КС отклонил жалобу адвоката на включение судебных расходов в третью очередь требований кредиторов Юридический центр
КС отклонил жалобу адвоката на включение судебных расходов в третью очередь требований кредиторов

При этом Суд подчеркнул, что необходимость распределения судебных расходов обусловлена не судебным актом как таковым, а установленным по итогам судебного разбирательства вынужденным характером соответствующих материальных затрат

По мнению одной из экспертов, понижение очередности требований приводит фактически к полной потере денежных средств, потраченных на юридические услуги в рамках обособленного спора, и нарушает права ответчиков по сделке. Другой полагает, что отнесение требования о судебных расходах в состав текущих серьезно подталкивает баланс интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, в определенную сторону и такая модель нарушала бы права и законные интересы кредиторов.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 249-О/2024 по жалобе адвоката на нарушение его конституционных прав п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве, которым регулируется удовлетворение требований кредиторов третьей очереди по возмещению убытков в форме упущенной выгоды, взысканию неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций.

В рамках дела о банкротстве ООО «ЛАН» определением Арбитражного суда Хабаровского края от 15 октября 2021 г. конкурсному управляющему должника было отказано в удовлетворении требований к ООО «А.», индивидуальным предпринимателям М. и Б. о признании ряда сделок должника (по перечислению в пользу указанных лиц денежных средств в качестве платы за оказание услуг по договору абонентского юридического обслуживания) недействительными. Представительство интересов ответчиков в данном обособленном споре осуществлял адвокат АП г. Москвы Алексей Гордейчик.

Определением Арбитражного суда Хабаровского края от 19 сентября 2022 г. были распределены понесенные сторонами в указанном обособленном споре судебные расходы, в том числе расходы на оплату услуг представителя, которые в соответствующей части определены к взысканию с должника как лица, от имени и в интересах которого действовал конкурсный управляющий. При этом оплата услуг Алексея Гордейчика за оказание правовой помощи при рассмотрении самого заявления о распределении судебных расходов осуществлена в форме уступки ему доверителями права требования судебных расходов, понесенных ими в рамках данного производства и также отнесенных судом на должника. С учетом этого по результатам рассмотрения указанного заявления судом первой инстанции было установлено право требования Алексея Гордейчика к должнику о возмещении судебных расходов: 25 тыс. руб. – за представительские услуги; около 17 тыс. руб. – транспортные и почтовые расходы.

Кроме того, апелляционный суд дополнительно взыскал с должника в пользу адвоката судебные расходы, связанные с рассмотрением апелляционных жалоб на определение арбитражного суда от 19 сентября 2022 г. Судом кассационной инстанции в пользу Алексея Гордейчика также взысканы расходы на оплату услуг представителя при рассмотрении кассационных жалоб. Таким образом, по итогам производства, связанного с распределением судебных расходов, установлено право требования Алексея Гордейчика к должнику о возмещении судебных расходов в общей сумме 65 тыс. руб.

Требования о судебных расходах как непосредственных участников обособленного спора, в пользу которых данный спор был разрешен, так и Алексея Гордейчика, в той мере, в какой они были отнесены на должника, признаны подлежащими удовлетворению в составе требований кредиторов третьей очереди после погашения основной суммы задолженности в порядке, предусмотренном для возмещения убытков в форме упущенной выгоды, взыскания неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций. При этом доводы Алексея Гордейчика и его доверителей о том, что в нарушение правил о предмете судебного разбирательства суд первой инстанции рассмотрел вопрос об очередности удовлетворения их требований к должнику о судебных расходах, который при подаче заявления о распределении судебных расходов не ставился, были судами апелляционной и кассационной инстанций отклонены. ВС отказал в рассмотрении кассационной жалобы на вынесенные решения.

В жалобе в Конституционный Суд Алексей Гордейчик указывал, что п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве противоречит Конституции в той мере, в какой он по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, позволяет относить требования ответчиков, вовлеченных в процесс необоснованно и помимо своей воли по инициативе участников процедуры банкротства, включая конкурсного управляющего, о понесенных в связи с таким спором судебных расходах к требованиям, очередность удовлетворения которых определяется данной нормой, что существенно снижает вероятность их возмещения и противоречит целям эффективного восстановления в правах лиц, пострадавших от необоснованного судебного преследования.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС отметил, что признание права на присуждение судебных расходов за лицом (стороной), в пользу которого состоялось судебное решение, соответствует принципу полноты судебной защиты. Это призвано восполнить лицу, чьи права нарушены, вновь возникшие и не обусловленные деятельностью самого этого лица потери, которые оно должно было понести для восстановления своих прав в связи с необходимостью совершения действий, сопряженных с возбуждением судебного разбирательства и участием в нем. При этом Суд подчеркнул, что необходимость распределения судебных расходов обусловлена не судебным актом как таковым, а установленным по итогам судебного разбирательства вынужденным характером соответствующих материальных затрат, понесенных лицом, прямо заинтересованным в восстановлении нормального режима пользования своими правами и свободами, которые были оспорены или нарушены (постановления от 21 января 2019 г. № 6-П; от 28 апреля 2020 г. № 21-П и от 28 октября 2021 г. № 46-П).

В определении отмечается, что в деле заявителя суды руководствовались разъяснениями, данными в п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35, согласно которым судебные расходы кредитора и иных лиц, в пользу которых был принят судебный акт по соответствующему обособленному спору, не являются текущими платежами и подлежат удовлетворению применительно к п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве, поскольку возмещение таких расходов до удовлетворения основных требований кредиторов нарушает интересы других кредиторов и принцип пропорциональности их удовлетворения.

КС указал: из представленных материалов следует, что Алексей Гордейчик не являлся непосредственным участником обособленного спора о признании сделок должника недействительными и, соответственно, лицом, вынужденно вступившим в судебный процесс для защиты своих оспариваемых прав, в пользу которого был вынесен соответствующий судебный акт, что обусловливало бы возникновение у него самостоятельного права на присуждение в его пользу судебных расходов. «Судебные расходы были понесены доверителями заявителя, а сам он выступал в судебном процессе как представитель и добровольно заключил с указанными лицами договор цессии в отношении части данных расходов, осознанно выбрав такую форму оплаты своих услуг. Соответственно, Алексей Гордейчик не относится к той категории лиц, предполагаемым нарушением конституционных прав которых мотивирована его жалоба», – резюмировал Конституционный Суд.

Комментируя определение КС, юрист АБ КИАП Анна Андреева отметила, что так или иначе в банкротство вовлекаются лица, которые не являются участниками дела о банкротстве, но которым приходится защищаться от требований арбитражных управляющих. «Поскольку в целом количество банкротных дел с каждым годом только увеличивается, то обостряется и проблема компенсации судебных расходов. Банкротное законодательство недостаточно регулирует данную проблему. Разъяснения в п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ № 35 вызывают много вопросов не только у сообщества юристов, но и у судов», – полагает эксперт.

По мнению Анны Андреевой, выводы КС неверные. Так, она считает, что Суд необоснованно пришел к выводу, что заявитель не является лицом, права которого нарушает п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве, так как он выступает в качестве правопреемника лица по требованию о взыскании судебных расходов, следовательно, его права напрямую затрагиваются оспариваемой нормой. Она подчеркнула: ВС РФ в Определении от 26 февраля 2021 г. № 307-ЭС20-11335 обращал внимание на то, что оплата юридических услуг путем уступки права на взыскание судебных расходов является законной. Следовательно, КС следовало рассмотреть жалобу по существу, уверена эксперт.

«Кроме того, КС мог бы внести ясность в проблему взыскания судебных расходов в деле о банкротстве, но, к сожалению, этого не сделал. В судебной практике п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве применяется к любым лицам, выигравшим обособленный спор против должника. Однако такой подход является неверным. Данная норма не должна распространяться, например, на ответчиков по искам о признании сделки недействительной. Указанные лица вынужденно, не по своей инициативе участвуют в споре и несут судебные издержки. Следовательно, им необходимо предоставить реальную возможность компенсировать свои затраты на привлечение юристов. Понижение очередности требований приводит фактически к полной потере денежных средств, потраченных на юридические услуги в рамках обособленного спора, и нарушает права ответчиков по сделке. Рассматриваемое дело наглядно демонстрирует формальный и неправильный подход судов в вопросе распределения судебных расходов. Очень жаль, что КС РФ не воспользовался возможностью спровоцировать изменения в применении п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве», – прокомментировала Анна Андреева.

Адвокат, старший партнер юридической фирмы «Шаповалов, Ляпунов, Терехин и партнеры» Артур Шаповалов обратил внимание, что затронутая заявителем проблема обсуждается довольно долго и вызывает дискуссии. Он отметил, что, с одной стороны, отнесение требования о судебных расходах к очередности, предусмотренной п. 3 ст. 137 Закона о банкротстве, практически сводит к нулю фактическое возмещение судебных расходов. С другой стороны, отнесение такого требования в состав текущих серьезно подталкивает баланс интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, в определенную сторону, полагает эксперт. По его мнению, такая модель нарушала бы права и законные интересы кредиторов, о чем в целом и пишет КС РФ.

«С определением сложно не согласиться, но стоит обратить внимание, что КС указал на отсутствие нарушения прав заявителя, поскольку он не являлся лицом, вовлеченным в процесс против его воли, поскольку оказывал доверителям юридические услуги и в качестве оплаты принял право требования о взыскании судебных расходов. Можно предположить, что в целом данный вопрос может найти свое развитие с некоторой дифференциацией, например исключения в правилах об очередности удовлетворения таких требований для физических лиц, не занимающихся предпринимательской деятельностью», – размышляет Артур Шаповалов.

Редакция «АГ» связалась с Алексеем Гордейчиком, но он воздержался от комментариев.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button