, что оформление прав в отношении движимого имущества покойного наследодателя входит в компетенцию уполномоченных органов по последнему месту его проживания по праву страны проживания. Нотариус также рекомендовал обратиться в суд для признания права собственности на выявленное движимое имущество отца.

Исковое заявление Анжелики Стаценко о признании права собственности на принадлежавшие отцу денежные средства на банковских счетах, а также транспортные средства – автомобиль и мотоцикл возвращено ей определением Новошахтинского районного суда Ростовской области от 8 июля 2022 г., с чем согласились вышестоящие суды. Районный суд исходил из того, что дело ему неподсудно, поскольку на момент смерти наследодатель хотя и был гражданином РФ, но проживал в другом государстве, а потому оформление прав на движимое имущество наследодателя входит в компетенцию соответствующих органов данного государства. Верховный Суд отказал в рассмотрении кассационной жалобы наследника.

КС призвал урегулировать наследственные отношения, осложненные иностранным элементом

В жалобе в Конституционный Суд Анжелика Стаценко оспаривала конституционность п. 1 ст. 1224 ГК, который, по ее мнению, не обеспечивает гарантий права наследования движимого имущества, не допуская применения закона по аналогии с правилами о недвижимом имуществе. Заявитель считает, что отсутствие в регламентации отношений по наследованию движимого имущества возможности применить закон по аналогии в исключительных случаях, в частности с учетом неблагоприятной международной обстановки, ведет к нарушению принципов равенства и верховенства закона, гарантий государственной, в том числе судебной, защиты прав, свобод и законных интересов граждан.

Изучив жалобу, КС напомнил, что право наследования, провозглашенное в ст. 35 (ч. 4) Конституции и урегулированное на отраслевом уровне гражданским законодательством, обеспечивает гарантированный государством переход имущества, принадлежавшего умершему – наследодателю, к другим лицам – наследникам. ГК закрепляет принцип универсальности наследственного правопреемства, регламентирующий принятие наследства как единого целого, где бы оно ни находилось и в чем бы ни заключалось, пояснил Суд.

Как указал КС, наследование движимого имущества в силу п. 1 ст. 1224 ГК подчинено праву страны последнего места жительства наследодателя, а недвижимого – праву страны нахождения имущества; тем самым эта норма вводит условия, при которых могут дифференцироваться правила, применимые к наследованию различных видов имущества, принадлежавшего одному наследодателю. Суд подчеркнул, что подобное регулирование наследственных отношений, осложненных иностранным элементом, отражает особый интерес государства – с учетом правового режима недвижимости и ее значения в качестве объекта гражданских прав – к сохранению контроля над оборотом недвижимого имущества в пределах его территории. КС заметил, что этот подход широко применяется в международном частном праве, закреплен не только в российском законодательстве, но и в законах ряда других стран, а также в некоторых международных договорах с участием РФ.

Касательно движимого имущества Конституционный Суд разъяснил, что в силу своей объективной природы оно в большей степени, чем недвижимое, связано с личностью правообладателя, а не с местом фактического нахождения имущества, что отчасти предопределяет особенности правового режима его наследования. Вместе с тем ни оспариваемое положение, ни иные положения разд. VI «Международное частное право» ГК не содержат прямых указаний, позволяющих установить сферу действия права, подлежащего применению к комплексу различных по правовой природе отношений, связанных с наследованием, определить, в какой мере это право распространяется на отдельные, включая публично-правовые, элементы данных отношений, добавил Суд.

При этом, как поясняется в постановлении, компетентный орган, уполномоченный вести наследственные дела, оспариваемой нормой не конкретизируется. Отмечается, что по смыслу абз. 1 п. 1 ст. 1153 ГК установление конкретного лица (органа), компетентного осуществлять функции по ведению наследственного дела, неразрывно связано с определением места открытия наследства. В ситуации, когда последнее место жительства наследодателя находится за пределами России, место открытия наследства определяется по расположению объекта недвижимости, а при его отсутствии – движимого имущества или более ценой его части. По месту открытия наследства определяется лицо, уполномоченное выдавать свидетельство о праве на наследство, совершать иные действия по охране наследства и управлении им, – нотариус.

КС подчеркнул, что положения ст. 1115 ГК содержат нормативные основания для возможности открыть наследственное дело в органе, действующем на территории России, по месту нахождения в том числе движимого имущества (его основной части), не устанавливая как таковые изъятия для случаев, когда применимое право согласно ст. 1224 Кодекса определяется как иностранное. Такому выводу не противоречит и определение природы отношений, регламентируемых ст. 1115 ГК, как включающей элементы частноправового и публично-правового характера. В то же время данным постановлением КС не предопределяет универсальный вывод о наличии коллизии между ст. 1115 и 1224 ГК и возможном способе ее разрешения во всех схожих ситуациях, обремененных иностранным элементом.

Суд также обратил внимание, что в отношениях, осложненных иностранным элементом, нельзя исключать возникновение риска конфликта при определении как содержания (объема) наследственных прав, так и их принадлежности – например, в случае оформления таких прав в отношении одного и того же наследственного имущества уполномоченными органами разных государств. КС отметил, что отдельные вопросы, связанные с наследованием, в данном случае могут быть урегулированы в рамках консульских соглашений, заключаемых в том числе для обеспечения эффективного осуществления консульскими учреждениями функций от имени их государств.

Как разъяснено в постановлении, при обращении с заявлением об оформлении наследственных прав в обстоятельствах, аналогичных делу заявителя, российский компетентный орган либо лицо, исполняющее публичные функции, обязаны оценить в совокупности все обстоятельства дела и принять решение, которое в наибольшей степени способствовало бы обеспечению защиты наследственных прав. Это решение может быть принято с учетом положений ст. 1115 ГК, определяющих место открытия наследства на территории РФ и принципиально не исключающих оформление прав на наследственное имущество, находящееся на территории России, отечественным компетентным органом.

«Надлежащее обеспечение прав и свобод в отдельных случаях требует учета объективных международных реалий, которые могут проявляться и в значительном ухудшении всего спектра отношений с отдельными государствами, что порой делает реализацию прав и свобод невозможной или существенно затрудненной, например, в силу возникающей у заинтересованного лица необходимости нести дополнительные финансовые и иные затраты, несоразмерные и избыточно обременительные в сравнении с их изначально предполагаемым уровнем», – изложено в документе.

Касаясь вопроса об установлении иностранным государством в ненадлежащей международной процедуре и в противоречии с многосторонними международными договорами, в которых участвует РФ, ограничительных мер, КС подчеркнул, что деятельность органов публичной власти не должна усугублять правовое и фактическое положение российских граждан и организаций, попавших в тяжелую ситуацию из-за противоправных, по сути, обстоятельств.

КС указал, что содержащееся в оспариваемом положении требование об определении отношений по наследованию движимого имущества по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства, не должно исключать при названных обстоятельствах оформление прав на наследственное имущество, находящееся в России. При доступности для нотариусов и судов сведений о содержании такого права предпочтительным является опора на это положение. Однако отсутствие необходимой правовой информации при наличии сложностей в ее получении из официальных источников в ситуации, когда сложившиеся обстоятельства объективно препятствуют взаимодействию с компетентным органом иностранного государства, не должно становиться непреодолимым препятствием для реализации наследственных прав граждан, добавил Конституционный Суд.

Как отмечается в постановлении, это позволяет исходить из базовых нормативных подходов к решению вопросов наследования в разных правопорядках и ориентироваться в решении этих вопросов на положения ГК РФ. Если в дальнейшем возникнет конфликт между наследственными правами, он может быть разрешен в установленном порядке. Во всяком случае, заметил КС, возможность такого конфликта не может быть сдерживающим фактором для оформления прав на наследственное имущество, тем более следование в отношении всей наследственной массы нормативным положениям одного правопорядка также не исключает возникновение такового.

Таким образом, Конституционный Суд постановил, что п. 1 ст. 1224 ГК не противоречит Конституции, поскольку по конституционно-правовому смыслу не может использоваться нотариусом в качестве основания для отказа в оформлении наследственных прав гражданина РФ на принадлежавшее наследодателю – гражданину РФ, имевшему последнее место жительства на территории иностранного государства, движимое имущество, оставшееся на территории России, если без такого оформления невозможно дальнейшее осуществление наследником своих прав. Данный пункт также не может использоваться в качестве основания для отказа суда в признании права собственности наследника – гражданина РФ на это имущество со ссылкой на то, что такие действия (решения) должны совершаться (приниматься) компетентными органами иностранного государства по последнему месту жительства наследодателя, если в конкретных условиях обращение наследника к данным органам невозможно или существенно затруднено.

При этом КС указал, что федеральный законодатель вправе внести изменения в действующее правовое регулирование наследственных отношений, в том числе в части, касающейся определения органа, компетентного вести наследственные дела в случаях, когда наследодатель имел последнее место жительства в другом государстве, а часть входящего в наследственную массу движимого имущества находится на территории России, и применимого этим органом в таких случаях права. В таком случае законодатель должен принять во внимание правовые позиции КС, а также то обстоятельство, что установленные этими изменениями законодательные положения во всяком случае будут применяться в соответствии со ст. 15 (ч. 4) Конституции во взаимосвязи с положениями международных договоров, – по крайней мере, поскольку они не игнорируются иностранным государством.

КС постановил пересмотреть правоприменительные решения по делу с участием Анжелики Стаценко.

Эксперты проанализировали постановление КС

Адвокат АП Московской области, к.ю.н. Сергей Макаров положительно оценил постановление, отметив, что оно исключительно актуально для защиты имущественных интересов российских граждан: «В условиях проявления многими государствами откровенно недружественного отношения и к России, и к гражданам нашей страны в настоящее время стали недоступными многие правовые инструменты – а интересы есть, и они требуют оформления и защиты».

По мнению эксперта, КС решительно встал на защиту интересов россиян, при этом смог тактично соединить бережное отношение к рассматриваемой норме ГК (ст. 1224) с предложением механизма ее применения в сочетании с нормой ст. 1115 Кодекса таким образом, чтобы интересы граждан, проживающих на территории РФ и являющихся наследниками российских граждан, проживавших в других государствах, но владевших движимым имуществом в России, не были ущемлены. Сергей Макаров также отметил, что предложенный КС механизм представляется логичным даже безотносительно современного момента – фактически он устранил коллизию между указанными нормами ГК.

Адвокат, управляющий партнер МКА «Юрсити» Виктория Шакина считает данное постановление особо актуальным. Много соотечественников переехали за рубеж за последние два года, в практике все чаще возникают вопросы о браке и наследстве с участием иностранного элемента, и КС дал ответ на один из самых распространенных из них, отметила эксперт. Она подчеркнула, что иностранный элемент – это не только гражданин другой страны, но и имущество, находящееся за рубежом, или событие, которое имело место в другом государстве (например, смерть гражданина РФ).

«На практике один из самых часто встречающихся вопросов: как получить наследство после смерти гражданина РФ, постоянно проживавшего за рубежом. При этом, как правило, в состав наследства входит имущество, находящееся не только в России, но и в других странах. Многие ошибочно полагают, что в таком случае невозможно разрешить вопрос вступления в наследство в России, и необходимо инициировать процесс в другом государстве. Однако это не так, и Конституционный Суд еще раз обратил внимание на то, что российские граждане имеют право на защиту в своем государстве», – прокомментировала Виктория Шакина.

Как пояснила эксперт, суды чаще всего отказывают в принятии исковых заявлений о признании права собственности или разделе имущества, которые связаны с браком или вступлением в наследство с иностранным элементом, мотивируя тем, что дело неподсудно российскому суду. «При этом некоторые суды и нотариусы допускают серьезную ошибку, путая понятия подсудности и применимого права. В некоторых случаях по правилам подсудности иск российского гражданина может быть рассмотрен в российском суде, но при этом суд будет применять иностранное право, а не отечественное. Однако суды порой предпочитают не вдаваться в детали и не приступать к рассмотрению подобных дел, что в корне неверно и нарушает права граждан РФ на судебную защиту», – поделилась Виктория Шакина.

Эксперт согласилась с выводами КС, поскольку они соответствуют российскому законодательству. В ситуации, когда нижестоящие суды отказываются применять закон по формальным основаниям, данное постановление КС поможет обеспечить единообразие судебной практики и станет авторитетным разъяснением, которое можно привести в качестве примера, резюмировала Виктория Шакина.

По мнению старшего юриста консалтинговой группы РКТ Дианы Варданян, в реалиях сегодняшнего дня, в которых Россия находится на протяжении двух лет, возникает ряд проблемных моментов, связанных с ограничениями, введенными иностранными государствами. С подобными проблемами сталкивается не только государство как субъект международных отношений, но и российские юридические и физические лица, что значительно затрудняет разрешение возникающих перед ними вопросов, таких как рассмотренный КС в анализируемом постановлении, пояснила эксперт.

Диана Варданян подчеркнула, что продолжительное проживание граждан России на территории зарубежных стран – не редкость, и может быть обусловлено осуществляемой ими деятельностью, обучением, а также иными причинами. Ситуация, с которой столкнулась заявитель жалобы, может стать «камнем преткновения» и для иных российских граждан, поэтому актуальность проблемы бесспорна, а проблема, отраженная в постановлении, напрямую ведет к нарушению конституционного права россиян на частную собственность, считает эксперт.

«В рассматриваемом случае можно заметить безапелляционность и негибкость нотариата как института, привыкшего ориентироваться на инструкции и методические рекомендации, что можно понять, учитывая роль, отведенную нотариату. Другое дело суды: как ВС, так и нижестоящие инстанции, которые, казалось бы, приняли общую концепцию политики страны, направленную на защиту интересов российских юридических лиц и граждан, о чем свидетельствует широкое применение положений ст. 248.1 и 248.2 АПК РФ, но тем не менее не встали на сторону заявителя. КС “взял дело в свои руки” и подготовил судебный акт, который будет применяться в России не только в санкционный период, но и в иное время при схожих обстоятельствах», – подчеркнула Диана Варданян.

Эксперт убеждена, что если международные договоренности не применяются в связи с политической ситуацией, то как минимум граждане не должны от этого страдать – правовой режим должен обеспечить соблюдение конституционных прав на частную собственность, к которой относится и движимое имущество наследодателя. Диана Варданян полагает, что предоставление гражданином РФ доказательств затруднительности открытия наследственного дела и осуществления мероприятий по нему (поиск, охрана, оценка, доверительное управление, раздел, выдача свидетельств и т.п.) на территории иностранного государства, являвшегося последним местом жительства наследодателя, является основанием для передачи дела в ведение российского нотариата.

«Тем не менее к применению правовых позиций, изложенных в постановлении, есть вопросы, а именно – не приведет ли подобное рассмотрение наследственных дел к параллельному разделу одного и того же имущества на территории двух государств (России и страны, в которой проживал наследодатель), если наследники имеются как в России, так и на территории иностранного государства? Возможно ли применение изложенного КС подхода в отношении стран СНГ или иных государств, если вступление в наследство граждан РФ затруднено, но не в связи с ограничительными мерами, а по иным причинам? Ответы на эти вопросы появятся, вероятно, вместе с практикой», – резюмировала эксперт.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button