ВС вновь указал на недопустимость немотивированного снижения компенсации судебных расходов Юридический центр
ВС вновь указал на недопустимость немотивированного снижения компенсации судебных расходов

Он подчеркнул, что суд не вправе уменьшать сумму взыскиваемых судебных издержек произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства ее чрезмерности

Один из экспертов «АГ» отметил, что на данный момент в законодательстве отсутствуют четкие критерии, которые могли бы говорить о «разумности» размера компенсации судебных расходов. Другой считает, что определение ВС является полезным для судебной практики и предоставляет дополнительный довод при рассмотрении аналогичных споров. Третья обратила внимание, что последнее время суды часто снижают суммы взыскиваемых расходов на оплату услуг представителей до 10–15 тыс. руб. без какого-либо обоснования. Четвертый считает, что если лицо не сможет полностью компенсировать судебные расходы, то его имущественное положение в любом случае пострадает после завершения судебного процесса.

Верховный Суд опубликовал Определение
от 31 октября по делу № 7-КГ23-7-К2, в котором напомнил о недопустимости произвольного снижения судами суммы, взысканной в возмещение судебных издержек.

11 августа 2022 г. заочным решением Октябрьский районный суд г. Иваново частично удовлетворил иск Юлии Широковой в интересах несовершеннолетней дочери к ООО «Автотрест», взыскав с общества компенсацию морального вреда в размере 5 тыс. руб. и штраф, предусмотренный Законом о защите прав потребителей, в размере 2,5 тыс. руб. Решение суда было исполнено ответчиком.

23 сентября 2022 г. Юлия Широкова обратилась в суд с заявлением о взыскании судебных расходов, ссылаясь на то, что 10 июня 2022 г. она заключила с юристом Еленой Мишагиной договор на оказание юридических услуг. Исполнитель обязалась составить исковое заявление, иные заявления и ходатайства от имени и в интересах заказчика, представлять интересы заказчика в судебных заседаниях, а заказчик обязался оплатить юридические услуги в размере 20 тыс. руб. Полная оплата по договору подтверждается распиской от 11 августа 2022 г., с участием Еленой Мишагиной состоялось три судебных заседания, в которых представитель заявляла ходатайства и давала пояснения.

1 ноября 2022 г. суд частично удовлетворил заявление, взыскав с «Автотреста» расходы на оплату услуг представителя в размере 15 тыс. руб. и почтовые расходы. Снижение размера возмещения суд обосновал, сославшись на применение критериев разумности. Апелляция согласилась с выводами первой инстанции, указав на наличие у суда дискреционного полномочия на уменьшение размера возмещения судебных издержек при условии неразумного (чрезмерного) характера таковых. Кассация оставила судебные акты в силе.

Впоследствии Юлия Широкова обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что согласно ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 96 Кодекса. Если иск удовлетворен частично, указанные в данной статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Ссылаясь на абз. 2 п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1, Верховный Суд разъяснил, что положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек не подлежат применению при разрешении иска неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав, например, о компенсации морального вреда.

ВС подчеркнул, что, разрешая вопрос о размере сумм, взыскиваемых в возмещение судебных издержек, суд не вправе уменьшать его произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ). Вместе с тем в целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма издержек, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер.

Судебная коллегия указала, что критериями отнесения расходов лица, в пользу которого состоялось решение суда, к судебным издержкам является наличие связи между этими расходами и делом, рассматриваемым судом с участием этого лица, а также наличие необходимости несения этих расходов для реализации права на судебную защиту. Обязанность доказать факт несения судебных расходов, а также их необходимость и связь с рассматриваемым делом возложена на лицо, заявляющее о возмещении этих расходов. Другая же сторона вправе представить доказательства, опровергающие доводы заявителя, а также представить обоснование чрезмерности и неразумности таких расходов либо злоупотребления правом со стороны лица, требующего возмещения судебных издержек, отмечено в определении.

Как пояснил ВС, поскольку оценка обоснованности требований о возмещении судебных издержек осуществляется по общим правилам гражданского процессуального законодательства, результаты оценки доказательств суд обязан отразить в судебном акте, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Верховный Суд подчеркнул, что по рассматриваемому делу ответчик возражений против требований Юлии Широковой о взыскании расходов на оплату услуг представителя, а также каких-либо доказательств чрезмерности указанных расходов не представил, своего представителя для участия в судебном заседании не направил. Таким образом, суд первой инстанции в нарушение приведенных выше норм процессуального права и разъяснений ВС РФ, в отсутствие возражений ответчика и доказательств чрезмерности заявленных расходов на оплату услуг представителя, по своей инициативе снизил размер возмещения этих расходов. При этом суд не указал мотивы, по которым посчитал размер понесенных заявителем расходов в 20 тыс. руб. явно неразумным и не соответствующим ценам, которые обычно устанавливаются за аналогичные услуги в данном регионе. В связи с этим ВС отменил судебные акты апелляционной и кассационной инстанции, направив дело на новое апелляционное рассмотрение.

Партнер и основатель АБ «Рыженко, Мамров и партнеры» Феликс Мамров заметил, что проблема определения размера компенсации судебных расходов стоит остро уже много лет. «В настоящем деле суд, в отсутствие возражений со стороны ответчика, снизив в произвольном порядке размер компенсации расходов на представителя, нарушил в первую очередь общие принципы гражданского судопроизводства, среди которых – принципы состязательности и равноправия сторон, а также обязанность каждой стороны доказать те обстоятельства, на которые она ссылается», – подчеркнул он.

При этом, как считает Феликс Мамров, вопреки выводам Судебной коллегии ВС РФ суд первой инстанции не нарушил специальные нормы права – а именно положения п. 1 ст. 100 ГПК РФ, так как, делая вывод о разумности расходов, действовал согласно разъяснениям, указанным в п. 13 упомянутого Постановления Пленума ВС РФ № 1. «С учетом фабулы дела, нам известно, что оно относится к категории споров по делам о защите прав потребителей, при этом общая сумма удовлетворенных исковых требований (без учета компенсации расходов на оплату услуг представителя) составила 7,5 тыс. руб., и все дело было рассмотрено в три судебных заседаниях. Таким образом, суд взыскал расходы на представителя в два раза большем объеме, чем сумма исковых требований, и исходя из расчета 5 тыс. руб. за одно судебное заседание, что является абсолютно разумным и сравнимо со средней стоимостью юридических услуг, взимаемых при аналогичных обстоятельствах», – пояснил адвокат.

Однако, по мнению Феликса Мамрова, суду первой инстанции также следовало учесть время, необходимое на подготовку процессуальных документов, и квалификацию представителя. По его мнению, при разрешении данных вопросов судам надлежит учитывать статус представителя (адвокат или просто юрист), а также стаж юридической деятельности. «Очевидно, что в рыночной экономике услуги более опытного специалиста, с точки зрения разумности компенсации расходов, должны оцениваться в большем размере, чем менее опытного. Тем не менее до настоящего времени действующим законодательством не урегулирован вопрос – можно или нет, в отсутствие возражений ответчика, суду самостоятельно снижать размер компенсации расходов на представителя (по моему мнению, этого делать нельзя), а также нет четких критериев, которые могли бы говорить о “разумности” размера компенсации расходов. При этом термин разумность (как и справедливость) носит оценочный и субъективный характер. И если законодатель и далее будет его использовать при взыскании судебных расходов, подобного рода споров в судебной практике не избежать», – считает адвокат.

Адвокат АБ «Халимон и партнеры» Константин Смолокуров полагает, что рассматриваемое определение является обоснованным и полезным для судебной практики, так как предоставляет дополнительный довод при рассмотрении аналогичных споров. При этом он заметил, что изложенный в нем правовой подход не является революционным – в Определении ВС РФ от 7 ноября 2022 г. № 5-КГ22-91-К2 содержатся аналогичные выводы, однако это нисколько не мешает судам общей юрисдикции взыскивать судебные расходы в размере согласно их субъективному мнению. «Если в арбитраже мы имеем относительно устоявшийся, взвешенный подход к определению разумности судебных расходов, к доказательствам их несения, то в рамках ГПК такого, к сожалению, нет. На практике, при рассмотрении аналогичных споров, суды могут как признавать надлежащим доказательством несения судебных расходов расписки соседки участвовавшего в споре адвоката, так и снижать до абсурдных размеров совершенно разумные и подтвержденные суммы расходов на представителей», – отметил адвокат. При этом он предположил, что с учетом закоренелости проблемы существенным образом ситуация «на местах» не изменится и после этого определения ВС.

Адвокат МКА «ГРАД» Юлия Ерошкина указала, что рассмотренная ВС РФ проблема может иметь существенное значение для практики, поскольку суды взяли за правило снижать суммы взыскиваемых расходов на оплату услуг представителей до 10–15 тыс. руб. без какого-либо обоснования, даже не принимая во внимание объем оказанных услуг, длительность и сложность дела, тогда как согласно разъяснениям норм закона расходы должны быть уменьшены только в случае, когда они заявлены в явно чрезмерном размере.

Юлия Ерошкина уверена, что ВС правильно встал на сторону заявителя. «С одной стороны, исковые требования были удовлетворены на небольшую сумму, которая была более чем в два раза ниже суммы взыскиваемых судебных расходов, потому снижение суммы взыскиваемых расходов соответствует сложившейся судебной практике. С другой стороны, заявитель подтвердила факт несения расходов, однако оказалась в неблагоприятном положении по сравнению с ответчиком. Снижение суммы расходов до 15 тыс. руб., по сути, сводит к минимуму сумму присужденных в пользу истца денежных средств», – полагает эксперт.

Она отметила, что, учитывая, что по делу, как указывает ВС, было три заседания, подготовлены такие процессуальные документы, как иск и ходатайства, то сумма оплаты услуг представителя в размере 20 тыс. руб. является разумной: «Тем более ответчик не заявил возражений относительно взыскания истцом расходов на оплату услуг представителя и их размера. На выводы Верховного Суда будут ориентироваться суды нижестоящих инстанций, хотя бы при рассмотрении дел по защите прав потребителей, иным неимущественным спорам, и, вероятно, станут чаще удовлетворять заявления о взыскании судебных расходов в полном объеме».

Старший юрист BIRCH LEGAL Андрей Шубин отметил, что в целом ВС принял логичное и структурированное определение, соотнеся тезисы постановления Пленума ВС РФ № 1 и логику правоприменения, продемонстрированную судами нижестоящих инстанций в рассматриваемом деле. По словам эксперта, ценность данного определения также состоит в том, что ВС обратил особое внимание на обязанность суда указывать мотивы снижения суммы взыскиваемых судебных расходов.

«На практике суды часто снижают данные суммы без какой-либо внятной аргументации, лишь полагаясь на свои внутренние убеждения и дискрецию. Но такой подход существенным образом нарушает интересы лица, в пользу которого вынесен судебный акт, так как помимо восстановления своих прав, являющихся предметом рассмотрения суда, неизбежно несет сопутствующие расходы, например, в виде оплаты услуг представителя. И если данное лицо не сможет эти расходы полностью компенсировать, получится, что его имущественное положение в любом случае пострадает после завершения судебного процесса. Более того, такая диспозиция очевидно расходится с принципом полного возмещения убытков, закрепленного в законе, – резюмировал Андрей Шубин.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button