КС указал, что правило о недопущении бессрочного обязательства поручителя не должно нарушать права взыскателя Юридический центр
КС указал, что правило о недопущении бессрочного обязательства поручителя не должно нарушать права взыскателя

Суд пояснил, что приоритет имущественных интересов поручителя, по чьим возражениям отменен судебный приказ, вынесенный на основании заявления кредитора, который обратился к мировому судье в пределах годичного срока, представляет собой необоснованное и несоразмерное ограничение прав кредитора

Один из адвокатов отметил, что доктринальная природа срока поручительства как пресекательного, акцессорный характер данного способа обеспечения не могут ставиться под сомнение, о чем однозначно сказано в данном постановлении. Другая считает, что позиция, изложенная в постановлении, является обоснованной, направлена на установление справедливого баланса между интересами поручителя и кредитора. Третий указал, что заявитель в рассматриваемой ситуации был лишен возможности по собственному усмотрению выбрать порядок рассмотрения его требований и обратиться в суд в порядке искового производства, минуя приказное производство.

26 февраля Конституционный Суд вынес Постановление № 8-П по делу о проверке конституционности п. 6 ст. 367 ГК РФ, на основании которого решается вопрос о прекращении поручительства, срок которого в договоре не установлен.

Повод для обращения в КС

В августе 2017 г. ООО «Стройпрогресс» заключило договор поставки строительных материалов, а дополнительно – для обеспечения его исполнения – договор поручительства. Поскольку полученный товар не был оплачен покупателем, прекратившим свою предпринимательскую деятельность, поставщик обратился в мировой суд с заявлением о вынесении судебного приказа для взыскания причитающихся по договору 377 тыс. руб. с поручителя.

Решением Псковского городского суда от 14 июля 2021 г. в удовлетворении требования было отказано, с чем согласились суды апелляционной и кассационной инстанций. Суды исходили из того, что поручительство на момент обращения в суд прекращено; иск предъявлен за пределами срока, установленного в п. 6 ст. 367 ГК РФ. Довод общества об обращении в пределах предусмотренного срока с заявлением о вынесении судебного приказа по тому же требованию к поручителю признан судами несостоятельным со ссылкой на то, что надлежащим способом защиты нарушенного права кредитора является предъявление к поручителю именно иска. ВС РФ отказал в рассмотрении кассационной жалобы общества.

В жалобе в Конституционный Суд общество указало, что п. 6 ст. 367 ГК РФ противоречит Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, оно ставит кредиторов, обращающихся за судебной защитой своих прав, в неравное положение в зависимости от размера требования к поручителю. По мнению заявителя, подобный подход лишает его возможности защиты своего права, если по его требованию, не превышающему 500 тыс. руб., был вынесен судебный приказ, впоследствии отмененный по причине возражений поручителя.

Конституционный Суд проанализировал спорную норму

Изучив жалобу, КС отметил, что законодатель должен создавать условия, обеспечивающие равную судебную защиту прав кредитора и должника, исходя из того, что коллизии их законных интересов не могут преодолеваться путем предоставления защиты одним правам в нарушение других, равноценных по своему конституционному значению. Это применимо и к регулированию гражданско-правового института поручительства. По своей природе поручительство – акцессорное обязательство, зависимое от основного. Оно предоставляет возможность удовлетворить требования кредитора за счет поручителя в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства основным должником и перестает существовать с прекращением основного обязательства по общим основаниям, закрепленным гл. 26 ГК.

Суд указал, что ст. 367 ГК предусмотрены случаи, в которых допускается прекращение поручительства при сохранении основного долга. Так, поручительство прекращается: с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель в разумный срок после направления ему уведомления о переводе долга не согласился отвечать за нового должника; если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем; по истечении срока поручительства.

Как отметил КС, по смыслу правовых позиций, сформулированных в Постановлении от 15 апреля 2020 г. № 18-П, правило о прекращении поручительства, не допускающее бессрочного обязательства поручителя, направлено на поддержание определенности в правоотношениях с его участием, позволяет предвидеть имущественные последствия предоставления обеспечения и стимулирует участников гражданского оборота к своевременной реализации своих прав. Аналогичный подход воспринят и судебной практикой.

Суд добавил, что согласно разъяснению, содержащемуся в абз. 3 п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 24 декабря 2020 г. № 45, сроки поручительства не являются сроками исковой давности, и соответствующие правила гл. 12 ГК к ним не применяются. Это означает, что срок действия поручительства является пресекательным сроком существования самого обеспечительного обязательства; он не может быть продлен, восстановлен, приостановлен либо прерван (Постановление Президиума ВС РФ от 23 марта 2022 г. № 317-ПЭК21 по делу № А40- 269134/2019 и др.).

Таким образом, Конституционный Суд подчеркнул, что при исчислении срока (действия) поручительства в соответствии с п. 6 ст. 367 ГК в его понимании правоприменительной практикой (в том числе в деле с участием заявителя) срок поручительства не может быть отождествлен с исковой давностью – установленным законом сроком для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 195 Кодекса), притом что целями введения подобного рода сроков служат сохранение стабильности соответствующих правовых отношений, а также недопущение угрозы обременения на неопределенный или слишком долгий срок (постановления от 20 июля 1999 г. № 12-П; от 27 апреля 2001 г. № 7-П и от 24 июня 2009 г. № 11-П; Определение от 3 ноября 2006 г. № 445-О и др.).

КС уточнил, что после вынесения судебного приказа судья в течение 5 дней высылает его копию должнику, который в течение 10 дней со дня получения судебного приказа вправе представить возражения относительно его исполнения. При поступлении в установленный срок возражений судья отменяет судебный приказ и разъясняет взыскателю, что заявленное требование им может быть предъявлено в порядке искового производства.

В силу аналогии закона должник вправе представить возражения относительно исполнения судебного приказа и за пределами 10-дневного срока, исчисляемого со дня получения должником копии судебного приказа на бумажном носителе либо со дня истечения срока хранения судебной почтовой корреспонденции, предусмотренного организациями почтовой связи, обосновав невозможность их представления в установленный срок по причинам, не зависящим от него, отметил Суд. Он добавил, что обстоятельства, указанные заявителем в качестве таких причин, могут быть приняты во внимание, если они существовали в период срока, установленного для представления возражений, и возражения направлены должником в суд не позднее 10 дней с момента прекращения этих обстоятельств.

КС подчеркнул, что соответствующее регулирование выступает не только гарантией соблюдения прав должника при вынесении судебного приказа, но и гарантией права взыскателя на судебную защиту. Вместе с тем он отметил, что при этом не учитывается та ситуация, когда (как в деле с участием ООО «Стройпрогресс») обращению в суд с иском предшествует отмена судебного приказа, выданного взыскателю. В такой ситуации взыскатель, будучи ограничен пресекательным сроком и правомерно рассчитывая на вытекающую из юридической силы этого акта определенность своего правового статуса на протяжении всего периода действия судебного приказа и на отсутствие у него объективной необходимости обращаться к суду с тем же требованием в порядке искового производства до того, как судебный приказ будет отменен, лишается средств для надлежащей защиты нарушенных прав в порядке искового производства.

В постановлении указано, что общество обратилось к мировому судье с требованием, основанным на сделке, совершенной в простой письменной форме, о взыскании денежной суммы, не превышающей 500 тыс. руб. Это требование в силу ст. 121 и 122 ГПК было рассмотрено в порядке приказного производства, в ходе которого судья единолично исследует сведения, изложенные в заявлении взыскателя и приложенных к нему документах в обоснование его позиции, и выносит судебный приказ на основе представленных документов без вызова взыскателя и должника и без судебного разбирательства (ст. 126 ГК), причем судебный приказ – одновременно и исполнительный документ.

До отмены в 2021 г. судебного приказа, выданного в 2019 г., от общества не требовалось обращения к иным средствам судебной защиты в целях подтверждения своих прав взыскателя. После же отмены судебного приказа в связи с поступлением возражений поручителя, как указал Суд, общество не получило того уровня защиты, который ранее был установлен судебным приказом, поскольку оно было ограничено пресекательным сроком, обозначенным в п. 6 ст. 367 ГК, что не позволило ему защитить свои права в полном объеме. «Такой подход фактически поощряет недобросовестного поручителя в его стремлении уклониться от исполнения обязанности по заключенному договору в расчете на последующую отмену судебного приказа за пределами годичного срока, что сделает невозможным возмещение имущественных потерь кредитора, несмотря на добросовестное отстаивание им в суде своих прав в рамках обязательной для этого в соответствии с законом процедуры приказного производства. Это, в свою очередь, может приводить к несоразмерному и не подкрепленному никакой конституционно оправданной целью ограничению прав кредиторов в их отношениях с поручителями, а значит, нарушать баланс конституционно защищаемых интересов», – указано в постановлении.

Таким образом, Конституционный Суд признал п. 6 ст. 367 ГК не противоречащим Конституции, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования оно предполагает, что если в договоре поручительства срок, на который оно дано, не установлен, то непредъявление к поручителю иска в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства, не превышающего 500 тыс. руб., в случаях, когда соответствующее требование в течение этого годичного срока было предъявлено в порядке приказного производства, но выданный судебный приказ по истечении этого годичного срока был отменен при поступлении возражений поручителя, не может рассматриваться в качестве основания для прекращения поручительства.

Также КС постановил пересмотреть судебные решения по делу с участием общества «Стройпрогресс».

Адвокаты оценили подход Конституционного Суда

Адвокат АП г. Москвы Вадим Вороной отметил, что заявитель по данному делу, указывая на нарушение своих конституционных прав, ссылался на ст. 45 Конституции РФ, согласно ч. 2 которой каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. «В этой связи становится важным, почему заявитель обратился за выдачей судебного приказа, а не с иском или, скажем, в порядке упрощенного производства, которые позволили бы избежать дополнительных рисков. Кроме того, неясно, как получилось, что выданный судебный приказ (процедура, подразумевающая незамедлительный переход к стадии исполнения) пару лет не исполнялся и при этом не тревожил своим наличием должника. Однако учет этих фактических обстоятельств не относится к компетенции КС», – подчеркнул адвокат.

Вадим Вороной обратил внимание, что кредитор не может быть лишен права на обеспечение своего требования поручителем, поскольку это право уже было им реализовано – путем законного способа и в течение срока существования данного обеспечения. Именно поэтому Суд посчитал совершенно невозможным лишать кредитора уже реализованного им права. Однако, по мнению адвоката, этот момент в постановлении четко не прозвучал. Вместе с тем доктринальная природа срока поручительства как пресекательного, акцессорный характер данного способа обеспечения не могут ставиться под сомнение, о чем однозначно сказано в данном постановлении, указал он.

Адвокат, партнер юридического объединения «Нартекс» Анастасия Дуничева указала, что постановление КС РФ затрагивает важную проблему, находящуюся на стыке материального и процессуального права. «В оспариваемом заявителем положении указано, что поручительство, установленное на неопределенный срок, прекращается, если кредитор в течение года не предъявит иск к поручителю. Однако формулировки этого пункта не учитывают такую (обязательную для кредитора) форму защиты, как судебный приказ. Позиция, изложенная в постановлении, является обоснованной, направлена на установление справедливого баланса между интересами поручителя и кредитора. В то же время (учитывая установленные процессуальным законодательством критерии отнесения дел к делам приказного производства) практическое значение позиция КС будет иметь для дел на сравнительно небольшую сумму (до 500 тыс. руб.)», – отметила она.

Как отметил адвокат Nextons Владимир Кондратьев, Суд обратил внимание на п. 1.1 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ, согласно которому исковое заявление подлежит возвращению, если заявленные требования подлежат рассмотрению в порядке приказного производства: «Таким образом, истец в рассматриваемой ситуации был лишен возможности по собственному усмотрению выбрать порядок рассмотрения его требований и обратиться в суд в порядке искового производства, минуя приказное производство».

«Ситуация, в которой оказался истец, действительно может мотивировать недобросовестного поручителя уклоняться от исполнения обязательств по заключенному договору в расчете на последующую отмену судебного приказа за пределами годичного срока, что может привести к невозможности последующего взыскания средств из-за прекращения поручительства. Постановление направлено на достижение баланса процессуальных прав кредитора и должника и основано на ранее вынесенной правовой позиции суда, согласно которой установленный порядок отмены судебного приказа не должен приводить к ущемлению прав взыскателя (Постановление КС РФ от 20 ноября 2023 г. № 53-П)», – прокомментировал Владимир Кондратьев.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button