ВС разъяснил, что следует учитывать в спорах между бывшими супругами о неосновательном обогащении Юридический центр
ВС разъяснил, что следует учитывать в спорах между бывшими супругами о неосновательном обогащении

Суд напомнил, что денежные средства не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если будет установлено, что они передавались в отсутствие какого-либо обязательства

Одна из экспертов «АГ» полагает, что риск негативных последствий при переводе на карту денежных средств следует возлагать на того, кто осуществляет платеж. Другая отметила, что затронутая в определении проблема связана с обязанностями суда по определению предмета доказывания, оценкой всех доказательств, представленных сторонами, в отдельности и в совокупности. Третья указала, что при рассмотрении дел данной категории необходимо установить, подлежали ли перечисленные истцом ответчику денежные средства возврату в качестве неосновательного обогащения, цель перевода средств, наличие или отсутствие обязательств у сторон. Четвертая считает, что в рассматриваемом случае имели место заемные отношения между бывшими супругами, что в отсутствие письменного договора займа образует правоотношения в области неосновательного обогащения.

Верховный Суд опубликовал Определение от 17 октября по делу № 67-КГ23-12-К8, в котором указал, какие обстоятельства необходимо исследовать судам при рассмотрении спора между бывшими супругами о взыскании неосновательного обогащения.

Петр Бедненко и Анастасия Анненкова состояли в браке, который был расторгнут 21 мая 2016 г. В январе 2019 г. Петр Бедненко перевел бывшей супруге 1,4 млн руб., в дальнейшем она периодически переводила бывшему супругу денежные средства, общая сумма которых составила 99 тыс. руб. Поскольку от возврата остальной части денежных средств женщина отказалась, Петр Бедненко обратился в суд с иском и просил взыскать с Анастасии Анненковой неосновательное обогащение в размере 1,3 млн руб., а также судебные расходы – 30 тыс. руб.

Суд удовлетворил иск в полном объеме. Он исходил из того, что денежные средства в размере 1,3 млн руб. ответчик получила от истца без наличия предусмотренных договором или законом оснований, а потому они являются неосновательным обогащением и подлежат возврату истцу. С такими выводами и их обоснованием согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Впоследствии Анастасия Анненкова обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что в соответствии со ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК.

Как указал ВС, по делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком за его счет, а на ответчика – обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества. При этом согласно подп. 4 ст. 1109 ГК не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

В силу указанной правовой нормы денежные средства и иное имущество не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если будет установлено, что они передавались лицом, требующим их возврата, заведомо для него в отсутствие какого-либо обязательства, т.е. безвозмездно и без встречного предоставления, пояснил ВС. Он подчеркнул, что в соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Судебная коллегия отметила, что, как следует из судебных постановлений, факт наличия долговых либо иных обязательств между сторонами судом не установлен. Как указывала Анастасия Анненкова, она с ответчиком проживала совместно и после расторжения брака вплоть до 7 апреля 2019 г., а целью перечисления денежных средств являлось погашение ранее взятых кредитов на семейные нужды. При этом в материалах дела имеются документы банка, подтверждающие, что 21 января 2019 г. Анастасией Анненковой была погашена задолженность по кредитному договору от 6 июня 2018 г., а 22 января 2019 г. была погашена задолженность по кредитному договору от 28 февраля 2018 г., заключенным от ее имени.

В определении разъяснено, что применительно к п. 4 ст. 1109 ГК обстоятельства настоящего дела предполагали обязанность суда высказать свое суждение о том, подлежали ли перечисленные истцом ответчику денежные средства возврату в качестве неосновательного обогащения. Этого судом сделано не было, а соответствующий довод ответчика в нарушение требований ч. 4 ст. 198 ГПК не получил какой-либо правовой оценки, добавил ВС. Таким образом, он отменил судебные акты апелляционной и кассационной инстанций, направив дело на новое апелляционное рассмотрение.

Адвокат АП Московской области Наталья Кузьмина отметила, что переводы денежных средств на банковскую карту стали привычной частью жизни людей и в практике нередки случаи предъявления исков о взыскании сумм таких переводов как неосновательного обогащения. Между тем не все денежные суммы подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения. Она заметила, что в целом практика применения п. 4 ст. 1109 ГК является сложной, так как приобретателю бывает практически невозможно доказать, что лицо, требующее возврата имущества, переданного во исполнение несуществующего обязательства, знало об отсутствии такого обязательства.

«Представляется, что риск негативных последствий при переводе на карту денежных средств следует возлагать на того, кто осуществляет платеж. Поскольку лицо добровольно переводит деньги другому лицу (нередко неоднократно), значит, именно отправитель должен иметь подтверждение наличия оснований для платежа. Поэтому практика применения п. 4 ст. 1109 ГК в такого рода ситуациях должна исходить из анализа всех обстоятельств дела, на основании которых будет сделан вывод о том, подлежали ли перечисленные на карту денежные средства возврату в качестве неосновательного обогащения, что и подтвердил ВС», – прокомментировала Наталья Кузьмина.

Партнер юридической компании «Мокров и Партнеры» Анастасия Елисеева указала, что основанием для отмены судебных постановлений послужило неправильное применение судами норм материального и процессуального права, что повлекло за собой неправильное определение предмета доказывания и неисследование судами обстоятельств, подлежащих проверке и установлению при рассмотрении настоящего дела. Она подчеркнула, что согласно ч. 3 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Исходя из сведений, содержащихся в комментируемом определении, суды трех инстанций в нарушение требований ст. 67 ГПК РФ не дали оценку доводам и доказательствам, представленным ответчиком.

Анастасия Елисеева считает, что в рассматриваемом деле есть основания для проверки факта заключения между сторонами договора займа и взыскания денежных средств не в качестве неосновательного обогащения, а в качестве задолженности по договору займа (ст. 807 ГК РФ). Однако без оценки доказательств, представленных ответчиком, сделать однозначный вывод о нормах права, подлежащих применению в данном деле, не представляется возможным. «На мой взгляд, проблема, поставленная в исследуемом судебном акте, имеет скорее процессуальную природу и связана с обязанностями суда по определению предмета доказывания, самостоятельному выбору судом норм, подлежащих применению, и оценкой всех доказательств, представленных сторонами, в отдельности и в совокупности. Выводы ВС РФ представляются верными, так как такой подход к рассмотрению дел призван обеспечить более тщательное исследование судом материалов дела», – отметила эксперт.

Адвокат КА «Афонин, Князев и Партнеры» Дарья Полковникова указала, что при вынесении решения по спорам о взыскании неосновательного обогащения требуется установить все существенные обстоятельства дела, способные повлиять на итоговое решение суда. Так, судам при рассмотрении дел данной категории необходимо установить, подлежали ли перечисленные истцом ответчику денежные средства возврату в качестве неосновательного обогащения, цель перевода денежных средств, наличие или отсутствие обязательств у сторон, уточнила эксперт.

Дарья Полковникова обратила внимание, что в данном случае нижестоящими судами были нарушены положения ч. 4 ст. 198 ГПК РФ. Отсутствие в судебных актах выводов суда, на основании которых суд отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы ответчика, также является грубым нарушением процессуальных норм. «Формальный подход судов к разрешению споров недопустим, и суды должны выяснять, исследовать, оценивать более детально обстоятельства дела, давать оценку всем доводам сторон. Отсутствие в рассматриваемом случае таких выводов и послужило причиной отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение», – резюмировала адвокат.

Руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина отметила, что в последние годы ВС принимает достаточно интересные решения по спорам с неосновательным обогащением и данный кейс – один из таких. Эксперт считает: судя по фактическим обстоятельствам и существу подобных отношений, к данному спору действительно применимы нормы о неосновательном обогащении. Расторжение брака между сторонами только подтверждает этот факт, однако ВС РФ учел семейные отношения в прошлом как основание для отказа в иске о взыскании неосновательного обогащения.

«Данное решение мне представляется достаточно странным. Если бывший муж имел намерения направлять деньги бывшей жене для погашения долга, то почему он не делал это напрямую в банк? При этом суд при рассмотрении иска выходит за рамки исковых требований и сущности спора, фактически вторгаясь в бракоразводный процесс, сроки исковой давности по которому, видимо, истекли. Сами кредиты должны оцениваться на предмет того, являлись ли они совместными, что суд при рассмотрении данного иска сделать не мог», – рассуждает эксперт.

Татьяна Сустина подчеркнула, что если у бывших супругов имелся спор о разделе обязательств, то он никак не относится к спору о взыскании неосновательного обогащения. Сам факт того, что женой направлялись деньги, полученные от мужа, в счет кредита, не может являться безусловным доказательством того, что они не подлежат взысканию как неосновательное обогащение, указала эксперт. Такое обстоятельство необходимо, по ее мнению, оценивать с точки зрения тождественности сумм и сроков. «Насколько можно судить из решения суда, не все деньги направлялись ответчиком в счет погашения кредитов, а часть денег была возвращена истцу. Исходя из указанных фактов у меня складывается впечатление о действительных заемных отношениях между бывшими супругами, что в отсутствие письменного договора займа образует правоотношения в области неосновательного обогащения», – полагает она.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button