Изготовлена мотивировка решения суда об отказе в удовлетворении иска фирмы «Лучшие юристы» к ФПА РФ Юридический центр
Изготовлена мотивировка решения суда об отказе в удовлетворении иска фирмы «Лучшие юристы» к ФПА РФ

АСГМ отметил, что юрфирма не привела конкретные сведения, которые, по ее мнению, порочат ее деловую репутацию и являются недостоверными

В комментарии «АГ» представитель ФПА в суде отметила, что суд констатировал факт отсутствия в статье «Адвокатской газеты» сведений, порочащих деловую репутацию истца и подлежащих защите. По мнению одного из экспертов, решение суда наглядно демонстрирует профессионализм и взвешенный подход «Адвокатской газеты» при подготовке материалов по проблемам адвокатской корпорации. Другой предположил, что реальный мотив иска – это попытка прекратить систематическую борьбу ФПА РФ с незаконным предложением услуг адвокатов различными юрфирмами. В Федеральной палате адвокатов отметили, что выводы суда достаточно убедительны и не вызывают сомнений.

4 марта Арбитражный суд г. Москвы изготовил мотивированное решение
по делу № А40-205853/2023, которым отказал в удовлетворении иска ООО «Лучшие юристы» к Федеральной палате адвокатов РФ касательно публикации статьи в «Адвокатской газете».

Как ранее писала «АГ», поводом для обращения в суд послужила опубликованная 5 октября 2022 г. статья в «Адвокатской газете» под названием «Санкт-Петербургское УФАС хочет через суд лишить юрфирму “Лучшие юристы” сайта». По мнению истца, эта статья распространяет для неопределенного широкого круга лиц сведения в отношении коммерческой деятельности общества, не соответствующие действительности и порочащие его деловую репутацию, используя в оценке деятельности общества такие термины, как «юридические мошенники», «недобросовестные юридические фирмы»; словосочетания, не соответствующие действительности: «размещая недостоверные сведения», «незаконное трудоустройство адвокатов в коммерческие организации»; словосочетания откровенно оскорбительного и унижающего достоинство характера: «проходимцы», «незаконно нажиться», «откровенные мошенники».

Истец также утверждал, что в действительности адвокаты не состоят с ООО «Лучшие юристы» в трудовых отношениях, с ними не заключены и никогда не заключались трудовые договоры. Адвокаты предоставляют свои услуги клиентам общества на основании партнерских соглашений о возмездном оказании услуг, что является допустимым с точки зрения законодательства об адвокатуре, и своими действиями не могут ввести в заблуждение. «Упоминание общества в связи со словосочетанием “юридические мошенники” также нарушает право общества на достоверную информацию, распространяемую в СМИ, так как подобные эпитеты причиняют вред деловой репутации общества, дискредитируют ее коммерческую деятельность в глазах потребителей», – отмечалось в иске. В связи с этим истец просил суд обязать ответчика удалить спорную статью с сайта «АГ» и опубликовать опровержение изложенным недостоверным сведениям, взыскать убытки в размере 100 тыс. руб. и моральный вред в размере 500 тыс. руб.

В отзыве на иск ФПА РФ отметила, что она является ненадлежащим ответчиком по этому делу и истцом не доказаны обстоятельства, на которых он основывает свои требования. Так, юрфирма не описала, в чем состоит порочащий характер сведений спорной статьи, она заменила эту часть толкованием смысла отдельных слов и словосочетаний, использованных в ней, что не приравнивается к представлению доказательств в гражданском деле. «Слова и выражения, приводимые истцом в исковом заявлении, относятся не к самому истцу, а описывают сложившуюся ситуацию на рынке юридических услуг и недобросовестность отдельных юридических компаний, которые используют слова “адвокаты” и синонимичные выражения для продвижения своих услуг, не обладая нужной компетенцией и профессиональным статусом», – отмечалось в отзыве.

В нем также указывалось: спорная публикация не содержит утверждений о том, что адвокаты состоят в трудовых отношениях с истцом, что истец некачественно оказывает услуги, что слова «проходимцы», «юридические мошенники» используются по отношению к обществу. В свою очередь, сведения о недобросовестности истца содержатся в решениях УФАС и судов, а значит, не могут быть признаны не соответствующими действительности или недостоверными. «Таким образом, истец, утверждая о возможности получения услуг адвоката непосредственно от ООО “Лучшие юристы”, вводит потребителей, рассчитывающих на принадлежность работников истца к адвокатскому сообществу, в заблуждение. Факт недобросовестности истца относится к сведениям, соответствующим действительности», – указывалось в отзыве.

Ответчик добавил, что общество «Лучшие юристы» в своем иске не привело конкретных доказательств того, что информация, изложенная в спорной статье, является порочащей деловую репутацию. «Вместо выполнения установленного законом бремени доказывания, ООО “Лучшие юристы” приводит в обоснование своих требований фразы, имеющие отношение к проблеме оказания юридических услуг коммерческими организациями в целом, и в связи с этим явления недобросовестной конкуренции, а также разбор слов с явной субъективно-эмоциональной окраской. Статья ответчика же имеет профессионально значимый характер, ссылается на юридически подтвержденные источники и мнения профессионалов, которых волнует проблема недобросовестной конкуренции на рынке юридических услуг», – подчеркнула ФПА РФ.

Со ссылкой на п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 15 ноября 2022 г. № 33 «О практике применения судами норм о компенсации морального вреда» ФПА отметила, что требование истца о компенсации морального вреда является ненадлежащим способом защиты гражданских прав в рамках спора о защите деловой репутации. Дело в том, что правила о компенсации морального вреда не применяются к защите деловой репутации юрлиц и индивидуальных предпринимателей (ст. 151, п. 11 ст. 152 ГК РФ).

Рассмотрев дело, Арбитражный суд г. Москвы отказал в удовлетворении иска. В решении суд, в частности, напомнил, что согласно п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике, истец же обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Суд также отметил, что определением от 23 января он обязал истца указать в просительной части иска конкретные сведения (взяв их в кавычки), которые порочат деловую репутацию истца и являются, по его утверждению, недостоверными, однако юрфирма не исполнила это требование. В связи с этим АСГМ перечислил ряд фрагментов на основе приведенных в описательной части иска цитат, которые оспариваются юрфирмой, и отметил, что конкретно в них не содержится упоминаний об истце.

Как счел суд, содержательно статья делится на две части: в первой авторы статьи перечисляют обстоятельства возбужденного антимонопольным органом против фирмы «Лучшие юристы» дела о недобросовестной конкуренции в связи с использованием слова «адвокаты» в предпринимательской деятельности, а вторая часть статьи посвящена характеристике рынка юридических услуг. «Характеристика сделана без привязки к деятельности истца, в статье описывается сложившаяся проблема и действия региональных антимонопольных органов для ее решения. Суд приходит к выводу о том, что приведенные слова и выражения не относятся к деловой репутации истца. Публикация не содержит утверждений о том, что: адвокаты состоят в трудовых отношениях с истцом (п. 1 искового заявления); истец некачественно оказывает услуги (п. 2 искового заявления); слова «проходимцы», «юридические мошенники» используются по отношению к истцу (п. 3, 4, 5 искового заявления). Учитывая изложенное, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для защиты деловой репутации истца», – отмечено в решении.

АСГМ добавил, что самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требования истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда являются разъяснения, содержащиеся в п. 6 Постановления Пленума ВС № 33, согласно которым правила о компенсации морального вреда не применяются к защите деловой репутации юрлиц и ИП. В связи с этим суд отклонил требование истца о взыскании убытков в результате распространения сведений, порочащих его деловую репутацию, в размере 100 тыс. руб. Юрфирмой не было подтверждено ни одно из приведенных в судебном решении необходимых условий для удовлетворения требования о взыскании убытков. Истцом также не доказано наличие совокупности всех квалифицирующих признаков, позволяющих установить убытки, равно как и каких-либо доказательств возникновения соответствующих убытков, вследствие каких-либо виновных действий ответчика, заключил суд.

В комментарии «АГ» адвокат МКА «СЕД ЛЕКС» Надежда Белоусова, которая представляла интересы ФПА РФ в судебном заседании, отметила, что истец обязан доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений. «В рассматриваемом случае истец не описал, в чем же состоит порочащий характер сведений статьи “Адвокатской газеты”, он заменил эту часть толкованием смысла отдельных слов и словосочетаний, использованных в ней, что не приравнивается к представлению доказательств в гражданском деле. Также суд отказал во взыскании убытков в связи с тем, что истцом не доказано наличие квалифицирующих признаков убытков, а также сам факт их возникновения. Относительно взыскания морального вреда суд также поддержал позицию ответчика и указал, что это ненадлежащий способ защиты нарушенного права», – прокомментировала адвокат.

Заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Никита Тарасов сообщил, что первоначально ООО «Лучшие юристы» по непонятным причинам была предпринята попытка предъявить иск с очень похожими требованиями в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области, но в итоге он был возвращен, после чего и последовало обращение истца уже в АСГМ. «Вызывает истинное удивление игнорирование истцом предложения арбитражного суда, выраженного в определении от 23 января, указать в просительной части иска конкретные оспариваемые фразы, которые общество посчитало порочащими его деловую репутацию. Предположу, что игнорирование истцом разъяснений ВС РФ, данных в п. 6 Постановления Пленума ВС № 33, и положений ст. 15 и 151 ГК РФ о неприменении правил о компенсации морального вреда к защите деловой репутации юрлиц и привело к такому результату для общества в суде. Кроме того, считаю, что данное решение суда наглядно демонстрирует профессионализм и взвешенный подход “Адвокатской газеты” при подготовке материалов по проблемам адвокатской корпорации. В связи с этим поздравляю все адвокатское сообщество с очередным триумфом в суде. Убежден, что после такой наглядной демонстрации профессиональной квалификации у потенциальных доверителей не возникнет вопроса, к кому обращаться за юрпомощью: к адвокату или к юристу (пусть даже к одному из лучших)», – отметил он.

Член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Владимир Дмитриев предположил, что реальный мотив иска юрфирмы, который дополнительно подчеркивается процессуальной пассивностью истца (неявка в судебное заседание; неисполнение определения суда указать в просительной части иска конкретные сведения, которые порочат деловую репутацию истца и являются недостоверными), – это попытка прекратить систематическую борьбу ФПА РФ с незаконным предложением услуг адвокатов различными юрфирмами. «Поэтому хорошо, что ФПА проявила волю в рассматриваемой ситуации. В связи с чем представляется целесообразной подача ФПА в АСГМ по указанному делу заявления о возмещении понесенных расходов на представителя», – полагает он.

Вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ Денис Лактионов заметил, что основным поводом для отказа в иске стало то обстоятельство, что, по мнению суда, в приведенных юрфирмой фрагментах статьи не содержится упоминаний об истце. «Кроме того, суд пришел к выводу, что характеристика рынка юридических услуг, данная в публикации, сделана без привязки к деятельности истца, а приведенные в статье слова и выражения не относятся к его деловой репутации. И, как следствие, у истца отсутствуют основания для защиты деловой репутации. Суд также отклонил требования о взыскании убытков в результате распространения сведений, порочащих его деловую репутацию, в связи с отсутствием необходимых квалифицирующих признаков, позволяющих установить возникновение убытков, а также и отсутствием доказательств возникновения таковых в результате действий ответчика. Полагаю, также, что все вышеуказанные выводы суда являются достаточно убедительными и не вызывают сомнений», – полагает он.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button