Женщина оправдана за удар ножом напавшего на нее супруга. Разъяснение кассационного суда Юридический центр
Женщина оправдана за удар ножом напавшего на нее супруга. Разъяснение кассационного суда
Шестой кассационный суд общей юрисдикции в свежем обзоре судебной практики сделал важное разъяснение по правилам самообороны: не является преступлением защита своей жизни, даже если нападающему причинен вред. Особенно если защищается представительница прекрасного пола. Проще говоря: женщина вправе взять в руки нож при явной угрозе жизни. Противостоять любыми способами кулакам мужчины – не преступление.

Вряд ли надо объяснять, насколько острый вопрос поднял суд. На скамье подсудимых регулярно оказываются женщины, пролившие мужскую кровь в домашних стычках. Даже если зачинщиком драки был мужчина, даму, как правило, обвиняют в превышении пределов самообороны. Мол, перестаралась.

В качестве примера суд привел историю жительницы Оренбургской области, которую приговорили к 10 месяцам ограничения свободы за причинение тяжкого вреда здоровью “при превышении пределов необходимой обороны”.

“Согласно приговору потерпевший в ходе скандала, возникшего на почве личных неприязненных отношений, применяя физическое насилие, нанес А-вой несколько ударов ногой по телу, после чего правой рукой схватил ее за горло”, – говорится в обзоре.

Женщина, защищаясь, взяла в правую руку кухонный нож и нанесла им три удара в область грудной клетки и брюшной полости мужчины.

Судьи нижестоящих инстанций согласились с тем, что ситуация была достаточно напряженной. Но посчитали: раз женщина недостаточно пострадала, то стоит ее осудить. Мужчина ведь в итоге оказался на больничной койке. Нехорошо.

В тюрьму гражданку не посадили. Наказание достаточно мягкое. Но почему вообще надо в такой ситуации наказывать женщину? Кассационный суд отменил обвинительный приговор.

Верховный суд России предписал в делах о превышении пределов обороны все сомнения трактовать в пользу обвиняемого

“Как следует из материалов дела, А-ва нанесла ножевые ранения А-ву в момент нападения на нее потерпевшего, пытаясь защититься от его противоправных действий, в т.ч. связанных со сдавливанием горла, – говорится в обзоре. – При этом суд в приговоре указал, что А-ва находилась в состоянии необходимой обороны, одновременно указав, что А-ва превысила ее пределы. Тем самым суд допустил в приговоре противоречивые выводы”.

В обзоре судебной практики подчеркивается: на момент преступления обстановка давала женщине основания полагать, что “в отношении нее совершается общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для ее жизни, и с непосредственной угрозой такого насилия. В ходе ссоры потерпевший сдавливал рукой горло А-вой, отчего последняя начала задыхаться, и отпустил руку только после нанесения ею третьего удара ножом”.

Уголовное дело женщины было прекращено в связи с отсутствием состава преступления. И на данном примере решено провести открытый урок для всех нижестоящих инстанций.

“В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия”, – подчеркнул Шестой кассационный суд.

Напомним, Пленум Верховного суда России еще в 2012 году принял постановление с разъяснениями по делам о самообороне. Документ тогда вызвал большой резонанс, так как его положения, по сути, давали гражданину карт-бланш на защиту собственной жизни. Однако многие эксперты еще в то время уточняли, что потребуется определенный и немалый срок, чтобы суды начали на практике применять данные подходы. Одна из проблем: определить при рассмотрении каждого конкретного дела наличие угрозы.

Не так давно Пленум Верховного суда России дополнил свое постановление, предписав судьям страны трактовать все сомнения по делам о самообороне в пользу обвиняемого.

“Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых обвиняемым в свою защиту, лежит на стороне обвинения, а все сомнения в наличии состояния необходимой обороны и (или) виновности лица, обвиняемого в превышении ее пределов, которые не могут быть устранены… толкуются в пользу подсудимого”, – сказано в постановлении пленума.

Эксперты отмечают: практика показывает, что подходы действительно меняются. Однако все равно юристы советуют не хвататься за ножи даже в самой критичной ситуации.

Например, в Курской области недавно был осужден 17-летний юноша, ударивший в драке ножом оппонента. Между компаниями подростков разгорелся конфликт.

“Потерпевший, увидев, что осужденный показал на него пальцем, подбежал к нему и нанес не менее одного удара в область лица, – рассказывают в пресс-службе. – Из-за возникшего чувства страха и угрозы последующего избиения осужденный достал складной нож и выставил его перед собой, предупредив потерпевшего о своем намерении нанести удар, если он не прекратит свои противоправные действия. Потерпевший замахнулся рукой, в то время как осужденный нанес ему удар клинком ножа в область живота, чем причинил тяжкий вред здоровью”.

За превышение самообороны молодой человек был приговорен к 10 месяцам ограничения свободы.

В некоторых случаях суды разрешают сторонам помириться. Это тоже важный тренд: в делах о семейных ссорах раньше часто выносили обвинительный приговор, даже несмотря на то, что в семье давно мир. Но судебные привычки меняются. Например, в Санкт-Петербурге было прекращено дело Карины П., ударившей ножом своего будущего мужа. “Пара проводила время с общим другом Г. В один момент Савелий уснул, а проснувшись, устроил сцену ревности из-за общения Карины П. с Г. Кричал, ругался, разбил телефон девушки, взял швабру и обещал ударить”, – рассказывают в объединенной пресс-службе судов Санкт-Петербурга.

Девушка взяла нож, Савелий прокомментировал: “Взяла нож, режь”. Она ударила прямо в грудь.

“Потерпевший заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении П. в связи с примирением, указал, что она принесла свои извинения, загладила причиненный ему вред. Никто из участников процесса не возражал. Суд уголовное дело в отношении Потаповой прекратил, но нож решил уничтожить, – рассказывают в пресс-службе. – Как рассказали нам в суде, у наших героев все хорошо, планируют свадьбу”.

Вряд ли надо объяснять, насколько острый вопрос поднял суд. На скамье подсудимых регулярно оказываются женщины, пролившие мужскую кровь в домашних стычках. Даже если зачинщиком драки был мужчина, даму, как правило, обвиняют в превышении пределов самообороны. Мол, перестаралась.

В качестве примера суд привел историю жительницы Оренбургской области, которую приговорили к 10 месяцам ограничения свободы за причинение тяжкого вреда здоровью “при превышении пределов необходимой обороны”.

“Согласно приговору потерпевший в ходе скандала, возникшего на почве личных неприязненных отношений, применяя физическое насилие, нанес А-вой несколько ударов ногой по телу, после чего правой рукой схватил ее за горло”, – говорится в обзоре.

Женщина, защищаясь, взяла в правую руку кухонный нож и нанесла им три удара в область грудной клетки и брюшной полости мужчины.

Судьи нижестоящих инстанций согласились с тем, что ситуация была достаточно напряженной. Но посчитали: раз женщина недостаточно пострадала, то стоит ее осудить. Мужчина ведь в итоге оказался на больничной койке. Нехорошо.

В тюрьму гражданку не посадили. Наказание достаточно мягкое. Но почему вообще надо в такой ситуации наказывать женщину? Кассационный суд отменил обвинительный приговор.

Верховный суд России предписал в делах о превышении пределов обороны все сомнения трактовать в пользу обвиняемого

“Как следует из материалов дела, А-ва нанесла ножевые ранения А-ву в момент нападения на нее потерпевшего, пытаясь защититься от его противоправных действий, в т.ч. связанных со сдавливанием горла, – говорится в обзоре. – При этом суд в приговоре указал, что А-ва находилась в состоянии необходимой обороны, одновременно указав, что А-ва превысила ее пределы. Тем самым суд допустил в приговоре противоречивые выводы”.

В обзоре судебной практики подчеркивается: на момент преступления обстановка давала женщине основания полагать, что “в отношении нее совершается общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для ее жизни, и с непосредственной угрозой такого насилия. В ходе ссоры потерпевший сдавливал рукой горло А-вой, отчего последняя начала задыхаться, и отпустил руку только после нанесения ею третьего удара ножом”.

Уголовное дело женщины было прекращено в связи с отсутствием состава преступления. И на данном примере решено провести открытый урок для всех нижестоящих инстанций.

“В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия”, – подчеркнул Шестой кассационный суд.

Напомним, Пленум Верховного суда России еще в 2012 году принял постановление с разъяснениями по делам о самообороне. Документ тогда вызвал большой резонанс, так как его положения, по сути, давали гражданину карт-бланш на защиту собственной жизни. Однако многие эксперты еще в то время уточняли, что потребуется определенный и немалый срок, чтобы суды начали на практике применять данные подходы. Одна из проблем: определить при рассмотрении каждого конкретного дела наличие угрозы.

Не так давно Пленум Верховного суда России дополнил свое постановление, предписав судьям страны трактовать все сомнения по делам о самообороне в пользу обвиняемого.

“Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых обвиняемым в свою защиту, лежит на стороне обвинения, а все сомнения в наличии состояния необходимой обороны и (или) виновности лица, обвиняемого в превышении ее пределов, которые не могут быть устранены… толкуются в пользу подсудимого”, – сказано в постановлении пленума.

Эксперты отмечают: практика показывает, что подходы действительно меняются. Однако все равно юристы советуют не хвататься за ножи даже в самой критичной ситуации.

Например, в Курской области недавно был осужден 17-летний юноша, ударивший в драке ножом оппонента. Между компаниями подростков разгорелся конфликт.

“Потерпевший, увидев, что осужденный показал на него пальцем, подбежал к нему и нанес не менее одного удара в область лица, – рассказывают в пресс-службе. – Из-за возникшего чувства страха и угрозы последующего избиения осужденный достал складной нож и выставил его перед собой, предупредив потерпевшего о своем намерении нанести удар, если он не прекратит свои противоправные действия. Потерпевший замахнулся рукой, в то время как осужденный нанес ему удар клинком ножа в область живота, чем причинил тяжкий вред здоровью”.

За превышение самообороны молодой человек был приговорен к 10 месяцам ограничения свободы.

В некоторых случаях суды разрешают сторонам помириться. Это тоже важный тренд: в делах о семейных ссорах раньше часто выносили обвинительный приговор, даже несмотря на то, что в семье давно мир. Но судебные привычки меняются. Например, в Санкт-Петербурге было прекращено дело Карины П., ударившей ножом своего будущего мужа. “Пара проводила время с общим другом Г. В один момент Савелий уснул, а проснувшись, устроил сцену ревности из-за общения Карины П. с Г. Кричал, ругался, разбил телефон девушки, взял швабру и обещал ударить”, – рассказывают в объединенной пресс-службе судов Санкт-Петербурга.

Девушка взяла нож, Савелий прокомментировал: “Взяла нож, режь”. Она ударила прямо в грудь.

“Потерпевший заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении П. в связи с примирением, указал, что она принесла свои извинения, загладила причиненный ему вред. Никто из участников процесса не возражал. Суд уголовное дело в отношении Потаповой прекратил, но нож решил уничтожить, – рассказывают в пресс-службе. – Как рассказали нам в суде, у наших героев все хорошо, планируют свадьбу”.

Вряд ли надо объяснять, насколько острый вопрос поднял суд. На скамье подсудимых регулярно оказываются женщины, пролившие мужскую кровь в домашних стычках. Даже если зачинщиком драки был мужчина, даму, как правило, обвиняют в превышении пределов самообороны. Мол, перестаралась.

В качестве примера суд привел историю жительницы Оренбургской области, которую приговорили к 10 месяцам ограничения свободы за причинение тяжкого вреда здоровью “при превышении пределов необходимой обороны”.

“Согласно приговору потерпевший в ходе скандала, возникшего на почве личных неприязненных отношений, применяя физическое насилие, нанес А-вой несколько ударов ногой по телу, после чего правой рукой схватил ее за горло”, – говорится в обзоре.

Женщина, защищаясь, взяла в правую руку кухонный нож и нанесла им три удара в область грудной клетки и брюшной полости мужчины.

Судьи нижестоящих инстанций согласились с тем, что ситуация была достаточно напряженной. Но посчитали: раз женщина недостаточно пострадала, то стоит ее осудить. Мужчина ведь в итоге оказался на больничной койке. Нехорошо.

В тюрьму гражданку не посадили. Наказание достаточно мягкое. Но почему вообще надо в такой ситуации наказывать женщину? Кассационный суд отменил обвинительный приговор.

Верховный суд России предписал в делах о превышении пределов обороны все сомнения трактовать в пользу обвиняемого

“Как следует из материалов дела, А-ва нанесла ножевые ранения А-ву в момент нападения на нее потерпевшего, пытаясь защититься от его противоправных действий, в т.ч. связанных со сдавливанием горла, – говорится в обзоре. – При этом суд в приговоре указал, что А-ва находилась в состоянии необходимой обороны, одновременно указав, что А-ва превысила ее пределы. Тем самым суд допустил в приговоре противоречивые выводы”.

В обзоре судебной практики подчеркивается: на момент преступления обстановка давала женщине основания полагать, что “в отношении нее совершается общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для ее жизни, и с непосредственной угрозой такого насилия. В ходе ссоры потерпевший сдавливал рукой горло А-вой, отчего последняя начала задыхаться, и отпустил руку только после нанесения ею третьего удара ножом”.

Уголовное дело женщины было прекращено в связи с отсутствием состава преступления. И на данном примере решено провести открытый урок для всех нижестоящих инстанций.

“В соответствии с ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия”, – подчеркнул Шестой кассационный суд.

Напомним, Пленум Верховного суда России еще в 2012 году принял постановление с разъяснениями по делам о самообороне. Документ тогда вызвал большой резонанс, так как его положения, по сути, давали гражданину карт-бланш на защиту собственной жизни. Однако многие эксперты еще в то время уточняли, что потребуется определенный и немалый срок, чтобы суды начали на практике применять данные подходы. Одна из проблем: определить при рассмотрении каждого конкретного дела наличие угрозы.

Не так давно Пленум Верховного суда России дополнил свое постановление, предписав судьям страны трактовать все сомнения по делам о самообороне в пользу обвиняемого.

“Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых обвиняемым в свою защиту, лежит на стороне обвинения, а все сомнения в наличии состояния необходимой обороны и (или) виновности лица, обвиняемого в превышении ее пределов, которые не могут быть устранены… толкуются в пользу подсудимого”, – сказано в постановлении пленума.

Эксперты отмечают: практика показывает, что подходы действительно меняются. Однако все равно юристы советуют не хвататься за ножи даже в самой критичной ситуации.

Например, в Курской области недавно был осужден 17-летний юноша, ударивший в драке ножом оппонента. Между компаниями подростков разгорелся конфликт.

“Потерпевший, увидев, что осужденный показал на него пальцем, подбежал к нему и нанес не менее одного удара в область лица, – рассказывают в пресс-службе. – Из-за возникшего чувства страха и угрозы последующего избиения осужденный достал складной нож и выставил его перед собой, предупредив потерпевшего о своем намерении нанести удар, если он не прекратит свои противоправные действия. Потерпевший замахнулся рукой, в то время как осужденный нанес ему удар клинком ножа в область живота, чем причинил тяжкий вред здоровью”.

За превышение самообороны молодой человек был приговорен к 10 месяцам ограничения свободы.

В некоторых случаях суды разрешают сторонам помириться. Это тоже важный тренд: в делах о семейных ссорах раньше часто выносили обвинительный приговор, даже несмотря на то, что в семье давно мир. Но судебные привычки меняются. Например, в Санкт-Петербурге было прекращено дело Карины П., ударившей ножом своего будущего мужа. “Пара проводила время с общим другом Г. В один момент Савелий уснул, а проснувшись, устроил сцену ревности из-за общения Карины П. с Г. Кричал, ругался, разбил телефон девушки, взял швабру и обещал ударить”, – рассказывают в объединенной пресс-службе судов Санкт-Петербурга.

Девушка взяла нож, Савелий прокомментировал: “Взяла нож, режь”. Она ударила прямо в грудь.

“Потерпевший заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении П. в связи с примирением, указал, что она принесла свои извинения, загладила причиненный ему вред. Никто из участников процесса не возражал. Суд уголовное дело в отношении Потаповой прекратил, но нож решил уничтожить, – рассказывают в пресс-службе. – Как рассказали нам в суде, у наших героев все хорошо, планируют свадьбу”.

Источник: Российская газета

Call Now Button