Выполнение работ по изготовлению надгробных памятников за счет бюджета относится к гражданско-правовым отношениям Юридический центр
Выполнение работ по изготовлению надгробных памятников за счет бюджета относится к гражданско-правовым отношениям

Верховный Суд указал, что финансирование стоимости таких работ не может изменять природу отношений по оплате выполненных работ и ограничивать право на применение правил ст. 395 ГК в случае просрочки оплаты

Адвокат заявителя жалобы в ВС в комментарии «АГ» отметил, что рассматриваемое определение ВС РФ является важным, поскольку вносит правовую определенность по вопросу применения ст. 395 ГК РФ к данным правоотношениям. Один из экспертов полагает, что определение очередной раз напоминает о верной квалификации правоотношений, в которых участвует государство, указывая, что не всегда это только публичные отношения. По мнению другой, Верховный Суд верно отметил, что работы предпринимателем были произведены именно в рамках договорных отношений, в связи с чем они должны оплачиваться по правилам главы 37 ГК РФ, как и любые другие подрядные работы.

26 октября Верховный Суд вынес Определение № 308-ЭС23-11688 по делу № А63-7060/2022, в котором пояснил, что правоотношения по компенсации затрат на изготовление и установку памятника на могиле умершего (погибшего) Героя Социалистического Труда относятся к гражданско-правовым отношениям.

Родственники умерших Героев Социалистического Труда заключили с индивидуальным предпринимателем Николаем Олениным восемь договоров, по условиям которых тот обязался оказать услуги и выполнить работы по изготовлению, установке надгробий, а заказчики – передать исполнителю право требования компенсации стоимости работ у Министерства труда и социальной защиты населения Ставропольского края.

ИП выполнил принятые на себя обязательства по изготовлению и установке надгробий, которые стоили 4 млн руб., и обратился в краевое министерство с заявлениями о выплате компенсации, в чем ему было отказано. В связи с этим Николай Оленин обратился в арбитражный суд с иском о взыскании убытков (компенсации) и процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами.

Решением суда требования были удовлетворены в части взыскания с министерства и отделения ПФР по Ставропольскому краю компенсации за изготовление и установку надгробий, однако во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами было отказано. Апелляция и кассация согласились с таким решением. Они указали, что такие правоотношения не носят гражданско-правового характера и не относятся к денежным обязательствам по смыслу, придаваемому этим обязательствам нормами ст. 395 ГК РФ.

Суды также отметили, что в данном случае проценты за пользование чужими денежными средствами с учетом п. 6 ст. 242.2 Бюджетного кодекса РФ следовало бы исчислять не ранее истечения трехмесячного срока для исполнения поступивших исполнительных документов. Доказательств предъявления исполнительных документов фонду и министерству не представлено.

Суд кассационной инстанции также сослался на положения п. 38, 39, 41 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», согласно которым указанные в ст. 395 ГК проценты не начисляются на суммы экономических (финансовых) санкций, необоснованно взысканные с юридических и физических лиц налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами и подлежащие возврату из соответствующего бюджета. Как отметил кассационный суд, в этих случаях гражданами и юридическими лицами на основании ст. 15, 16, 1069 ГК могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных в том числе необоснованным взиманием сумм экономических (финансовых) санкций, если законом не предусмотрено иное. Более того, сумма процентов, установленных ст. 395 названого Кодекса, засчитывается в сумму убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением денежного обязательства.

Не согласившись с вынесенными по делу судебными актами, Николай Оленин направил кассационную жалобу в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что в соответствии со ст. 6.1 Закона о предоставлении социальных гарантий Героям Социалистического Труда, Героям Труда РФ и полным кавалерам ордена Трудовой Славы сооружение на могиле умершего (погибшего) героя надгробия установленного уполномоченным Правительством РФ федеральным органом исполнительной власти образца производится за счет средств федерального бюджета. Средства федерального бюджета, передаваемые для финансирования указанных расходов, зачисляются в бюджет Фонда пенсионного и социального страхования РФ и перечисляются фондом через свои территориальные органы в бюджеты субъектов РФ. Фонд представляет в Минфин России не позднее 25-го числа каждого месяца данные о фактически произведенных расходах, связанных с реализацией указанного закона, и потребности в средствах на следующий месяц.

В определении указано, что Николаем Олениным работы по изготовлению и установке надгробий выполнены на основании договоров, заключенных с родственниками умерших героев. Предпринимателю также были переданы права требования компенсации стоимости изготовления и установления надгробий у Министерства труда и социальной защиты населения Ставропольского края.

ВС разъяснил, что выполнение работ по изготовлению и установке памятников относится к гражданско-правовым отношениям. Работы производятся и их результат оплачивается по правилам главы 37 ГК на основании договора подряда. При определении сроков выполнения работ и их оплаты, а также ответственности за просрочку выполнения работ применяются положения глав 22, 25, 26 и 37 Кодекса. В соответствии с п. 1 ст. 395 ГК в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Ссылаясь на п. 37 упомянутого Постановления Пленума ВС № 7, Экономколлегия указала, что проценты, предусмотренные п. 1 ст. 395 Кодекса, подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ).

Верховный Суд обратил внимание, что финансирование стоимости работ по изготовлению надгробных памятников за счет средств, выделяемых из федерального бюджета, не может изменять природу отношений по оплате выполненных работ и ограничивать право на применение правил ст. 395 ГК в случае просрочки оплаты. Применительно к подходу, сформированному Конституционным Судом в Постановлении от 24 марта 2017 г. № 9-П, даже при допущении квалификации данных отношений в качестве публично-правовых правила ст. 395 ГК также могут быть к ним применены. Поскольку Закон о предоставлении социальных гарантий Героям Социалистического Труда не содержит прямых норм, позволяющих применить меры ответственности в случае невыплаты в срок гарантируемых законом денежных средств, то также имеются основания для применения ст. 395 ГК в случае просрочки предоставления гарантии по оплате выполненных работ по изготовлению и установке памятника.

ВС полагает, что судами при принятии судебных актов в оспариваемой части не были применены нормы материального права, подлежащие применению. Ссылка суда кассационной инстанции на п. 38, 39, 41 Постановления Пленума № 7 является несостоятельной, поскольку в данном конкретном случае проценты по ст. 395 ГК не начисляются на финансовые санкции, необоснованно взысканные государственными органами, а разрешаемый спор не вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений.

Таким образом, Верховный Суд отменил обжалуемые судебные акты в части отказа во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, направив дело в указанной части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Представитель заявителя, адвокат КА Республики Хакасия «Вердиктъ» Владимир Левинсон в комментарии «АГ» отметил, что определение ВС РФ является важным, поскольку вносит правовую определенность по вопросу применения ст. 395 ГК РФ к данным правоотношениям. «В ходе рассмотрения дела мы указывали, что обязательства ответчиков являются денежными, работы выполнены по гражданско-правовому договору, а необоснованный отказ в выплате компенсации является основанием для взыскания с ответчиков процентов по ст. 395 ГК РФ», – поделился адвокат.

Ведущий юрист АБ Свердловской области «Лашин и партнеры» Вячеслав Прибытков полагает, что данное дело демонстрирует излишнее желание судов защитить бюджет государства. «Индивидуальный предприниматель только в ВС РФ смог отстоять свою позицию и получить то, на что он вправе претендовать. Верховный Суд в очередной раз напоминает о верной квалификации правоотношений, в которых участвует государство, указывая, что не всегда это только публичные отношения. Данная тенденция является актуальной и продолжит свое развитие», – прокомментировал эксперт.

Вячеслав Прибытков считает, что ВС правильно определил, что компенсация за выполнение работ по изготовлению памятников относится к гражданско-правовым отношениям, тем самым защитив предпринимателя от необоснованного отказа во взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ. Ссылка нижестоящих судов на разъяснения Постановления Пленума № 7 направлена лишь на излишнюю защиту бюджета РФ, при которой суды руководствуются не теми материальными нормами, которые действительно подлежат применению, указал эксперт.

Адвокат Сеймской коллегии адвокатов Дарья Дюмина подчеркнула, что Верховный Суд в очередной раз напомнил нижестоящим судам о недопустимости формального подхода при оценке обстоятельств дел и вынесении судебного акта. «Отказав предпринимателю в удовлетворении требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, суды фактически договорные отношения предпринимателя с заказчиками вынесли за рамки гражданско-правовых отношений. Однако, как верно отметил ВС, работы предпринимателем были произведены именно в рамках договорных отношений, в связи с чем они должны оплачиваться по правилам главы 37 ГК РФ, как и любые другие подрядные работы», – пояснила она.

По мнению Дарьи Дюминой, вывод ВС РФ о том, что факт финансирования работ по изготовлению надгробных памятников за счет средств, выделяемых из федерального бюджета, не может изменять природу отношений по оплате выполненных работ и ограничивать право на применение правил ст. 395 ГК в случае просрочки оплаты, является абсолютно обоснованным.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button