ВС расширяет практику применения сальдового подхода к встречным обязательствам Юридический центр
ВС расширяет практику применения сальдового подхода к встречным обязательствам

Как указал суд, факт того, что встречная задолженность взыскана вступившим в законную силу решением суда и включена в реестр требований кредиторов, не препятствует определению итогового сальдо взаимных обязательств

В комментарии «АГ» адвокат контролирующего должника лица поделился, что позиция ВС является обоснованной и расширяет возможности применения практики сальдирования. Один из экспертов «АГ» отметил, что ВС уже не первый год формирует практику разграничения зачета и сальдирования в банкротстве, однако поток связанных с этим вопросов далек от исчерпания. Другая полагает, что подход ВС хоть и представляется вполне рациональным, тем не менее может привести к злоупотреблениям, ведь часто дебиторская задолженность отдельного кредитора является единственным источником пополнения конкурсной массы. Третий считает, что если уж Экономколлегия планомерно отличает зачет от сальдо, то сальдирование должно быть непременно распространено и на случаи включения в реестр и его пересмотра.

26 октября Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС23-8241 по делу № А41-22985/2020 по вопросу разграничения зачета и сальдирования при решении вопроса о допустимости оспаривания соответствующих действий.

ООО «ЕВС» по договору, заключенному 19 сентября 2016 г., приняло на себя обязательства по оказанию ООО «Директ Нефть» сервисных услуг на нефтяных скважинах, предоставлению необходимого для этого оборудования и материалов. Поставщиком и покупателем была подписана спецификация от 11 июля 2018 г. к договору, в соответствии с условиями которой поставщик обязуется поставить, а покупатель – принять и оплатить товар. «ЕВС» поставило товар не в полном объеме, и на его стороне образовалась задолженность в сумме 24 млн руб., подтвержденная решением арбитражного суда. В январе 2021 г. данное общество было признано банкротом, а задолженность – включена в реестр требований кредиторов должника.

Также стороны подписали наряд-заказ, согласно которому «ЕВС» оказало услуги по предоставлению инструмента с инженерным сопровождением на общую сумму почти 113 тыс. долларов США, которые «Директ Нефть» не были оплачены. Конкурсный управляющий должника обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с покупателя этой задолженности, после чего общество «Директ Нефть» направило конкурсному управляющему уведомление о сальдировании обязательств сторон, вытекающих из спецификации и наряд-заказа, как возникших из одного договора от 19 сентября 2016 г.

Поскольку конкурсный управляющий не согласился с проведением сальдирования, общество «Директ Нефть» обратилось в арбитражный суд с заявлением, в котором просило разрешить разногласия с конкурсным управляющим должника о размере требований кредитора в следующем порядке:

  • считать погашенными требования должника о взыскании с кредитора задолженности в сумме 7,4 млн руб. по наряд-заказу к договору;
  • считать погашенными требования кредитора о взыскании с должника задолженности в сумме 7,4 млн руб. по наряд-заказу к договору;
  • обязать конкурсного управляющего внести изменения в реестр требований кредиторов должника путем уменьшения размера требований общества «Директ Нефть», включенных в третью очередь реестра, до 17 млн руб.

В удовлетворении заявления было отказано. Суд исходил из того, что требования кредитора к должнику включены в реестр требований кредиторов должника и при заявлении требований общество уже выразило свою волю именно на включение его требований в реестр без учета суммы возникшего на тот момент встречного обязательства. Суд указал, что инициирование в рассматриваемой ситуации вопроса о проведении сальдирования свидетельствует о противоречивом и недобросовестном поведении кредитора и фактически направлено на зачет встречных обязательств, что противоречит требованиям Закона о банкротстве.

Апелляционный суд отменил определение первой инстанции, указав, что поскольку задолженность должника перед кредитором по спецификации и задолженность кредитора перед должником по наряд-заказу возникли из одного договора, регулирующего единые правоотношения сторон, то обязательства сторон должны быть сальдированы между собой с определением единого финансового результата исполнения договора.

Вместе с тем суд округа отменил постановление апелляции, оставив в силе определение  первой инстанции. Кассация отметила, что сложившаяся судебная практика позволяет освобождать сделки, совершенные с целью установления встречных взаимных предоставлений по договорам определенного вида, от оспаривания, однако это не означает возможность совершения таких действий после включения требования в реестр требований кредиторов по заявлению одной из сторон.

Впоследствии общество «Директ Нефть» обратилось в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой, в которой просило отменить судебные акты первой и кассационной инстанций и оставить в силе постановление апелляционного суда. Контролирующее должника лицо – Алексей Горелов – поддержал доводы заявителя и просил удовлетворить кассационную жалобу.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что в настоящее время сложилась устойчивая судебная практика по вопросу разграничения зачета и сальдирования при решении вопроса о допустимости оспаривания соответствующих действий (определения ВС РФ от 10 декабря 2020 г. № 306-ЭС20-15629, от 8 апреля 2021 г. № 308-ЭС19-24043(2,3), от 23 июня 2021 г. № 305-ЭС19-17221 (2), от 20 января 2022 г. № 302-ЭС21-17975 и проч.).

Как пояснил Суд, по смыслу данной позиции сальдирование имеет место тогда, когда в рамках одного договора либо нескольких взаимосвязанных договоров определяется завершающая обязанность сторон при прекращении договорных отношений полностью либо их отдельного этапа. Сопоставление обязанностей сторон из одних отношений и осуществление арифметических (расчетных) операций с целью определения лица, на которое возлагается завершающее исполнение (с суммой такого исполнения), не может быть квалифицировано как зачет, не подлежащий оспариванию как отдельная сделка по правилам ст. 61.3 Закона о банкротстве. В данном случае отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения: причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшает он сам своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, констатировавший расчетную операцию сальдирования.

Экономколлегия указала, что в подобной ситуации не возникают встречные обязанности, а формируется лишь единственная завершающая обязанность одной из сторон договора. В рассматриваемом случае задолженность должника перед кредитором по спецификации и задолженность кредитора перед должником по наряд-заказу возникли из договора от 19 сентября 2016 г., регулирующего единые правоотношения сторон. По этой причине заявление «Директ Нефть» о сальдировании взаимных обязательств было направлено не на получение исполнения с предпочтением, а на констатацию сформировавшейся к этому моменту завершающей обязанности одной из сторон договора. При этом факт того, что встречная задолженность взыскана вступившим в законную силу решением арбитражного суда и включена в реестр требований кредиторов, не препятствует определению итогового сальдо взаимных обязательств.

Верховный Суд добавил, что основанием к этому является в том числе и пункт договора, согласно которому стороны обязались производить сверку исполнения обязательств и взаиморасчетов, при этом обязанность составления акта сверки как документа, подтверждающего взаиморасчеты, возлагается на подрядчика (должника). Фактически эту обязанность должник исполнил, обратившись в суд с самостоятельным иском о взыскании с «Директ Нефть» задолженности и неустойки, и наличие вступивших судебных актов по такому делу также не исключает проведение сальдо в деле о банкротстве при соблюдении требований к моменту возникновения оснований для погашения встречных денежных обязательств (наступления срока более позднего обязательства), а следовательно, к определению наличия оснований и периода начисления неустойки (по аналогии с зачетом).

Судебная коллегия обратила внимание, что исключение судами в данном обособленном споре возможности сальдирования в деле о банкротстве привело к тому, что в рамках самостоятельного дела по иску конкурсного управляющего должником к обществу «Директ Нефть» (дело № А47-10352/2021) обязательства последнего определены не по состоянию на момент возникновения позднего из обязательств сторон, а на момент вынесения судебного акта.

Таким образом, Верховный Суд посчитал, что у судов первой и кассационной инстанций не имелось оснований для отказа в удовлетворении требований заявителя, и отменил их решения. Вместе с тем ВС отметил, что постановление апелляционного суда также подлежит отмене, поскольку судом, правомерно исходившим из того, что для определения сальдо следует установить момент возникновения срока наступления более позднего обязательства сторон, не учтено, что расчеты между организациями по требованию, которое направлено на сальдирование, производятся в иностранной валюте. Из материалов дела и постановления не следует, как исчислена задолженность общества «ЕВС» в рублях. Поскольку это обстоятельство может повлиять на права кредиторов, обособленный спор отправлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Представитель Алексея Горелова, адвокат «Инфралекс» Владимир Исаенко в комментарии «АГ» поделился, что в данном споре им удалось защитить интересы ответчика по спору о субсидиарной ответственности: «Сальдирование позволит уменьшить размер требований в реестре и потенциальной ответственности доверителя».

Владимир Исаенко считает, что позиция ВС РФ является обоснованной и расширяет возможности применения практики сальдирования. «Теперь кредитор может заявить о сальдировании уже после того, как включится в реестр. ВС РФ в очередной раз указал, что сальдирование является автоматическим механизмом засчитывания задолженности и не требует воли сторон. На мой взгляд, это обоснованно, так как не всегда у кредиторов есть возможность к моменту рассмотрения их требований сформировать окончательное сальдо встречных обязательств с должником. Новая позиция ВС позволит уменьшить случаи несправедливого взыскания задолженности с компаний, у которых есть встречные требования к должнику», – прокомментировал адвокат.

Адвокат, партнер Московского адвокатского бюро «Синум АДВ» Александр Задорожный
отметил, что ВС уже не первый год формирует практику разграничения зачета и сальдирования в банкротстве, однако поток связанных с этим вопросов далек от исчерпания. По его мнению, в данном деле обращает на себя внимание позиция, согласно которой сальдирование возможно в случае, когда обязанности сторон возникли из одного или связанных между собой договоров, что позволяет констатировать завершающую обязанность при прекращении договорных обязательств. Иными словами, при сальдировании обычно усматривают некое единое правоотношение сторон.

Александр Задорожный указал, что в данном случае отношения сторон возникли из одного договора. Вместе с тем сам этот договор включал в себя два разных вида договорных обязательств: оказание сервисных услуг и поставку оборудования и материалов. Данная разница обусловливала даже особенности оформления наряд-заказами и спецификациями. Однако, по его словам, все эти признаки, которые могли бы указывать на зачетную природу решения вопроса о встречных обязанностях, а также процессуальные шаги сторон, связанные с отдельным судебным взысканием и включением требования в реестр, не смутили высшую судебную инстанцию. «Соответственно, Верховный Суд продолжил расширять ареол применения сальдового подхода к встречным обязательствам, что, конечно, предоставляет возможность отдельным кредиторам снижать негативные последствия взаимоотношений с должником-банкротом, – полагает эксперт. – В качестве заметки “на полях” к подобным определениям можно было поставить вопрос о том, будет ли ВС РФ столь же последовательным при оценке возможности сальдирования в отношениях с иным субъектным составом: например, при анализе взаимных обязательств банка и клиента на предмет сальдирования требований по кредиту и встречному требованию по текущему счету».

Адвокат, руководитель направления «Банкротство» АБ «Гуцу, Жуковский и Партнеры» Софья Сергеева подчеркнула, что, в отличие от зачета, применение которого в отношениях с банкротом, как правило, не допускается в целях соблюдения очередности удовлетворения требований кредиторов, действия по сальдированию, то есть определению завершающего размера взаимных обязательств сторон в рамках одного правоотношения, освобождены от таких ограничений и не могут быть оспорены по т.н. «банкротным» основаниям при отсутствии иных признаков подозрительности. Она уверена, что связанные с сальдированием вопросы не теряют актуальности, поскольку по мере появления новых правовых позиций Экономколлегии перечень хозяйственных операций, признаваемых сальдированием для целей разрешения различных споров о взыскании задолженности, включении требований в реестр и оспаривании сделок должников, все больше расширяется.

«В рассматриваемом определении ВС разъяснил возможность сальдирования встречных предоставлений между должником и кредитором посредством уменьшения размера требования последнего, включенного в реестр требований кредиторов, – указала Софья Сергеева. – До недавнего времени в аналогичных делах ВС соглашался с нижестоящими судами в том, что заинтересованной стороне надлежит заявить о наличии оснований для сальдирования и представить соответствующие доказательства своевременно, то есть до вынесения судебного акта о включении требования кредитора в реестр, в противном случае уменьшить размер требования кредитора уже не получится (например, Определение от 17 февраля 2022 г. № 308-ЭС16-3825(7-9))».

Адвокат пояснила, что в данном же определении сформулирована противоположная позиция, которая, по всей вероятности, призывает в подобных случаях сокращать усилия по взысканию встречной задолженности в конкурсную массу или продаже соответствующего требования на торгах, вместо этого уменьшая кредиторскую нагрузку посредством сальдирования и тем самым увеличивая долю иных кредиторов при распределении конкурсной массы. По словам Софьи Сергеевой, такой подход, хоть и представляется вполне рациональным, тем не менее может привести к злоупотреблениям, ведь часто дебиторская задолженность отдельного кредитора является единственным источником пополнения конкурсной массы и получения хоть каких-то средств остальными кредиторами.

Управляющий партнер ЮК «Мличковский, Сычев и партнеры» Александр Мличковский полагает, что определение ВС – еще один пример того, что придумывать отдельное понятие «сальдирование», вместо того чтобы честно дать возможность существовать зачету в банкротстве, было не лучшей идеей. «Именно поэтому суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении требований, ссылался на нормы о зачете, а кассация ограничила действие сальдирования только оспариванием сделок. Хотя, если уж ВС РФ планомерно отличает зачет от сальдо, то сальдирование должно быть непременно распространено и на случаи включения в реестр и его пересмотра. В такой ситуации остается только согласиться с ВС РФ в поддержании своей позиции», – считает эксперт.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button