КС не усмотрел неопределенности в порядке увольнения ввиду сокращения штата и реорганизации Юридический центр
КС не усмотрел неопределенности в порядке увольнения ввиду сокращения штата и реорганизации

Он также заметил, что соблюдение работодателем порядка проведения мероприятий по сокращению численности или штата работников, а также процедуры увольнения работников и предоставления им предусмотренных гарантий может быть проверено в судебном порядке

По мнению одной из адвокатов, разрешение возникшего конфликта возможно с применением действующих норм законодательства без изменения содержания правовых норм, что и было сделано. Другой считает, что, как правило, реорганизация происходит по «инициативе» собственников работодателя, но так как она не затрагивает права работников, законодатель не распространил на нее нормы ст. 81 ТК РФ.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 3357-О/2023, которым отказал в рассмотрении жалобы бывшего работника, указывающего на то, что действующие нормы ТК позволяют увольнять работника при реорганизации юридического лица без предложения вакантных должностей.

В январе 2019 г. на основании трудового договора Александр Жарик был принят на работу в АО Инжиниринговая компания «Атомстройэкспорт» на должность главного специалиста. 25 февраля 2021 г. работодатель издал приказ о проведении мероприятий по сокращению штата, согласно которому из штатного расписания исключались некоторые структурные подразделения, в том числе управление, в котором работал Александр Жарик. Трудовой договор с ним был расторгнут 12 мая 2021 г. по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением численности или штата работников организации.

27 мая 2021 г. Александр Жарик обратился в суд с иском к АО ИК «АСЭ» и его правопреемнику АО «АСЭ», в котором, в частности, пояснил, что 14 декабря 2020 г. он был уведомлен о предстоящем переводе из АО ИК «АСЭ» в АО «АСЭ», но в связи с болезнью не смог посетить офис для решения организационно-штатных вопросов. Затем он получил через курьерскую службу уведомление о предстоящем увольнении и отсутствии вакантных должностей.

Александр Жарик посчитал увольнение незаконным, поскольку при реорганизации руководство АО «АСЭ» отказало ему в трудоустройстве в порядке перевода, после выполненного предложения в конклюдентной форме. По его мнению, действия работодателя незаконны, нарушают его трудовые права. В связи с этим он просил признать незаконным и отменить приказ об увольнении, признать недействительной запись об увольнении в электронной трудовой книжке, изменить формулировку основания для увольнения на п. 5 ст. 77 ТК РФ: перевод работника по его просьбе или с его согласия на работу к другому работодателю. Истец также просил обязать общество «АСЭ» внести изменения в электронную трудовую книжку и заключить с ним трудовой договор с 13 мая 2021 г. на прежних условиях работы.

28 января 2022 г. в удовлетворении исковых требований было отказано. Суд исходил из того, что нарушений прав истца работодателем допущено не было, поскольку факт сокращения должности истца нашел свое подтверждение, о предстоящем увольнении работник был уведомлен работодателем в установленный срок, порядок увольнения был соблюден. С таким решением согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, а ВС РФ отказал в рассмотрении кассационной жалобы.

В жалобе в Конституционный Суд (есть у «АГ») Александр Жарик просил признать не соответствующими Конституции РФ п. 1 и 4 ст. 57 «Реорганизация юридического лица» ГК РФ; ч. 1 и 3 ст. 45 «Участие в деле прокурора», ч. 2, 3 и п. 1 ч. 4 ст. 198 «Содержание решения суда», п. 3–5 ч. 2 ст. 329 «Постановление суда апелляционной инстанции», п. 6–8 ч. 1 ст. 390.1 «Определение кассационного суда общей юрисдикции», п. 5 ст. 390.9 «Определение судьи об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции» ГПК РФ; п. 1 и 2 ст. 13.1 «Уведомление о реорганизации юридического лица» Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Кроме того, заявитель оспаривал конституционность абз. 2 ч. 1 ст. 22 «Основные права и обязанности работодателя», ч. 4 и 5 ст. 75 «Трудовые отношения при смене собственника имущества организации, изменении подведомственности организации, ее реорганизации, изменении типа государственного или муниципального учреждения», п. 2 ч. 1 ст. 81 «Расторжение трудового договора по инициативе работодателя», ч. 2 ст. 135 «Установление заработной платы» ТК РФ.

По мнению Александра Жарика, ч. 1 и 3 ст. 45 ГПК позволяют прокурору по формальным основаниям, в том числе в силу наличия вступившего в законную силу судебного постановления, отказывать гражданину в осуществлении надзора за соблюдением законов, а также создают предпосылки для тайного сговора должностных лиц органов судебной власти и прокуратуры. Заявитель полагает, что иные оспариваемые положения того же Кодекса позволяют судам искажать в мотивировочной части судебных постановлений обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, в том числе дату обращения в суд, и выносить заведомо неправосудные решения; позволяют судьям, не состоящим в политических партиях, выражать свои политические и экономические взгляды в текстах судебных постановлений, принимаемых ими от имени РФ.

В жалобе указано, что п. 1 и 4 ст. 57 ГК, ч. 4 и 5 ст. 75 ТК, п. 1 и 2 ст. 13.1 Закона о государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей позволяют произвольно определять момент начала реорганизации юридического лица и проводить ее без сообщения об этом в средствах массовой информации и уведомления работников реорганизуемых юридических лиц.

Александр Жарик считает, что положение ст. 22 ТК позволяет работодателю злоупотреблять правом при принятии кадровых решений и обязывает работников подчиняться указаниям лиц, не состоящих в штате организации; положение п. 2 ч. 1 ст. 81 данного Кодекса, вопреки содержащимся в ч. 4 и 5 ст. 75 Кодекса нормам, позволяет увольнять работника при реорганизации юридического лица без предложения вакантных должностей. По мнению заявителя, ч. 2 ст. 135 ТК позволяет работодателю изменять источник выплаты заработной платы без согласия работника и уменьшать размер стимулирующих выплат за результаты работы непосредственных начальников работника. Александр Жарик также просит признать отдельные положения судебных актов, вынесенных по его делу, и правоприменительную практику, позволяющую судам принимать разные решения по одному предмету спора, не соответствующими Конституции.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС указал, что судебными постановлениями, приложенными к жалобе, не подтверждается применение оспариваемых положений ст. 45 ГПК РФ, ч. 4 ст. 75 ТК РФ и ст. 13.1 Закона о государственной регистрации юрлиц и ИП в конкретном деле заявителя. Суд указал, что абз. 2 ч. 1 ст. 22 ТК, называя в числе прав работодателя право заключать, изменять и расторгать трудовые договоры с работниками, имеет целью предоставление работодателю свободы в вопросах подбора, расстановки, увольнения персонала в рамках, установленных федеральным законодательством, корреспондирует аналогичному праву работника, а также обязанности работодателя соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров.

КС напомнил свою неоднократно выраженную позицию о том, что, реализуя закрепленные Конституцией права, работодатель в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом вправе самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения, обеспечивая при этом в соответствии с требованиями ст. 37 Основного Закона закрепленные трудовым законодательством гарантии трудовых прав работников. Принятие решения об изменении структуры, штатного расписания, численного состава работников организации относится к исключительной компетенции работодателя, который вправе расторгнуть трудовой договор с работником в связи с сокращением численности или штата работников организации при условии соблюдения принципов правового регулирования трудовых отношений, закрепленных в ст. 2 ТК, порядка увольнения и гарантий, направленных против произвольного увольнения, предусмотренных в ч. 3 ст. 81, ч. 1 ст. 179, ч. 1 и 2 ст. 180 Кодекса (определения КС РФ от 15 июля 2008 г. № 411-О-О; от 29 сентября 2011 г. № 1164-О-О; от 16 июля 2015 г. № 1625-О и др.).

КС подчеркнул, что соблюдение работодателем порядка проведения мероприятий по сокращению численности или штата работников, а также процедуры увольнения работников и предоставления им предусмотренных трудовым законодательством гарантий может быть проверено в судебном порядке. Часть 5 ст. 75 ТК направлена на обеспечение работнику возможности продолжать трудовую деятельность по должности (профессии, специальности), обусловленной трудовым договором, при реорганизации юридического лица, т.е. на сохранение трудовых отношений, что гарантирует стабильность правового положения работника в условиях изменения правового статуса работодателя. Также в определении поясняется, что ч. 2 ст. 135 ТК согласуется с принципом сочетания государственного и договорного регулирования трудовых отношений (ст. 2 данного Кодекса), обеспечивает возможность учета особенностей организации труда и осуществления трудовой деятельности у конкретного работодателя, что в конечном счете направлено на обеспечение баланса интересов сторон трудового договора. Таким образом, оспариваемые нормы Трудового кодекса не могут расцениваться как нарушающие конституционные права работников.

Конституционный Суд отметил, что п. 1 и 4 ст. 57 ГК, регулирующие виды и порядок реорганизации юридического лица, а также момент, с которого юридическое лицо считается реорганизованным, призваны обеспечить определенность в соответствующих вопросах и не могут рассматриваться как нарушившие конституционные права заявителя. В деле Александра Жарика суды исходили из того, что причиной его увольнения являлась не реорганизация юридического лица, а сокращение численности или штата работников организации.

Оспариваемые положения ст. 198, 329, 390.1 и 390.9 ГПК, регламентирующие содержание постановлений судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, закрепляют гарантии принятия ими мотивированных судебных постановлений, не предполагают искажения в них установленных обстоятельств дела, разрешения споров небеспристрастным судом и вынесения заведомо неправосудных судебных решений, а потому не нарушают конституционных прав Александра Жарика в обозначенных им аспектах, счел КС. Он также подчеркнул, что установление и исследование фактических обстоятельств дела заявителя, равно как и разрешение иных поставленных в жалобе вопросов, в его полномочия не входят.

Адвокат КА Республики Марий Эл «Тезис» Оксана Ухова отметила, что из самого определения КС, невозможно восстановить полную картину судебных споров заявителя и суть предъявляемых им претензий к содержанию правовых норм действующего законодательства. «Исходя из изложения сути жалобы в определении КС, можно предположить, что она была эмоциональна “от чистого сердца, простыми словами”. На практике подобное формулирование правовых проблем нечасто приводит к значимым для заявителя итогам их рассмотрения судебными инстанциями», – рассуждает она.

Оксана Ухова полагает, что заявитель усмотрел нарушение конституционных прав работников в факте отсутствия их осведомленности о принятых корпоративных решениях учредителями компании. По ее мнению, заявленные правовые нормы как Гражданского, так и Трудового кодексов не содержат каких-либо значимых противоречий в описании процедур как корпоративного права (реорганизация), так и трудового права (сокращение численности и штата сотрудников). При этом эксперт отметила, что смешения правовых последствий для участников правоотношений при четком следовании прописанным правилам не происходит. «Как видно из текста определения, основанием для прекращения трудовых отношений с заявителем явились нормы ТК РФ о сокращении численности и штата работников. Процедурой реорганизации работодателя права работника не затронуты. Разрешение возникшего конфликта возможно с применением действующих норм законодательства без изменения содержания правовых норм, что и было сделано в судебных спорах заявителя», – подчеркнула адвокат.

Адвокат АП Пермского края Александр Онучин напомнил, что согласно ч. 5 ст. 75 ТК РФ изменение подведомственности (подчиненности) организации или ее реорганизация (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) либо изменение типа государственного или муниципального учреждения не может являться основанием для расторжения трудовых договоров с работниками организации или учреждения. Согласно ч. 6 ст. 75 ТК при отказе работника от продолжения работы в случаях, предусмотренных ч. 5 этой же статьи, трудовой договор прекращается в соответствии с п. 6 ст. 77 ТК РФ.

Адвокат подчеркнул, что указанная норма, с одной стороны, направлена на защиту работников от незаконного увольнения, с другой стороны, выводит основание для увольнения из-под действия ст. 81 ТК РФ (увольнение по инициативе работодателя) и сопряженных с ней гарантий работникам. «Реорганизация происходит по “инициативе” работодателя, точнее собственников работодателя, но так как реорганизация работодателя не затрагивает права работников, законодатель не распространил на нее нормы ст. 81 ТК РФ. Реорганизация в отельных случаях может повлечь за собой увольнение по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, но в этом случае реорганизация (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) организации либо иные причины сокращения численности и штата работника не имеют юридического значения (это право работодателя, как верно указал КС РФ), так как за работниками сохраняются все правовые гарантии», – прокомментировал Александр Онучин.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button