КС выявил изъяны исчисления срока индексации присужденных сумм при взыскании бюджетных средств Юридический центр
КС выявил изъяны исчисления срока индексации присужденных сумм при взыскании бюджетных средств

Как, в частности, счел КС, взыскатель не должен нести бремя негативных последствий ошибки суда, которая выразилась в направлении документов не в тот орган, куда они должны поступить для выплаты присужденных судом денег

Один из экспертов «АГ» заметил, что теперь начало течения срока индексации присужденных денежных сумм будет исчисляться с момента поступления документов для взыскания в уполномоченный орган при обращении взыскания на средства не только бюджетов, но и бюджетных учреждений. По словам второго, КС подтвердил давно сложившийся подход, в соответствии с которым правовое регулирование имущественных отношений с участием публично-правовых образований может отличаться от регулирования таких же отношений с иным субъектным составом. Третий обратил внимание на указание Судом на то, что исполнение судебного решения является неотъемлемым элементом судебной защиты.

25 января Конституционный Суд вынес Постановление № 3-П/2024 по делу о проверке конституционности ст. 208 ГПК РФ, п. 1 и 2 ст. 242.1 и п. 6 ст. 242.2 Бюджетного кодекса, а также подп. 1 и 2, абз. 1 п. 5, абз. 1 п. 6, абз. 1 п. 7 ч. 20 ст. 30 Закона от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений».

Повод для обращения в КС

В середине декабря 2021 г. суд первой инстанции взыскал с бюджетного учреждения, выполнявшего в многоквартирном доме функции УК, в пользу Ирины Гусевой возмещение вреда ввиду затопления ее квартиры. Далее женщина предъявила исполнительный лист приставам, которые исполнили его требование лишь в марте 2022 г. Затем она обратилась в тот же суд с заявлением об индексации присужденных ей денежных сумм за период с 13 декабря 2021 г. по 14 марта 2022 г.

Суд отказал в удовлетворении таких требований со ссылкой на то, что текущее регулирование не предусматривает добровольного исполнения вступивших в законную силу судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ до предъявления судом по просьбе взыскателя или самим взыскателем исполнительного листа к исполнению в порядке ст. 242.1 Бюджетного кодекса, а в деле заявительницы требование было исполнено в пределах трехмесячного срока со дня поступления исполнительного документа на исполнение. В дальнейшем вышестоящие суды поддержали такую позицию, а Верховный Суд отказался рассматривать кассационную жалобу Ирины Гусевой.

В июне 2021 г. апелляционный суд взыскал в пользу Сергея Тихомирова с РФ в лице ФСИН компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. руб. В августе в суд поступило заявление этого гражданина о направлении исполлиста на исполнение, после чего этот документ был направлен в столичное ГУ ФССП. В сентябре в возбуждении исполнительного производства было отказано, поскольку требование подлежало исполнению в ином уполномоченном органе. В декабре исполлист был направлен взыскателем в Минфин России, а в марте 2022 г. он был исполнен.

Далее Сергей Тихомиров обратился в суд с заявлением об индексации присужденной ему суммы, но получил отказ со ссылкой на то, что требование исполнено в пределах установленного п. 6 ст. 242.2 Бюджетного кодекса трехмесячного срока со дня предъявления исполнительного документа к исполнению. Таким образом, суд отверг доводы взыскателя о длительном неисполнении решения суда с момента его вынесения (учитывая ошибочное направление судом исполлиста на исполнение в территориальное подразделение ФССП). Вышестоящие инстанции также поддержали решение нижестоящего суда, а ВС РФ не стал рассматривать кассационную жалобу мужчины.

Ирина Гусева и Сергей Тихомиров обратились в Конституционный Суд с самостоятельными жалобами, но поскольку они касаются одного и того же предмета, КС соединил дела по ним в одном производстве.

Суд выявил несоответствие спорных норм Конституции

Изучив доводы заявителей, Конституционный Суд отметил, что предметом его рассмотрения являются ст. 208 ГПК, п. 1 и 2 ст. 242.1 и п. 6 ст. 242.2 Бюджетного кодекса, а также подп. 1 и 2, абз. 1 п. 5, абз. 1 п. 6, абз. 1 п. 7 ч. 20 ст. 30 Закона от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений» в их взаимосвязи в той мере, в какой на их основе в системе текущего регулирования решается вопрос о дне, начиная с которого должен исчисляться срок индексации присужденных судом денежных сумм при обращении взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ и бюджетных учреждений.

Со ссылкой на Постановление от 22 июня 2023 г. № 34-П Суд напомнил, что ст. 208 ГПК ранее подвергалась его анализу с учетом того, что вопрос об индексации на ее основании взысканных судом денег при исполнении судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов им также уже затрагивался. Сделанный в этом документе вывод Суда о неконституционности положений ст. 183 АПК, подп. 1 и 2 ст. 242.1 и п. 6 ст. 242.2 Бюджетного кодекса в их взаимосвязи применим к такой же взаимосвязи этих норм Бюджетного кодекса и ст. 208 ГПК. Различие субъектного состава сторон спора и категорий дел, рассматриваемых по правилам гражданского и арбитражного судопроизводства, само по себе не служит основанием для другого подхода к этому вопросу. Суд также отметил, что в настоящее время в Госдуму внесен законопроект № 500573-8, направленный на реализацию вышеуказанного постановления, что не препятствует рассмотрению этого дела.

Как пояснил КС, ст. 242.1 и 242.2 Бюджетного кодекса в силу своего буквального содержания регулируют вопросы исполнения судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ. В свою очередь, ст. 242.3–242.5 БК установлен порядок обращения взыскания на средства бюджетов по денежным обязательствам казенных учреждений, а ст. 242.6-1 Кодекса – на средства участников казначейского сопровождения. Порядок обращения взыскания на средства бюджетных учреждений определен ч. 20 ст. 30 Федерального закона от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ, которая не предусматривает трехмесячного срока исполнения судебных актов со дня поступления исполнительных документов, аналогичного установленному п. 6 ст. 242.2 БК. Вместо этого в ней приведены сроки совершения отдельных действий в рамках исполнения судебного акта. В частности, предусмотрено, что орган, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов должника, не позднее пяти рабочих дней после получения исполнительного документа уведомляет бюджетное учреждение – должника об этом и о дате его приема к исполнению с приложением заявления взыскателя. В свою очередь, учреждение в течение 30 рабочих дней со дня получения уведомления представляет в этот госорган распоряжение о совершении казначейского платежа, платежный документ на перечисление средств для полного либо частичного исполнения исполнительного документа в пределах общего остатка средств, учтенных на его лицевом счете должника.

«Общая продолжительность исполнения судебного акта, однако, в таком случае все равно – при соблюдении участниками данной процедуры обозначенных сроков – должна составлять меньше, чем три месяца. При этом указание в п. 11 ч. 20 ст. 30 Федерального закона от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ на то, что при невозможности взыскать денежные средства с учреждения в связи с отсутствием таковых на его лицевых счетах в течение трех месяцев названный орган информирует об этом взыскателя в течение десяти дней со дня истечения трехмесячного срока, не означает с учетом приведенных положений, что три месяца являются нормативным сроком для исполнения судебного акта о взыскании денежных средств при наличии таковых на лицевом счете должника», – отмечено в постановлении Суда.

В то же время, заметил КС со ссылкой на дело Ирины Гусевой, на практике суды, разрешая вопрос об индексации присужденных к взысканию с бюджетных учреждений денег, прибегают к установленному п. 6 ст. 242.2 БК РФ трехмесячному сроку со дня поступления исполнительных документов на исполнение, используя его как основание для отказа в индексации. Это усугубляет неблагоприятные последствия для взыскателей в виде неодинаковых условий определения периода индексации в зависимости от субъекта, с которого осуществляется взыскание. При этом модель обращения взыскания на средства бюджетных учреждений сходна с предусмотренной ст. 242.1 и 242.2 БК моделью обращения взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ. Соответственно, выводы Постановления КС РФ № 34-П/2023, относящиеся к взаимосвязи ст. 183 АПК с положениями, регулирующими особый порядок взыскания с публично-правового субъекта, применимы и к такой же взаимосвязи оспариваемых норм по настоящему делу. В связи с этим неопределенность, выявленная Судом в этом постановлении, осложнена обращением правоприменительной практики к приведенным положениям БК РФ.

Взыскатель не должен нести бремя негативных последствий ошибки суда (работника аппарата суда), которая выразилась в направлении документов не в тот орган/организацию, куда они должны поступить для выплаты присужденных судом денег. Это касается и периода индексации таких сумм: выпадение из него времени, прошедшего между поступлением документов из суда неправильному адресату и последующим их поступлением правильному адресату, было бы необоснованным ограничением прав взыскателя и вступало бы в противоречие с Конституцией. При этом не имеет значения то обстоятельство, что публично-правовое образование (бюджетное учреждение) непричастно к ошибке, допущенной при направлении документов. Поскольку ошибка обусловлена действиями госоргана, при выборе в такой ситуации между несением финансовых издержек частным лицом и публичным субъектом (бюджетным учреждением) справедливо возложить их на последнего.

Таким образом, Суд счел, что оспариваемые нормы не соответствуют Конституции в той мере, в какой неопределенность их нормативного содержания в системе действующего правового регулирования порождает неоднозначное решение вопроса о дне, начиная с которого должен исчисляться срок индексации присужденных судом денежных сумм при обращении взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ и бюджетных учреждений; они позволяют при решении вопроса о дне, начиная с которого должен исчисляться срок индексации присужденных судом денег, не учитывать ошибочное направление судом по просьбе взыскателя документов для взыскания не тому органу, которому они должны быть адресованы в силу закона.

В связи с этим федеральному законодателю надлежит внести корректировки в текущее регулирование, при этом он не лишен возможности предусмотреть нюансы определения дня, начиная с которого должен исчисляться срок индексации присужденных судом денежных сумм при исполнении судебных актов, применительно к обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ и на средства бюджетных учреждений, в том числе в зависимости от того, связано ли взыскание с правоотношениями, в которых бюджетное учреждение выполняет публично значимую функцию за счет бюджетного финансирования или выступает в качестве участника гражданского оборота на конкурентных началах, с иными хозяйствующими субъектами.

До внесения поправок в законодательство срок индексации присужденных судом денежных сумм при обращении взыскания на бюджетные средства (включая средства бюджетных учреждений) должен исчисляться со дня поступления исполнительных документов, перечисленных в ст. 242.1 БК РФ или в ч. 20 ст. 30 Федерального закона от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ, на исполнение в уполномоченный орган (орган, осуществляющий открытие и ведение лицевых счетов бюджетного учреждения). При ошибочном направлении таких документов судом по просьбе взыскателя не в тот орган, в который они должны были быть направлены, указанный срок исчисляется, начиная со дня их поступления в тот орган, в который документы были ошибочно направлены.

Эксперты проанализировали выводы КС

Адвокат МКА «Вердиктъ» Юнис Дигмар считает, что Конституционный Суд последовательно продолжает идею необходимости защиты интересов бюджетной системы РФ вслед за позицией, высказанной в Постановлении № 34-П/2023. Он заметил, что теперь начало течения срока индексации присужденных денежных сумм будет исчисляться с момента поступления документов для взыскания в уполномоченный орган при обращении взыскания на средства не только бюджетов, но и бюджетных учреждений. «С одной стороны, политико-правовое обоснование Суда понятно и логично, поскольку вероятность получения взыскателем денежных средств в случае, если должником выступает должник-бюджетное учреждение, намного выше, чем, например, с коммерческой организации, поэтому в случае принятия взыскателем мер по оперативному направлению документов на взыскание срок исполнения судебного акта не должен быть длительным», – указал эксперт.

Тем не менее, добавил Юнис Дигмар, не везде это так, поскольку с учетом специфики рассмотрения споров в судах московского региона указанный срок может быть от года и более, что, конечно, негативно влияет на покупательную способность изначально взысканных сумм. «С другой стороны, на мой взгляд, подобный подход (несмотря на наличие Бюджетного кодекса, регулирующего вопросы обращения взыскания на денежные средства бюджетной системы), не коррелирует с конституционным предписанием ч. 2 ст. 8 Конституции о равной защите частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности. Полагаю, что в этом постановлении КС постарался найти баланс, который упрощенно можно охарактеризовать как “наличие повышенных гарантий получения взысканных сумм с бюджетных учреждений компенсирует потери взыскателя от обесценивания этих сумм”», – резюмировал он.

Как отметил старший партнер, руководитель налоговой практики АК «Бородин и партнеры» Алексей Пауль, КС подтвердил давно сложившийся подход, в соответствии с которым правовое регулирование имущественных отношений с участием публично-правовых образований может отличаться от регулирования таких же отношений с иным субъектным составом. «Ценность принятого постановления заключается как в тех выводах, которые непосредственно сформулированы в резолютивной части и позволяют четко определить момент начала течения срока индексации присужденных сумм, так и в самой мотивировке, которая дает возможность лучше понять причины, по которым законодатель может устанавливать при регулировании имущественных отношений с участием публичных субъектов правовое регулирование, отличающееся от регулирования аналогичных отношений с иным субъектным составом», – заключил он.

Адвокат АП Саратовской области Денис Вениционов полагает, что в этом постановлении КС затронул достаточно актуальный вопрос, указав при этом, что исполнение судебного решения является неотъемлемым элементом судебной защиты. «В связи с этим имеется необходимость в эффективном механизме своевременного, а главное, полного исполнения судебных актов, и задержка в их исполнении прямым образом нарушает право на справедливое правосудие. Исчисление срока индексации сумм, подлежащих взысканию, именно со дня поступления исполнительного документа адресату гарантировало бы права взыскателя. Считаю также, что совершенно логично разрешен вопрос в части начала исчисления срока индексации при ошибочно направленном исполнительном документе в другой орган (организацию) для исполнения», – полагает он.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button