Оправдательный приговор по делу о воспрепятствовании предпринимательской деятельности устоял в апелляции Юридический центр
Оправдательный приговор по делу о воспрепятствовании предпринимательской деятельности устоял в апелляции

На четвертом круге рассмотрения апелляция отметила, что устные рекомендации главы администрации не оказывали давления на руководителей образовательных учреждений, не являющихся его подчиненными

В комментарии «АГ» защитник оправданного подчеркнул, что высказанные его подзащитным рекомендации по широкому выбору поставщиков продуктов питания и противопожарных дверей были обусловлены исключительно его интересом в сбережении бюджетных средств.

У «АГ» появилось мотивированное решение Марьяновского районного суда Омской области от 22 декабря 2023 г., которым тот оставил в силе оправдательный приговор в отношении главы района Андрея Гейнца, обвинявшегося в воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности общества и индивидуального предпринимателя. Его защитник, адвокат АП Новосибирской области Андрей Подгорный рассказал о сложностях, с которыми пришлось столкнуться при рассмотрении этого дела.

Обстоятельства дела и первый приговор

Как ранее писала «АГ», следствие посчитало, что, будучи главой администрации, Андрей Гейнц в период с 16 ноября 2015 г. по 7 декабря 2018 г. воспрепятствовал законной предпринимательской деятельности общества. Обвиняемый якобы дал устное распоряжение заведующей детсадом заключить договор с компанией Б. об установке противопожарной двери, зная, что компания не имеет лицензии на данный вид деятельности. Тем самым Андрей Гейнц ограничил конкуренцию компании, которая заменила дверь на сумму почти в 70 тыс. руб. Общая сумма материального ущерба в виде упущенной выгоды составила около 84 тыс. руб. В последующем конкуренция компании якобы неоднократно ограничивалась.

По мнению следственного органа, Андрей Гейнц действовал из личной заинтересованности, поскольку директором компании был его знакомый Б., с которым он хотел укрепить дружеские отношения, т.е. выгода носила неимущественный характер. При этом лицензии на деятельность Б. не имел. Кроме того, Андрей Гейнц якобы воспрепятствовал законной предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя К. по поставке продуктов питания в школы из личной заинтересованности, поскольку предпринимателем являлась мать его друга. Общая сумма материального ущерба в виде упущенной выгоды, по версии следствия, превысила 443 тыс. руб.

В итоге Андрею Гейнцу было предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 169 УК – воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, т.е. ограничение прав и законных интересов юрлица и ИП, а равно незаконное ограничение самостоятельности и иное незаконное вмешательство в деятельность юрлица и ИП, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием служебного положения.

В суде Андрей Гейнц вину не признал и показал, что ранее работал директором гимназии, куда предприниматель С. поставляла питание. После вступления в силу Закона о госзакупках конкурсную процедуру выиграл предприниматель из Омска, однако качество услуг не устроило заведующую столовой. При этом работать с С. она не захотела и привела предпринимателя К. Андрей Гейнц утверждал, что как глава района он неоднократно заключал с С. договоры о поставке продуктов питания для мероприятий. Кроме того, по его рекомендации С. заключила договор с одной из школ. Обвиняемый также пояснил, что директора школ и заведующие детсадами самостоятельно принимают решения о поставке продуктов питания, а с предпринимателем К. он имеет исключительно рабочие отношения.

Относительно вменения ч. 1 ст. 169 УК в отношении юрлица Андрей Гейнц сообщил суду, что о компании Б. узнал из материалов уголовного дела. Самого Б. он попросил прислать заведующей детсадом коммерческое предложение, чтобы она ориентировалась на эти цены. Больше разговоров с Б. об этом не было, переговорами об установке противопожарной двери заведующая детсадом занималась самостоятельно. О том, что в другом детсаду уже был заключен договор с организацией и им не требуются услуги компании Б., обвиняемый не знал. При этом ущерб данной организации причинен не был, так как двери она не изготовила.

В прениях защитник обвиняемого, адвокат Андрей Подгорный заметил, что согласно обвинительному заключению подсудимому дважды инкриминировано воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, т.е. ограничение прав и законных интересов ИП и юридического лица, а равно незаконное ограничение самостоятельности и иное незаконное вмешательство в деятельность ИП и юрлица, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием служебного положения. Однако при описании обоих преступлений не указан обязательный квалифицирующий признак: «в зависимости от организационно-правовой формы». Кроме того, ст. 42 УК предусматривает уголовную ответственность только за дачу незаконного приказа или распоряжения. Наличие в описании объективной стороны преступного деяния не конкретизированных и не соответствующих уголовному закону формулировок делает невозможными защиту от предъявленного обвинения и вынесение по делу обвинительного приговора. Кроме того, в предъявленном обвинении нет ссылок на нормативные документы, в силу которых приказы (распоряжения) главы Москаленского муниципального района обязательны для исполнения руководителями муниципальных образовательных учреждений.

Объектом преступления по ст. 169 УК являются общественные отношения в сфере экономической деятельности, однако доказательств возможного влияния на чью-либо экономическую деятельность в рассматриваемом деле нет, заметил Андрей Подгорный. Субъектом преступления, предусмотренного указанной статьей Кодекса, может быть только такое должностное лицо, в чьи служебные полномочия входят влияние на предпринимательскую деятельность юрлиц и ИП, взаимодействие с ними по вопросам данной деятельности. Уголовная ответственность за должностное преступление возможна только при совершении лицом действий, нарушающих законные, юридически оформленные полномочия. Лица, злоупотребляющие должностными полномочиями либо превышающие их, посягают на регламентированную нормативными правовыми актами деятельность, в частности муниципальных учреждений (п. 1 Постановления Пленума ВС от 16 октября 2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»). «Однако исследование в ходе судебного следствия письменных материалов дела, в частности устава Москаленского муниципального района, показало, что глава не имеет никаких должностных полномочий на вмешательство в предпринимательскую деятельность юридических лиц и предпринимателей (влияние на нее). Соответственно, подсудимый не является субъектом инкриминированных ему преступлений», – указал защитник.

Рассмотрев дело, Москаленский районный суд заметил, что уголовную ответственность по ч. 1 ст. 169 УК влечет только такое ограничение прав и законных интересов предпринимателя, которое обусловлено их организационно-правовой формой. Однако не было установлено, что ограничение прав ИП С. было связано с ее организационно-правовой формой деятельности. Суд исключил данный диспозитивный признак и указание на причинение предпринимателю материального ущерба в виде упущенной выгоды на сумму более 443 тыс. руб., поскольку ч. 1 ст. 169 УК сконструирована по типу формального состава и наступления каких-либо последствий при воспрепятствовании законной предпринимательской или иной деятельности для возникновения уголовной ответственности не требуется.

Также он указал, что диспозиция ч. 1 ст. 169 УК не предусматривает наличие такого признака, как совершение действий вопреки интересам службы, – необходимо лишь установить, что воспрепятствование осуществлялось должностным лицом с использованием должностных полномочий, а потому данный признак подлежит исключению из объема обвинения. Таким образом, суд квалифицировал действия подсудимого по ч. 1 ст. 169 УК – воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, а именно незаконное ограничение самостоятельности и иное незаконное вмешательство в деятельность ИП, если эти деяния совершены должностным лицом с использованием служебного положения. Мировой судья назначил Андрею Гейнцу наказание в виде штрафа в 50 тыс. руб., указав при этом, что срок исковой давности уголовного преследования истек, в связи с чем освободил его от наказания.

Относительно эпизода в части воспрепятствования предпринимательской деятельности юрлица мировой судья заметил, что заведующая детсадом не слышала угроз от подсудимого относительно замены подрядчика, а просто воспользовалась советом заключить договор с другой юрфирмой на более выгодных условиях. При этом требования относительно лицензии организаций к детсадам не предъявлялись. По данному эпизоду подсудимый был оправдан.

Дело снова и снова возвращалось в первую инстанцию

Прокуратура подала апелляционное представление, и 25 февраля 2021 г. Москаленский районный суд вернул уголовное дело в первую инстанцию, сославшись на неполное описание в предъявленном Андрею Гейнцу обвинении объективной стороны по эпизоду вмешательства в предпринимательскую деятельность С. при инициировании отказа школы от ее услуг по поставке продуктов питания и неуказание адреса места совершения преступления при инициировании детсадом отказа от ее услуг.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 13 в Москаленском судебном районе Омской области уголовное дело было возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК. Апелляция оставила данное постановление без изменения.

При повторном рассмотрении дела мировой судья посчитал: сторона обвинения не представила убедительных доказательств того, что заведующая детсадом и директор школы были вынуждены прекратить работу с ИП С., а потому довод защиты о том, что ограничения и препятствия в деятельности С. отсутствовали и она осуществляла деятельность в других образовательных учреждениях, обоснован. Кроме того, с предпринимателем заключались договоры районной администрацией. Суд также не согласился с формулировкой обвинения о корыстной заинтересованности подсудимого, выразившейся в стремлении обеспечить знакомому К. и его матери исключительное право единолично на территории Москаленского района осуществлять продажу и поставку продуктов питания во все общеобразовательные учреждения.

Мировой судья согласился с доводами защиты о признании недопустимым доказательством сравнительной таблицы цен ИП С. и ИП К., поскольку обвинение не представило источники формирования данных, а экспертиза по данному вопросу не проводилась. Таким образом, суд заключил, что высказывания подсудимого носили рекомендательный характер, давление на руководителей образовательных учреждений не оказывалось, в связи с чем вынес оправдательный приговор. Аналогичное суждение суд привел по эпизоду с юрлицом, оправдав Андрея Гейнца и в этой части.

Апелляция вновь отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Апелляция посчитала, что приговор не соответствует требованиям ст. 305 УПК о том, что в описательно-мотивировочной части излагается существо предъявленного обвинения. Вместо этого в приговоре после слов «установил» приведено описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием обстоятельств места, времени и других относящихся к действиям воспрепятствования законной предпринимательской деятельности, что не отвечает требованиям закона о недопущении включения в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение невиновность оправданного (ч. 2 ст. 305 УК). Кроме того, оценивая представленные стороной обвинения доказательства, мировой судья не дал им всесторонней оценки в их совокупности, а также не указал мотивы, по которым отверг данные доказательства. Также суд первой инстанции, перечислив доказательства стороны обвинения, не дал им надлежащей оценки и полного анализа.

Апелляция посчитала, что нижестоящий суд не сделал вывод о наличии либо отсутствии в действиях Андрея Гейнца признаков объективной стороны обоих составов преступления: придя к выводу о высказываниях рекомендательного характера, суд не указал, имеются ли в действиях подсудимого признаки объективной стороны преступления, а именно, исходя из объема вмененного обвинения, наличие в его действиях ограничения прав и законных интересов потерпевшего юрлица и ИП С., а также наличие незаконного ограничения самостоятельности и иного незаконного вмешательства в их деятельность. Районный суд заметил, что, оправдывая Андрея Гейнца, мировой судья не указал, отсутствие каких элементов состава преступления им установлено, также не был сделан вывод, считает ли судья подсудимого надлежащим субъектом преступлений.

Как рассказал Андрей Подгорный, он попытался обжаловать апелляционное постановление в кассации со ссылкой на то, что апелляция может изменить оправдательный приговор без направления дела в первую инстанцию, однако в удовлетворении жалобы кассация отказала.

Оправдательный приговор устоял в апелляции

Далее Омский областной суд изменил территориальную подсудность дела, и 11 сентября мировой судья судебного участка № 12 в Марьяновском судебном районе Омской области вынес в отношении Андрея Гейнца оправдательный приговор, в котором привел те же доводы, которые были указаны в предыдущем приговоре мирового судьи.

Сторона обвинения подала апелляционное представление, требуя отмены приговора. Однако 22 декабря 2023 г. Марьяновский районный суд отказал в удовлетворении требования, отметив: представитель потерпевшего и заведующая детсадом подтвердили, что договор о выполнении работ по установлению противопожарной двери в здании детского сада долгое время не исполнялся. При обращении заведующей к главе района Андрея Гейнцу последний рекомендовал ей заключить договор с обществом Б., у которого более низкие цены на необходимые для учреждения товары.

Апелляция указала, что суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях Андрея Гейнца состава преступления по ч. 1 ст. 169 УК, так как его устные высказывания носили рекомендательный характер и он не оказывал какого-либо давления на руководителей образовательных учреждений, не состоящих в его подчинении. Суд признал, что в данных ситуациях Андрей Гейнц руководствовался исключительно интересами муниципального района в части сбережения бюджетных средств. Апелляция отметила, что сторона обвинения не представила убедительных доказательств, опровергающих указанные обстоятельства, а также наличие корыстной либо личной заинтересованности Андрея Гейнца в обеспечении общества Б. и конкретно С. исключительным правом единолично на территории муниципального района осуществлять поставку противопожарных предметов. Также обвинением не было представлено доказательств того, какие именно действия совершил в отношении общества подсудимый, которые ограничили бы его самостоятельность или свидетельствовали бы о незаконном вмешательстве в его деятельность. Таким образом, апелляция оставила оправдательный приговор без изменений.

В комментарии «АГ» Андрей Подгорный отметил, что суд апелляционной инстанции правильно оценил то, что директоры школ и заведующие детскими садами не являются сотрудниками администрации муниципального района, не подчиняются главе и назначаются на должность единолично начальником управления образования. Следовательно, добавил он, никакой служебной зависимости между главой муниципального района и руководителями образовательных учреждений не имеется.

Адвокат подчеркнул, что высказанные его подзащитным в адрес данных руководителей рекомендации по широкому выбору поставщиков продуктов питания и противопожарных дверей были обусловлены исключительно его интересом в сбережении бюджетных средств, на что защита неоднократно ориентировала суды.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button