ВС напомнил, что дети наделяются правами собственности на жилье, приобретенное за счет средств маткапитала Юридический центр
ВС напомнил, что дети наделяются правами собственности на жилье, приобретенное за счет средств маткапитала

Суд указал, что если полученными на основании госсертификата на маткапитал деньгами была оплачена часть ипотечного кредита на приобретение квартиры, то это влечет наделение несовершеннолетних соответствующими долями в праве собственности в объекте недвижимости

Один из экспертов «АГ» заметил, что судам надлежит проявлять активную процессуальную позицию при рассмотрении вопроса, связанного с защитой прав и законных интересов детей при разделе имущества, приобретенного за счет средств материнского капитала. Другая указала, что Верховный Суд еще раз подчеркнул целевое назначение материнского капитала и специальное законодательное регулирование правоотношений по его использованию, что позволит судам избежать неопределенности при толковании норм материального права. Третий также надеется, что позиция ВС будет способствовать формированию единообразия в толковании и применении норм права, регулирующих имущественные права детей.

Верховный Суд опубликовал Определение от 24 октября по делу № 2-KT23-5-K3, в котором напомнил круг субъектов, в чью собственность поступает жилое помещение, приобретенное с использованием средств маткапитала.

Приобретение жилья за счет кредита и маткапитала

25 августа 2012 г. был зарегистрирован брак между Андреем и Еленой Лобаковыми. В браке родилось двое детей.

До этого, в мае 2012 г. Елена Лобакова заключила с ООО «Строительное управление-13» договор участия в долевом строительстве однокомнатной квартиры площадью 45,4 кв. м и стоимостью около 1,88 млн руб. Более 452 тыс. руб. женщина внесла в качестве первоначального взноса по договру, а остальные 1,43 млн руб. были уплачены за счет средств банковского кредита, предоставленного Сбербанком. 9 октября того же года по акту приема-передачи квартира была передана Елене Лобаковой, которая зарегистрировала право собственности на нее 6 декабря 2012 г.

26 сентября 2018 г. Елена Лобакова обратилась с заявлением в Управление Пенсионного фонда РФ в г. Вологде Вологодской области о распоряжении средствами маткапитала на улучшение жилищных условий. Вид расходов – погашение долга и уплата процентов по кредиту на приобретение жилья в размере более 453 тыс. руб. 18 октября того же года заявление было удовлетворено.

Спор о разделе совместно нажитого имущества

14 декабря 2021 г. на основании решения мирового судьи Вологодской области брак между Андрем и Еленой Лобаковыми был прекращен. Далее Андрей Лобаков обратился с иском о разделе совместно нажитого имущества. Он указал, что квартира была приобретена в период брака по договору участия в долевом строительстве жилья за счет средств ипотечного кредита и материнского капитала, зарегистрирована на имя Елены Лобаковой, при этом первоначальный взнос был уплачен за счет средств, полученных Андреем Лобаковым по кредитному договору с ПАО «Росбанк» в марте 2012 г.

Также истец указал, что зарегистрированный на его имя автомобиль Honda CR-V был приобретен 27 октября 2018 г. за 470 тыс. руб. за счет кредитных средств, полученных от ПАО «Банк Уралсиб» по кредитному договору от 25 октября 2018 г., и данный кредит не погашен. При этом за период с ноября 2020 г. по 25 февраля 2022 г. Андрей Лобаков выплатил по кредитному договору более 184 тыс. руб., в связи с чем половина указанной суммы подлежит взысканию с Елены Лобаковой. Кроме того, он отметил, что в пользовании экс-супруги находится зарегистрированный на ее имя автомобиль Peugeot 3008.

Заявитель просил прекратить право собственности Елены Лобаковой на квартиру, признать право общей долевой собственности на квартиру за ним – 41/50 доли, за Еленой Лобановой – 41/50 доли, а также за несовершеннолетними детьми по 6/100 доли; передать в его собственность автомобиль Honda CR-V, взыскав в пользу Елены Лобаковой компенсацию стоимости этого автомобиля в размере около 240 тыс. руб.; передать в собственность Елене Лобаковой Peugeot 3008, взыскав в пользу истца компенсацию его стоимости в размере 42 тыс. руб.

Также Андрей Лобаков просил признать его долговые обязательства по кредитному договору, заключенному с Банком Уралсиб, общим долгом супругов и взыскать с Елены Лобаковой деньги, уплаченные по нему за период с ноября 2020 г. по июнь 2022 г. в размере около 154 тыс. руб.. Кроме того, он просил взыскать с Елены Лобаковой половину денежных средств, уплаченных по ипотечному договору со Сбербанком за квартиру в период брака с 25 августа 2012 г. по ноябрь 2020 г. в размере более 891 тыс. руб., а также – 400 тыс. руб., внесенные Андреем Лобаковым в качестве первоначального взноса за квартиру.

В суде Андрей Лобаков в уточненных требованиях в отношении раздела квартиры указал, что претендует на половину выплаченных денежных средств по ипотечному договору со Сбербанком, просил признать за ним право на 11/25 доли материнского капитала, который составляет более 453 тыс. руб., и разделить данную денежную сумму между сторонами.

Частично признав иск, Елена Лобакова обратилась в суд со встречным иском о разделе имущества и взыскании денежных средств в размере более 500 тыс. руб., из них: более 300 тыс. руб. – половина денежных средств, выплаченных в период брака за счет общих денежных средств супругов по кредитному обязательству Андрея Лобакова перед Росбанком, а 200 тыс. руб. – убытки, причиненные Андреем Лобаковым общему имуществу супругов. Елена Лобакова также указала, что поскольку договор долевого строительства был заключен до заключения брака, то спорная квартира не подлежит разделу между супругами и является ее личной собственностью.

Разрешая первоначальные исковые требования о разделе квартиры, суд пришел к выводу о том, что поскольку договор долевого участия был заключен с Еленой Лобаковой до вступления ее в брак, то данное имущество является ее личной собственностью. Вместе с тем, поскольку в период брака стороны оплачивали обязательства по ипотечному договору со Сбербанком за счет совместных средств, суд взыскал с Елены Лобаковой в пользу ее бывшего супруга половину денежных средств, уплаченных по нему.

Также суд отказал в уточненных исковых требованиях Андрея Лобакова о признании за ним права на 11/25 доли маткапитала и о разделе данной денежной суммы между сторонами, указав, что они имеют специальное целевое назначение и не являются совместно нажитым имуществом супругов, а потому не подлежат разделу. Апелляция и кассация согласились с выводами суда первой инстанции.

ВС отметил, что суды проигнорировали права несовершеннолетних на жилое помещение

Елена Лобакова подала кассационную жалобу в Верховный Суд. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что в соответствии с ч. 2 ст. 390.13 ГПК в интересах законности она вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления. Пунктом 32 Постановления Пленума ВС от 22 июня 2021 г. № 17 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» разъяснено, что под интересами законности с учетом положений ст. 2 ГПК следует понимать необходимость проверки правильности применения и толкования норм материального права и норм процессуального права в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов участников гражданских, трудовых (служебных) и иных правоотношений.

Как разъяснил ВС, из приведенных правовых норм и акта их толкования следует, что в случае выявления допущенных судами существенных нарушений закона, не указанных в доводах кассационных жалобы или представления, суд кассационной инстанции в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы (представления) и обратить внимание на допущенные судами существенные нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения кассационной жалобы (представления прокурора). С учетом изложенного и в интересах законности представляется возможным при рассмотрении кассационной жалобы Елены Лобаковой выйти за пределы содержащихся в ней доводов и обратить внимание на существенные нарушения норм права, допущенные судами.

Верховый Суд отметил: положениями ст. 7, 18, 27 Конвенции ООН «О правах ребенка» установлено, что родители или в соответствующих случаях законные опекуны несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка; наилучшие интересы ребенка являются предметом их основной заботы; родитель или другие лица, воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для развития ребенка. Защита прав и интересов детей возлагается на их родителей. Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий. Родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей (п. 1 ст. 64, п. 1 ст. 65 Семейного кодекса).

Кроме того, в п. 13 Обзора судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал, утвержденного Президиумом ВС РФ 22 июня 2016 г., разъяснено, что определение долей в праве собственности на квартиру должно производиться исходя из равенства долей родителей и детей на средства материнского (семейного) капитала, потраченные на приобретение этой квартиры. Законом о дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей, определен круг субъектов, в чью собственность поступает жилое помещение, приобретенное с использованием средств материнского капитала, и установлен вид собственности – общая долевая, возникающий у родителей и детей на приобретенное жилье. В соответствии со ст. 38–39 Семейного кодекса, заметил ВС, разделу между супругами подлежит только общее имущество, нажитое ими во время брака. К нажитому во время брака имуществу относятся в том числе полученные каждым из них денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения, тогда как средства маткапитала, имея специальное целевое назначение, не являются совместно нажитым имуществом супругов и не могут быть разделены между ними. Таким образом, дети должны признаваться участниками долевой собственности на объект недвижимости, приобретенный с использованием средств маткапитала.

Верховный Суд отметил, что приведенные положения правовых норм, а также их разъяснения не были в полной мере учтены нижестоящими инстанциями при разрешении спора в отношении квартиры. Суды сослались на то, что квартира была приобретена Еленой Лобаковой до заключения брака по договору долевого участия, поэтому данное имущество является ее личной собственностью. При этом ими не было учтено, что полученными денежными средствами на основании госсертификата на маткапитал была оплачена часть ипотечного кредита на приобретение этой квартиры, что в силу закона влечет наделение несовершеннолетних соответствующими долями в праве собственности в спорном объекте недвижимости. Ссылки судов на то, что указанные денежные средства не подлежат разделу между супругами, поскольку имеют целевой характер, оставляют неразрешенной судьбу имущественных прав несовершеннолетних детей на жилое помещение в силу прямых указаний Закона о дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей.

Таким образом, ВС отменил судебные акты трех инстанций в части разрешения исковых требований сторон о разделе квартиры и направил дело в этой части на новое рассмотрение.

Эксперты поддержали позицию ВС

В комментарии «АГ» адвокат, управляющий партнер юридической фирмы «Ватаманюк & Партнеры» Владислав Ватаманюк отметил: в позиции Верховного Суда обоснованно указывается, что в случае приобретения недвижимого имущества за счет средств материнского капитала дети наряду с родителями имеют право общей собственности. «Это, казалось бы, очевидное законодательное решение часто нарушается на практике. В связи с чем ВС напомнил, что средства материнского капитала имеют целевое назначение, а потому исключены из общего имущества супругов и не подлежат разделу между ними», – добавил он.

Адвокат обратил внимание на два момента. Во-первых, право общей долевой собственности детей на недвижимое имущество, приобретенное за счет средств материнского капитала, возникает не только в случае использования указанных средств при заключении договора долевого участия либо купли-продажи недвижимого имущества, но и в процессе его исполнения, а также при погашении кредита. Во-вторых, несмотря на отсутствие возражений стороны на нарушение прав и законных интересов детей при вынесении решения о разделе имущества супругов, суды не лишены возможности выйти за пределы доводов апелляционной или кассационной инстанции и в интересах законности проверить судебный акт в этой части. «По этой причине судам надлежит проявлять активную процессуальную позицию при рассмотрении вопроса, связанного с защитой прав и законных интересов детей при разделе имущества, приобретенного за счет средств материнского капитала», – заключил Владислав Ватаманюк.

Адвокат АП Омской области Оксана Маренко также согласилась с позицией Верховного Суда, указав, что в данном деле о правах детей «забыли» во всех судебных инстанциях: «Материнский (семейный) капитал задумывался законодателем в первую очередь как мера защиты прав детей на недвижимость, приобретенную родителями на средства маткапитала, выраженную в эквиваленте их доли в общем имуществе, а не как выплата за “родительство”».

Эксперт заметила, что, разрешая споры о разделе совместно нажитого имущества, приобретенного в том числе за счет средств материнского капитала, суды испытывают затруднения в толковании режима указанных денежных средств. «Это однозначно не совместно нажитое имущество и не средства, полученные в дар в порядке наследования или по безвозмездным сделкам в период брака, но неясно, что же это тогда?» – задалась вопросом адвокат.

Оксана Маренко добавила, что Верховный Суд еще раз подчеркнул целевое назначение материнского капитала и специальное законодательное регулирование правоотношений по его использованию, что позволит судам избежать неопределенности при толковании норм материального права.

Адвокат «Адвокатской консультации № 63» МРКА Борис Юрченко считает, что позиция ВС направлена на защиту имущественных прав и законных интересов детей. По его мнению, ВС пришел к важному и правильному выводу о том, что дети должны признаваться участниками долевой собственности на объект недвижимости, приобретенный (построенный, реконструированный) с использованием средств материнского капитала. В связи с этим оплата части ипотечного кредита на приобретение жилого помещения денежными средствами, полученными на основании государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, влечет наделение несовершеннолетних соответствующими долями в праве собственности в объекте недвижимости. «Надеюсь, что данная позиция ВС будет способствовать формированию единообразия в толковании и применении судами норм права, регулирующих имущественные права детей», – резюмировал эксперт.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button