ВС исключил из конкурсной массы комнату в Москве при наличии у должника жилья в ином регионе Юридический центр
ВС исключил из конкурсной массы комнату в Москве при наличии у должника жилья в ином регионе

Суд обосновал это тем, что проживание в этой комнате позволяет должнику быть трудоустроенным и обеспечивать себя, а также членов семьи необходимым минимумом благ

По мнению одного из экспертов «АГ», Верховный Суд закрепил единообразное понимание о том, что при выборе из нескольких принадлежащих должнику жилых помещений того, которому будет представлен иммунитет от взыскания, необходимо исходить из установленных КС РФ пределов ограничения иммунитета единственного жилья. Другой полагает, что ВС продолжает последовательно развивать идею о социальной направленности института банкротства граждан, в связи с чем подчеркивает, что при разрешении спорных вопросов нужно не столько преследовать цель максимального пополнения конкурсной массы, сколько найти баланс между финансовым интересом кредиторов и неотъемлемыми правами должника.

19 февраля Верховный Суд вынес Определение
№ 305-ЭС23-19331 по делу
№ А40-134229/2022, в котором напомнил, что следует принимать во внимание при решении вопроса о включении жилья должника в конкурсную массу.

В деле о банкротстве Вадима Батыргореева его финансовый управляющий подал в суд заявление об определении жилья, обладающего исполнительским иммунитетом, поскольку в собственности должника имеется два жилых помещения: ½ доли на жилой дом в Республике Мордовия и комната в Москве площадью в 19,3 кв. м. В свою очередь, должник ходатайствовал об исключении из конкурсной массы участка земли и жилого дома в Мордовии со ссылкой на то, что в нем проживает его мать-инвалид. Эти два документа были объединены в единое производство.

Со ссылкой на баланс интересов кредиторов и личных прав должника суды признали исключение из конкурсной массы жилого дома и земельного участка в деревне в Мордовии отвечающим критериям ст. 446 ГПК РФ и п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан». Впоследствии апелляция и кассация поддержали такое определение.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Вадим Батыргореев просил исключить из конкурсной массы комнату в Москве, которая обладает признаками единственного жилья для него и супруги.

Изучив доводы кассатора, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда отметила, что в рассматриваемом случае нижестоящие инстанции не учли, что при выборе из нескольких жилых помещений, принадлежащих должнику на праве собственности, постановление Пленума ВС № 48 ориентирует суды на установление соотношения интересов кредиторов с защитой конституционного права на жилище самого гражданина-должника и членов его семьи, обеспечения им нормальных условий существования и гарантий социально-экономических прав. Это соотношение может считаться установленным правильно, если не влечет нарушение жилищных прав должника. Со ссылкой на Постановление КС РФ от 26 апреля 2021 г. № 15-П ВС напомнил, что для определения пределов соблюдения жилищных прав при придании исполнительского иммунитета одному из имеющихся у гражданина-должника жилых помещений нужно руководствоваться критерием недопустимости вынуждения гражданина к изменению места жительства (поселения).

Суд обратил внимание, что Вадим Батыргореев указывал, что он длительное время зарегистрирован и постоянно проживает в московской комнате вместе с супругой, которая не имеет в собственности другого жилья. Проживание в этой комнате позволяет должнику быть трудоустроенным в столице и обеспечивать себя и членов семьи необходимым минимумом благ. Эти обстоятельства никем не были опровергнуты. «Ходатайство должника, в котором он просил об исключении из конкурсной массы жилого дома для проживания нетрудоспособной матери, при доведении должником до судов сведений о местах фактического проживания и трудоустройства не могло учитываться ими в качестве волеизъявления должника на оставление за собой жилого дома. При установлении соотношения интересов кредиторов с жилищными правами должника в целях определения защищенного исполнительским иммунитетом жилого помещения суды отступили от изложенных выше законных правил», – заключил ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и исключив комнату в Москве из конкурсной массы.

Управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова назвала определение ВС интересным. Она отметила, что Суд закрепил единообразное понимание о том, что при выборе из нескольких принадлежащих должнику жилых помещений того, которому будет представлен иммунитет от взыскания, необходимо исходить из установленных КС РФ пределов ограничения иммунитета единственного жилья. В частности, защита конституционного права на жилище гражданина-должника и членов его семьи будет обеспечена, когда при определении оставляемого должнику жилого помещения суд будет исходить не только из самого факта оставления любого пригодного для проживания жилого помещения, но и необходимости сохранения именно места постоянного проживания гражданина и членов его семьи и недопустимости принуждения к изменению места жительства.

«Как правило, сам факт постоянного проживания в определенном жилом помещении свидетельствует о сложившихся длительных социальных и экономических связях должника и членов его семьи именно в данной местности. Сохранение таких устойчивых связей по существу признано составляющей права на жилище. С другой стороны, при решении вопроса о том, какое из нескольких жилых помещений должно быть оставлено за должником, суд все-таки должен исходить из значимости помещения именно как места фактического постоянного проживания и реальных социальных интересов должника в его сохранении. Например, если будет установлено, что должник зарегистрировался в жилом помещении незадолго до возбуждения производства по делу о банкротстве, до этого длительное время проживал в другом помещении, не имеет устойчивых социальных связей, обуславливающих необходимость сохранения именно данного помещения, то на наш взгляд, такой выбор должника не должен учитываться судом», – полагает эксперт.

Также она обратила внимание на то, что ВС разрешил по существу заявление финансового управляющего об определении жилого помещения, которому будет представлен иммунитет, установив его в отношении комнаты в квартире, на чем настаивал должник в своих возражениях. «Однако должник обратился в суд с ходатайством об исключении и другого жилого помещения (1/2 доли жилого дома и земельного участка), мотивировав необходимостью обеспечения жилищных прав своей матери. Данное ходатайство не было разрешено по существу, что в свою очередь дает возможность повторного обращения должника с аналогичным ходатайством», – считает Юлия Иванова.

Юрист Всеволод Назаренко отметил, что определение ВС не только исправляет ошибки, допущенные судами нижестоящих инстанций, но и пытается в целом сформировать правоприменительный вектор по двум значимым проблемам, которые все чаще последнее время встают в рамках рассмотрения дел о банкротстве физлиц. «Во-первых, Верховный Суд продолжает последовательно развивать идею о социальной направленности института банкротства граждан, в связи с чем подчеркивает, что при разрешении спорных вопросов необходимо не столько преследовать цель пополнения конкурсной массы в максимально возможном объеме, сколько найти баланс между финансовым интересом кредиторов и неотъемлемыми правами должника. Данный подход базируется на основополагающем принципе банкротства физических лиц “fresh start” (новое начало), суть которого заключается в понимании несостоятельности граждан, как процедуры, направленной в первую очередь на избавление физлиц от кредиторской задолженности с сохранением за ними возможности на полноценную новую жизнь и дальнейшее экономическое и социальное развитие. Во-вторых, ВС предпринимает попытку устранить пробел в праве. Так, в настоящий момент, при разрешении вопроса о придании исполнительского иммунитета одному из имеющихся у гражданина-должника жилых помещений, у судов отсутствуют четкие правила, позволяющие единообразно определить, какой же объект недвижимости следует исключить из конкурсной массы», – отметил он.

Эксперт добавил, что определение ВС закрепляет подход, согласно которому при прочих равных условиях необходимо руководствоваться критерием недопустимости вынуждения гражданина к изменению места проживания (впервые указанном в Постановлении КС РФ от 26 апреля 2021 г. № 15-П), а также указывает, что помимо места постоянного проживания, судам следует учитывать и место трудоустройства лица, поскольку именно сохранение дохода позволяет банкроту обеспечивать себя и членов семьи необходимым минимумом благ. «Этот подход хоть и не является универсальным, однако позволяет существенно сократить количество спорных ситуаций при разрешении вопроса об исполнительском иммунитете», – подытожил Всеволод Назаренко.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button