КС не посчитал, что нахождение участника дела о банкротстве в СИЗО препятствует его рассмотрению Юридический центр
КС не посчитал, что нахождение участника дела о банкротстве в СИЗО препятствует его рассмотрению

При этом Суд перечислил обстоятельства, когда презюмируется цель причинения вреда имущественным правам кредиторов должника подозрительной сделкой

Один из экспертов заметил: КС уже неоднократно указывал на то, что устанавливаемые федеральным законодателем условия осуществления процессуальных прав должны отвечать требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты. Другой отметил, что попытка заявителя «запутать» КС РФ тяжелыми жизненными обстоятельствами в виде заключения под стражу встретила обоснованный отказ.

Конституционный Суд вынес Определение
№ 168-О/2024 по жалобе на несоответствие Конституции ч. 6 ст. 121 «Судебные извещения» АПК РФ и п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, регулирующего вопрос оспаривания подозрительных сделок должника.

Арбитражный суд в деле о банкротстве ООО «Город» признал недействительными договоры, заключенные между должником и Алексеем Самоделкиным, применив к ним последствия недействительности сделки. Такое определение суда устояло в вышестоящих инстанциях.

Алексей Самоделкин обратился в Конституционный Суд с жалобой, указав, что ч. 6 ст. 121 АПК РФ и п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве противоречат Конституции в той мере, в какой они в контексте правоприменительной практики позволяют суду рассматривать дело о признании предприятия банкротом в отсутствие лица, не уведомленного должным образом о времени и месте судебного разбирательства, лишенного доступа к интернету и возможности личного участия в судебном заседании ввиду нахождения в местах лишения свободы, а также позволяют признавать сделку недействительной по формальным основаниям, не учитывая наличие или отсутствие доказательств цели причинить вред другим кредиторам.

Конституционный Суд не усмотрел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. Он напомнил, что лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса извещаются судом о принятии иска или заявления к производству и возбуждении производства по делу, о времени и месте судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия путем направления копии судебного акта в порядке, установленном ч. 1 ст. 121 АПК. Регулируя вопросы извещения судом участников спора, законодатель в ч. 6 этой же статьи возложил на них как обязанность самостоятельно принимать меры по получению информации о движении дела с использованием любых источников и любых средств связи, так и риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия таких мер, если суд располагает сведениями о надлежащем извещении указанных лиц о начавшемся процессе.

В силу абз. 2 ч. 1 ст. 122 АПК, если суд располагает доказательствами получения лицами, участвующими в деле, и иными участниками арбитражного процесса определения о принятии иска или заявления к производству и возбуждении производства по делу, информации о времени и месте первого судебного заседания, судебные акты, которыми назначаются время и место последующих судебных заседаний или совершения отдельных процессуальных действий, направляются вышеуказанным субъектам посредством размещения этих судебных актов в информационной системе, определенной Верховным Судом, Судебным департаментом при ВС РФ, в разделе, доступ к которому предоставляется этим лицам. При этом не исключается возможность суда известить указанных лиц о последующих судебных заседаниях или совершении отдельных процессуальных действий по делу путем направления телефонограммы, телеграммы, по факсимильной связи или электронной почте либо с использованием иных средств связи.

«Приведенное правовое регулирование не предполагает произвольного применения, составляет гарантию реализации конституционных принципов гласности и состязательности судопроизводства и не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявителя, который, как следует из представленных материалов, был осведомлен о рассмотрении обособленного спора с его участием и, действуя разумно и добросовестно, не был лишен возможности защищать свои права в суде, в том числе приняв непосредственное участие в заседании суда первой инстанции, состоявшемся до даты заключения его под стражу, а кроме того, он, зная о результатах рассмотрения дела в суде первой инстанции, обжаловал акт данного суда в апелляционном и кассационном порядке», – отмечено в определении КС.

В свою очередь, п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве предусматривает, что сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана судом недействительной, если она была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления, в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки. При этом предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов презюмируется, если на момент совершения сделки должник отвечал или в результате совершения сделки должник стал отвечать признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица.

Такие законоположения, счел КС, направлены на противодействие последствиям совершения сделок в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, обеспечивают защиту их имущественных интересов и также не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя. Установление же и оценка фактических обстоятельств конкретного дела, а равно и проверка правильности применения судами оспариваемых положений не относятся к компетенции КС РФ.

Управляющий партнер МКА TA lex Андрей Торянников напомнил, что Конституционный Суд в своих постановлениях неоднократно обращался к вопросам судебных извещений. Так, еще в Постановлении от 19 июля 2011 г. № 17-П он указывал, что порядок судопроизводства, устанавливаемый федеральным законодателем, призван обеспечивать субъектам спорных материальных правоотношений возможность участия в судебном разбирательстве при определении их прав и обязанностей, вытекающих из этих правоотношений, согласно общепризнанным в демократических правовых государствах стандартам правосудия, включая такую гарантию получения реальной судебной защиты нарушенного права, как предоставляемая сторонам возможность в устной форме довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела, представить доказательства в ее обоснование и принять участие в их исследовании в открытом судебном заседании при разрешении спора по существу для установления действительных обстоятельств дела и правильного применения законодательства на основе состязательности и равноправия сторон.

«Отказывая Алексею Самоделкину в принятии жалобы к рассмотрению, КС РФ отметил, что такая возможность была предоставлена этому гражданину, который мог принять непосредственное участие в заседании суда первой инстанции, состоявшемся до даты заключения его под стражу, и не был лишен возможности защищать свои права в суде. В то же время Суд неоднократно указывал на то, что устанавливаемые федеральным законодателем условия для осуществления процессуальных прав должны отвечать требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты и в результате – обеспечивать справедливость судебного решения, без чего недостижим баланс публично-правовых и частноправовых интересов. При этом принцип процессуальной экономии позволяет избежать неоправданного использования временных, финансовых и кадровых ресурсов органов судебной власти государства в ходе рассмотрения дела. Что касается института оспаривания сделок должника, законоположения которого также оспаривал заявитель, то КС РФ указал на отсутствие у себя компетенции производить оценку фактических обстоятельств конкретного дела и проверять правильность применения судами оспариваемых положений. При этом Суд не преминул отметить значение этого института банкротства в целом», – отметил Андрей Торянников.

Управляющий партнер Domino Legal Team Иван Домино считает, что Конституционный Суд справедливо отказал заявителю, поскольку в арбитражных судах рассматривались вопросы обоснованности требований, послуживших основанием для инициирования процедуры его личного банкротства. «Во-первых, суд отказал ему во включении требований в реестр требований кредиторов в процедуре банкротства ООО “Город”. Во-вторых, он являлся ответчиком по заявлению о признании сделки недействительной, которое было удовлетворено. До помещения заявителя под стражу ни он, ни его представители не были участниками обособленного спора по оспариванию с ним сделки в процедуре банкротства ООО “Город”. Однако его представители принимали участие в судах апелляционной и кассационной инстанций, где давалась оценка всем доводам жалоб. В этой связи попытка Алексея Самоделкина “запутать” КС РФ тяжелыми жизненными обстоятельствами в виде заключения под стражу встретила обоснованный отказ», – считает он.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button