ВС: Отказ продавца от ДКП при невозможности его исполнения противоречит законодательству Юридический центр
ВС: Отказ продавца от ДКП при невозможности его исполнения противоречит законодательству

Суд заключил, что включение подобного условия в публичную оферту интернет-магазина нарушает права потребителей

Один из экспертов «АГ» считает, что определение ВС позволит исключить злоупотребление правом со стороны продавца, который в целях дополнительной выгоды может отказаться от передачи оплаченного потребителем товара, чтобы потом продать его дороже. Другая указала, что само по себе наличие такого условия в договоре – это административное правонарушение, которое влечет наложение штрафа на коммерсанта. Третий заметил, что ВС формирует судебный подход, направленный на побуждение продавцов и торговых площадок к более четкому исполнению своих обязательств при осуществлении дистанционной торговли и на дополнительную защиту потребителей.

Верховный Суд опубликовал Определение
от 31 октября по делу № 16-КГ23-48-К4, в котором подтвердил право клиента интернет-магазина требовать возмещения убытков за отказ передать ему предоплаченный товар из-за его отсутствия.

23 февраля 2022 г. Максим Осипкин заказал музыкальный центр на сайте ООО «Ситилинк», полностью оплатив его стоимость в размере в 35 тыс. руб. Покупатель был ознакомлен с правилами покупки и иными подробностями относительно приобретаемого им товара, размещенными на сайте интернет-магазина. Согласно публичной оферте оформленный заказ подлежал обработке продавцом и признавался подтвержденным либо по истечении семи дней с даты, указанной при оформлении заказа на сайте, в качестве предполагаемой даты поступления товара в магазин или пункт выдачи заказов при самовывозе товара или в качестве предполагаемой даты доставки товара продавцом, либо непосредственно в момент получения заказа покупателем или получателем при самовывозе или доставке, если получение заказа было осуществлено до истечения семидневного срока.

Также указывалось, что обязательство по передаче покупателю товара и иные сопутствующие обязательства возникают у продавца с момента подтверждения заказа, а до этого момента продавец вправе аннулировать его без выплаты покупателю компенсации и возмещения убытков. Отмечалось, что после подтверждения заказа продавец может аннулировать заказ без выплаты покупателю какой бы то ни было компенсации и возмещения каких бы то ни было убытков в ряде случаев, в том числе ввиду отсутствия товара, а также по иным объективным причинам, затрудняющим осуществление передачи товара покупателю.

В тот же день магазин уведомил Максима Осипкина об аннулировании заказа из-за отсутствия товара и вернул ему уплаченные деньги.

26 марта того же года Максим Осипкин обратился к «Ситилинку» с претензией, в которой просил передать нужный ему товар, однако общество отказало в ее удовлетворении со ссылкой на отсутствие музыкального центра, в связи с чем мужчина обратился в суд с иском о защите прав потребителя. Он указал, что купил музыкальный центр на сайте, однако товар в установленный срок ему не был передан и при этом ответчик отказался от исполнения ДКП в одностороннем порядке. В свзязи с этим Максим Осипкин просил взыскать с продавца убытки, причиненные отказом, размер которых он определил, исходя из размещенной на официальном сайте производителя информации о стоимости аналогичного товара по состоянию на момент подачи иска.

Суд отказал в удовлетворении требований, отметив, что согласно условиям публичной оферты, с которой истец мог ознакомиться перед оформлением заказа и которая была им акцептирована, момент заключения ДКП был определен по истечении семи дней с предполагаемой даты доставки товара для получения, в связи с чем в день оформления заказа ООО «Ситилинк» могло отказаться от исполнения договора из-за отсутствия у него товара, аннулировав заказ и вернув деньги покупателю. Апелляция и кассация согласились с этим.

Рассмотрев дело по кассационной жалобе Максима Осипкина, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отметила, что размещенное на сайте ответчика предложение о продаже музыкального центра, обращенное к неопределенному кругу лиц, было публичной офертой и содержало все существенные условия договора.

ВС указал, что в силу п. 2 ст. 497 ГК РФ договор розничной купли-продажи может быть заключен на основании ознакомления покупателя с предложенным продавцом описанием товара посредством каталогов, проспектов, буклетов, фотоснимков, средств связи или иными способами, исключающими возможность непосредственного ознакомления потребителя с товаром либо образцом товара при заключении такого договора. Аналогичное определение продажи товаров дистанционным способом дано в п. 1 ст. 261 Закона о защите прав потребителей.

В соответствии с п. 12 Правил продажи товаров по договору розничной купли-продажи, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 31 декабря 2020 г. № 2463, при дистанционном способе продажи товара продавец обязан заключить договор розничной купли-продажи с любым лицом, выразившим намерение приобрести товар на условиях оферты. Согласно п. 13 Правил ДКП считается заключенным с момента выдачи продавцом потребителю кассового или товарного чека либо иного документа, подтверждающего оплату товара, или с момента получения продавцом сообщения потребителя о намерении заключить договор розничной купли-продажи.

Соответственно, заметил Суд, оформив заказ и оплатив стоимость товара, истец осуществил акцепт оферты на заключение ДКП, и, вопреки выводам нижестоящих судов, спорный договор купли-продажи был заключен между сторонами именно 23 февраля 2022 г., что повлекло обязанность ответчика передать покупателю товар.

ВС не поддержал вывод нижестоящих инстанций о том, что публичной офертой ответчика предусмотрено право на односторонний отказ продавца от ДКП при невозможности его исполнения, поскольку это прямо противоречит нормам действующего законодательства, а также ущемляет права потребителя. Так как между сторонами спора возникли правоотношения по договору розничной купли-продажи, заключенному дистанционным способом, к ним применяется ст. 23.1 Закона о защите прав потребителей. Согласно ему потребитель вправе потребовать полного возмещения убытков, причиненных ему из-за нарушения срока передачи предварительно оплаченного товара, установленного ДКП. Сумма взысканной потребителем неустойки (пени) не может превышать сумму предварительной оплаты товара.

Верховный Суд также напомнил, что требования потребителя, установленные п. 2 ст. 23 Закона о защите прав потребителей, не подлежат удовлетворению, если продавец докажет, что нарушение сроков передачи потребителю предварительно оплаченного товара произошло из-за непреодолимой силы или по вине потребителя. «В рамках рассматриваемого дела судом таких обстоятельств установлено не было, в связи с чем отказ в удовлетворении требований о возмещении убытков, причиненных незаконным отказом продавца от исполнения заключенного договора купли-продажи, а также о взыскании неустойки, штрафа и компенсации морального вреда нельзя признать обоснованным», – заметил ВС и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АП Ростовской области Артур Захаров напомнил, что ранее Верховным Судом было рассмотрено дело со схожими обстоятельствами, в котором продавец включил в условия публичной оферты пункт о возможности отменить оформленный заказ в случае отсутствия товара на складе. «Тогда Суд встал на сторону потребителя, отменив принятые не в его пользу судебные акты, и направил дело на новое рассмотрение с указанием о невозможности применения условия как противоречащего действующему законодательству и ущемляющему предусмотренное законом право потребителя на получение предварительно оплаченного товара (Определение ВС РФ от 4 апреля 2023 г. № 49-КГ22-28-К6). В данном деле Верховный Суд также поддержал ранее изложенную правовую позицию и исключил применение положений условий договора, заключенного потребителем путем акцепта публичной оферты, дающих право продавцу на одностороннее расторжение его условий», – отметил он.

Как указал Артур Захаров, данное дело имеет особенность, так как продавец, считая, что он реализует свое право на определение момента заключения договора, внес в публичную оферту отлагательное условие, дающее ему право отказаться от договора до подтверждения им заказа, и установил для этого срок в семь дней. По мнению эксперта, продавец, скорее всего, хотел подстраховаться, чтобы иметь возможность считать договор незаключенным, а сделку с потребителем – несостоявшейся, поскольку при наличии данного условия договор розничной купли-продажи можно было бы считать заключенным именно с момента подтверждения заказа.

«Но ВС в этом деле продолжил развитие судебной практики и, по моему мнению, полностью исключил возможность включения в условия не только договора, заключенного путем публичной оферты, но и любого иного договора права продавца на одностороннее его расторжение, если это право не предусмотрено в законе или ином НПА. Также можно сделать вывод, что если потребитель заплатил деньги за выбранный товар, то какие бы условия продавец ни включил условия договора, у него не будет возможности отказаться от договора и, соответственно, от передачи товара. Это определение ВС позволит исключить злоупотребление правом со стороны продавца, который в целях дополнительной выгоды может отказаться от передачи оплаченного потребителем товара, чтобы потом продать его дороже», – полагает Артур Захаров. Он добавил, что определение ВС должно положительно отразиться на формировании судебной практики и исключить необходимость обращения потребителей в Верховный Суд по делам со схожими обстоятельствами, поскольку вывод об ущемлении прав потребителя условиями публичной оферты очевиден и может быть сделан нижестоящими судами.

Юрист Дарья Петрова отметила, что поднятой в определении проблеме одностороннего отказа продавца от договора, заключенного с потребителем, посвящено уже не одно разъяснение со стороны высшей судебной инстанции: «В рамках сегодняшнего законодательного регулирования такой отказ от договора со стороны предпринимателя недопустим, а соответствующие условия договора, которые устанавливают право такой отказ, противоречат ГК РФ и Закону о защите прав потребителей. Поэтому продавец не может отказаться от договора, заключенного с потребителем, практически ни при каких обстоятельствах. И ВС РФ в этом деле вновь обращает внимание на такой подход законодателя».

Она отметила, что на практике почти каждый b2c-договор включает в себя положения о праве продавца отказаться от договора по своей инициативе либо немотивированно, либо в каких-то определенных ситуациях, например при отсутствии товара в наличии. Такое условие защищает интересы продавца и позволяет прекратить договор, который тот не сможет исполнить. «Однако такое положение договора, несмотря на все его удобство для бизнеса, сегодня противоречит закону, и ВС РФ это постоянно подчеркивает и даже внес это разъяснение в последний Обзор судебной практики по делам о защите прав потребителей от 18 октября 2023 г. Поэтому до тех пор, пока бизнес будет включать подобного рода положения в договоры, ВС будет продолжать признавать их ничтожными. И здесь, кстати, нельзя забывать о том, что само по себе наличие такого условия в договоре – это административное правонарушение, которое влечет наложение штрафа на коммерсанта», – напомнила Дарья Петрова.

Генеральный директор, партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев заключил, что Верховный Суд продолжает формирование судебной практики в пользу потребителей при аннулировании маркетплейсами или интернет-магазинами оплаченных потребителями заказов. «Аналогичный подход был продемонстрирован ВС РФ в Определении от 5 сентября 2023 г. по делу № 7-КГ23-4-К2, которое также было направлено на новое рассмотрение. Из выводов ВС РФ по подобным спорам судам надлежит обращать внимание, в частности, на следующее: возврат продавцом уплаченных по публичному договору денежных средств без законных на то оснований не влечет юридических последствий. Сам по себе возврат уплаченных за товар денег не является предусмотренным законом основанием для отказа от исполнения обязательства. Таким образом, очевидно, что ВС формирует судебный подход, направленный на побуждение продавцов и торговых площадок к более четкому исполнению своих обязательств при осуществлении дистанционной торговли и на дополнительную защиту потребителей», – заключил он.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button