ВС напомнил, на что обращать внимание в спорах о взыскании с покупателя скидки Юридический центр
ВС напомнил, на что обращать внимание в спорах о взыскании с покупателя скидки

Со ссылкой на постановление КС он указал, что суды должны установить, была ли покупателю действительно предоставлена скидка или только создана видимость ее предоставления

По мнению одного из экспертов «АГ», Верховный Суд затронул тему неравной правовой защиты сторон в гражданском процессе. Другой полагает, что дилерские центры в своей погоне за прибылью часто предлагают потребителям сомнительные скидки. Третья считает, что на новом круге рассмотрения будет «много математики» при оценке того, насколько законным было предоставление скидки клиенту и в какой части ему необходимо вернуть часть этой скидки продавцу.

Верховный Суд опубликовал Определение от 26 декабря 2023 г. по делу № 18-КГ23-186-К4, в котором разъяснил, на что следует обращать внимание при рассмотрении споров о взыскании автодилером суммы ранее предоставленной скидки в связи с расторжением покупателем договора страхования, который был условием для ее предоставления.

В январе 2022 г. ООО «СБСВ-КЛЮЧАВТО КЦ-КРАСНОДАР» продало Сергею Алексеенко автомобиль марки «КИА» за 1,8 млн руб. По условиям ДКП, стоимость автомобиля была образована с учетом скидки в размере 174,9 тыс. руб., которая предоставлялась за заключение покупателем ряда договоров с партнерами продавца: кредитного договора и договора банковского счета с ПАО «Банк ВТБ»; договора КАСКО с САО «РЕСО-Гарантия»; договора оказания услуг помощи на дорогах с АО «ВЭР»; договора продленной гарантии с АО «АльфаСтрахование». Стороны также договорились о том, что при досрочном расторжении покупателем по его инициативе договоров, заключенных с партнерами продавца, послуживших основанием для предоставления скидки, тот обязан выплатить эту сумму продавцу.

В феврале того же года Сергей Алексеенко досрочно расторг договор продленной гарантии АО «АльфаСтрахование», в связи с чем ему были возвращены 25,8 тыс. руб. После этого автодилер направил гражданину претензию о возврате суммы предоставленной скидки по ДКП. Поскольку он не был исполнен, общество обратилось в суд, который взыскал с ответчика сумму скидки, указав, что, так как тот досрочно отказался от договора продленной гарантии, заключенного со страховой компанией, то он нарушил условия ДКП. Такое решение устояло в апелляции и кассации.

Изучив кассационную жалобу Сергея Алексеенко, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда со ссылкой на Постановление КС РФ от 3 апреля 2023 г. № 14-П напомнила, что взыскание с покупателя товара скидки, полученной им за дополнительные услуги третьих лиц по кредитованию либо страхованию, но от которых тот затем отказался, производится пропорционально тому объему средств, которые покупатель не выплатил в качестве процентов или вернул в сумме страховой премии. Кроме того, как указывал КС, было бы избыточным ожидать от покупателя, получившего предложение о снижении цены за счет скидки, что он критически отнесется к условиям ее предоставления, в том числе к основаниям последующего взыскания с него суммы скидки в привязке к исполнению договоров, сопутствующих ДКП, а также критически сопоставит условия предлагаемых партнерами продавца к заключению договоров с условиями, которые были бы предложены, заключи он их самостоятельно. Вряд ли в таких случаях покупатель, будучи более слабой стороной, вступит в переговоры с продавцом по поводу отдельных условий договора и тем самым продемонстрирует последнему, что он создает существенные затруднения покупателю в согласовании иного содержания условий договора в силу явного неравенства переговорных возможностей.

При этом баланс прав и законных интересов продавца и покупателя предполагает, что при наличии комплекса явно неблагоприятных для покупателя факторов соответствующие способы защиты должны реализовываться не путем полного отказа от взыскания предоставленной продавцом скидки, если не выявлены факты злоупотребления правом, а путем обеспечения пропорциональности взыскания части скидки тому объему выплат, которые покупатель не произвел или которые были ему возвращены по договорам в силу их досрочного и одностороннего прекращения. В свою очередь, этим не исключается право суда иным образом изменить условия договора, если будут выявлены явное неравенство переговорных условий и, соответственно, положение покупателя, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора, приведшие к закреплению в договоре розничной купли-продажи товара, в том числе стоимость которого значительно превышает среднемесячный доход покупателя, явно обременительных для физлица условий, связанных с договорами потребительского кредита или страхования, заключаемыми покупателем с третьими лицами.

При рассмотрении подобных дел, указал ВС, судам нужно проверять, была ли покупателю действительно предоставлена скидка на автомобиль или только создана видимость ее предоставления путем изначального завышения цены, не навязаны ли ему невыгодные условия путем обусловленности приобретения товара обязательным приобретением услуг страховщиков или банков, а также наличие пропорциональности взыскания части предоставленной продавцом скидки тому объему выплат, которые покупатель не произвел или которые были ему возвращены по договорам о предоставлении дополнительных услуг в силу их досрочного и одностороннего прекращения.

В этом деле, заметил Суд, в заключенном между сторонами допсоглашении к ДКП указывалось, что установленная п. 2.1 договора цена автомобиля определена с учетом скидки в размере 174,9 тыс. руб. в результате заключения покупателем перечисленных дополнительных договоров, однако в нем отсутствует информация о стоимости данных услуг. Так, Сергей Алексеенко указывал, что он перечислил в кассу продавца наличные денежные средства в размере 509 тыс. руб., а банк перевел от его имени свыше 1,6 млн руб., в итоге продавец получил 2,1 млн руб. При этом стоимость авто без скидки составляла 1 974 900 руб.

Таким образом, указал ВС, суду следовало выяснить, была ли продавцом предоставлена потребителю надлежащая информация о действительной цене автомобиля, об условиях предоставления скидки с учетом приобретаемых по договорам с третьими лицами услуг и их цены, обеспечивающая ему возможность адекватно оценить условия предоставления скидки и наличие собственной выгоды либо, наоборот, неблагоприятных для себя последствий заключения такого соглашения. Также стоило узнать, была ли в действительности покупателю предоставлена скидка либо только создана видимость ее предоставления с целью побуждения к заключению дополнительных договоров с партнерами истца. Кроме того, суд не оценил пропорциональность возврата всей скидки с учетом того, что ее предоставление обусловлено заключением нескольких различных договоров, от которых потребитель не отказывался.

В этом деле, заметил ВС, от «СБСВ-КЛЮЧАВТО КЦ-КРАСНОДАР» в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда поступили заявления об отказе от иска. Однако право представителя на полный или частичный отказ от исковых требований должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом. К заявлениям об отказе от иска, поданным представителем общества Ш., были приложены две доверенности. В одной из них отмечалось, что общество в лице управляющей организации ООО «Группа компаний «СБСВ-КЛЮЧАВТО» уполномочивает Ш. представлять интересы ООО «КИА НК», которое не является стороной спорного ДКП авто. Во второй доверенности отсутствуют полномочия на полный или частичный отказ от исковых требований. В связи с этим ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат LEbEdEV & barristers Антон Лебедев отметил, что дилерские центры в своей погоне за прибылью часто предлагают потребителям сомнительные скидки. «Ответчик перевел истцу 2,1 млн руб., а стоимость автомобиля без скидки составляла чуть более 1,9 млн руб. Видимо поэтому ответчик решил избавиться от “навязанных” услуг. В данном случае получение скидки было обусловлено заключением серии договоров, в том числе и страхования. Согласно Закону о защите прав потребителей потребитель вправе отказаться от договора в любой момент. При этом КС РФ ранее уже высказывался на этот счет: «взыскание с покупателя товара скидки, полученной им за дополнительные услуги третьих лиц по кредитованию либо страхованию, но от которых тот впоследствии отказался, должно производиться пропорционально тому объему средств, которые покупатель не выплатил в качестве процентов или вернул в сумме страховой премии». В этом деле потребитель отказался от двух договоров, по всей видимости самых дорогостоящих, а скидка предоставлялась при условии заключения пяти договоров. Поэтому ссылка Верховного Суда на Постановление КС № 14-П| вполне уместна. История с отказом от иска после принятия кассационной жалобы скорее всего объясняется тем, что истец понял, что ВС может “поломать” сложившуюся практику, и попытался этому противостоять, однако с отказом от иска прислал не те доверенности», – полагает он.

Адвокат МКА «Бенефициар» Александр Ненайденко заметил, что в этом деле Верховным Судом затронута тема неравной правовой защиты сторон в гражданском процессе. «На уровне материального права вопрос компенсирования недостаточных возможностей слабой стороны, казалось бы, вполне разрешен: и самим Законом о защите прав потребителей, и рядом норм ГК РФ. Однако на практике выясняется, что действия одних только норм материального права недостаточно. В арбитражных судах при спорах сторон с различной “профессиональной компетентностью”, как правило, доказывание строится на установлении в поведении сторон наличия либо отсутствия признаков эстоппеля. Кроме того, большую роль сохраняют нормы Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах». Однако поскольку для судов общей юрисдикции высшим судебным органом аналогичных разъяснений до настоящего времени не разработано, то процитированное в определении Гражданской коллегии ВС РФ Постановление КС РФ № 14-П, пожалуй, достаточно подробно отвечает на вопрос о пределах свободы договора и о дополнительных гарантиях “слабой” стороне в гражданском процессе. При этом, полагаю, что излишняя категоричность формулировок, типа неспособности покупателя критически относиться к коммерческим условиям и склонности предпринимателей к манипуляциям, – вряд ли будет повсеместно принята нижестоящими судами на вооружение», – полагает он.

Юрист Дарья Петрова полагает, что ВС РФ, с одной стороны, поддерживает возможность установления скидки на товар при одновременном приобретении клиентом дополнительных товаров или услуг, что, бесспорно, хорошо для стимулирования рынков продаж товаров и услуг, а с другой стороны, в подобной ситуации суд должен оценивать такую бизнес-модель взаимодействия продавца и покупателя критически. «Если подобного рода скидка будет сделана лишь для видимости и не будет иметь реальной выгоды для клиента, то такие договорные условия могут быть признаны ничтожными на основании ст. 16 Закона о защите прав потребителей. И здесь решение вопроса, когда подобная схема продажи товаров законна, а когда она нарушает права потребителя, будет всецело зависеть от субъективной оценки судом фактических обстоятельств дела. Ранее КС РФ в этой части задал лишь общие ориентиры, которые суды должны будут адаптировать под каждую конкретную ситуацию. В анализируемом определении ВС также не дает детализированных указаний на этот счет», – считает она.

Эксперт добавила, если скидка реально несет экономическую выгоду для покупателя, то в случае отказа покупателя от дополнительных товаров (услуг), которые экономически эту скидку и обусловили, такая скидка должна быть возвращена продавцу. «Если скидка была дана в связи с приобретением набора дополнительных товаров (услуг), то при отказе от какого-то одного такого товара (услуги) сумма возврата должна быть пересчитана пропорционально такому отказу. Поэтому на новом круге рассмотрения этого дела будет много «математики» при оценке того, насколько законным было предоставление скидки клиенту и в какой части ему необходимо вернуть часть этой скидки продавцу. И сложнее всего будет высчитать пропорцию возврата части скидки, которую суд должен будет скалькулировать на основании анализа обстоятельств дела», – убеждена Дарья Петрова.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button