Реабилитированный спустя почти 64 года после приговора оспаривает размер присужденной компенсации Юридический центр
Реабилитированный спустя почти 64 года после приговора оспаривает размер присужденной компенсации

Фатхулла Исхаков не согласился со снижением судом запрошенной им суммы компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование в 14 раз – до 31,6 млн руб.

В комментарии «АГ» представители Фатхуллы Исхакова пояснили, почему они не согласны с присужденной истцу денежной суммой. По мнению одного из экспертов «АГ», это гражданское дело можно охарактеризовать как экстраординарное, и то, что пришлось пережить этому человеку, вряд ли можно выразить в каком-то денежном эквиваленте. Другой отметил, что присужденная судом компенсация морального вреда является самой высокой в российской практике на сегодняшний день.

Как стало известно «АГ», 12 октября представители Фатхуллы Исхакова оспорили решение суда о присуждении ему компенсации морального вреда в размере 31 650 800 руб. за незаконное уголовное преследование и вынесенный в 1959 г. обвинительный приговор за преступление, которого он не совершал.

Отмена приговора, вынесенного в 1959 г., и реабилитация

Как ранее сообщала «АГ», в 1959 г. Фатхулла Исхаков был осужден за покушение на убийство по делу с тремя потерпевшими и 13 лет провел в местах лишения свободы. На протяжении нескольких десятков лет он последовательно утверждал о своей невиновности и после отбытия наказания обжаловал обвинительный приговор в ряде инстанций. В 2012 г. один из свидетелей по уголовному делу, неоднократно судимый С., признался в совершении преступления, за которое был осужден Фатхулла Исхаков.

В 2013 г. районный прокурор возбудил производство по делу ввиду новых обстоятельств и направил соответствующее постановление вместе с уголовным делом Фатхуллы Исхакова и явкой свидетеля с повинной в следственный орган для проведения расследования. Спустя два года он направил в Верховный Суд Республики Башкортостан заключение о необходимости возобновления производства по делу, предлагая отменить приговор и последующие судебные решения, а уголовное дело вернуть прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ. Однако в дальнейшем прокурор отозвал заключение, а ВС РБ прекратил производство по уголовному делу.

На протяжении нескольких лет прокуратура неоднократно возобновляла и прекращала производство по делу, а суды по жалобам заявителя признавали незаконными постановления прокуратуры, но приговор не отменяли. При этом суды полагали, что отмена приговора и передача дела на новое рассмотрение возможны в силу ст. 417 и 418 УПК при поступлении в суд заключения прокурора о необходимости возобновления производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Такой вывод был поддержан Верховным Судом РФ.

Фатхулла Исхаков обратился в Конституционный Суд с жалобой на ст. 416 и 417 УПК, регламентирующие действия прокурора по окончании проверки или расследования, а также порядок разрешения судом вопроса о возобновлении производства по уголовному делу. Постановлением № 53-П/2021 КС признал оспариваемые нормы не противоречащими Конституции, поскольку они позволяют суду при признании незаконным или необоснованным постановления прокурора о прекращении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств по жалобе заинтересованного лица принять решение об отмене приговора, определения или постановления суда и о передаче дела на новое судебное разбирательство либо принять решение об их отмене и о прекращении дела при совпадении ряда условий.

Для этого, указал КС, необходимо, чтобы инициируемый пересмотр дела был направлен на улучшение правового положения осужденного; суд ранее по жалобе последнего уже признавал незаконность или необоснованность постановления прокурора о прекращении производства по данному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств или неправомерность бездействия прокурора по подготовке заключения о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам; материалы проверки или расследования содержат, по мнению суда, достаточные сведения, свидетельствующие о наличии обстоятельств, повлекших вынесение решения, содержащего фундаментальную судебную ошибку. В связи с этим КС распорядился пересмотреть судебные акты по делу заявителя.

18 мая 2022 г. по представлению председателя ВС Вячеслава Лебедева Президиум Верховного Суда вынес постановление о возобновлении производства по жалобе Фатхуллы Исхакова ввиду новых обстоятельств в связи с постановлением КС.

Далее Шестой КСОЮ вынес определение о признании постановления и.о. прокурора Миякинского района Республики Башкортостан от 26 августа 2019 г. незаконным. Однако он не возобновил прекращенное уголовное дело, возбужденное ввиду новых обстоятельств, а дал самостоятельную оценку законности вынесенных по делу судебных актов, не усмотрев оснований для их отмены, в связи с чем осужденный и его защита оспорили определение кассационного суда как незаконное и необоснованное в ВС РФ.

Рассмотрев дело, Верховный Суд отменил все судебные решения по делу и прекратил уголовное преследование Фатхуллы Исхакова на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с его непричастностью к совершению преступления, признав за ним право на реабилитацию. При этом Суд не нашел оснований для возвращения дела прокурору для установления лица, подлежащего привлечению к ответственности, поскольку со времени совершения преступления прошел длительный период времени и сроки давности истекли.

Суд присудил компенсацию морального вреда в размере 31,6 млн руб.

Далее Фатхулла Исхаков обратился в Ленинский районный суд г. Уфы Республики Башкортостан с иском к Минфину России (есть у «АГ») о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием в период с 23 мая 1959 г. по 14 июня 1972 г. «Лишь 25 мая 2023 г. решением Верховного Суда России, рассмотревшего уголовное дело по новым и вновь открывшимся обстоятельствам, я был признан невиновным, и мне было разъяснено право на реабилитацию. Таким образом, мое незаконное уголовное преследование, в ходе которого я был незаконно лишен свободы, длилось в общей сложности 13 лет и 23 дня. Однако все правовые последствия, связанные с судимостью, аннулируются лишь после ее снятия или погашения. Вплоть до погашения судимости я испытывал на себе все ограничения социального и правового характера, связанные с этой судимостью», – отмечалось в иске.

В иске также указывалось, что на протяжении всего следствия по делу Фатхуллу Исхакова избивали и унижали сотрудники милиции и прокуратуры, морили голодом, заставляя сознаться в преступлении, которого он не совершал. По словам истца, он не признавал свою вину ни в ходе следствия, ни в суде. Отбывая незаконное наказание в колонии строгого режима, истец обращался во все высшие инстанции, настаивая на своей невиновности, что вызывало недовольство администрации исправительного учреждения. За это на осужденного постоянно оказывалось давление, он по надуманным поводам многократно помещался в штрафной изолятор. Его также лишали свиданий с родными, его второй ребенок родился без него и умер во время родов, за все время отбывания наказания ему ни разу не позволили увидеться с супругой, которая умерла в 1968 г. Истец также указал, что его выживший единственный сын рос без него и он не мог принимать участие в его воспитании. «Незаконный обвинительный приговор лишил меня репутации доброго и честного человека», – подчеркивал Фатхулла Исхаков. Причиненные ему страдания истец оценил в 450 млн руб.

В ходе судебного разбирательства представитель Минфина просил отказать в иске, а представители третьих лиц МВД и СКР по РБ считали, что размер запрашиваемой компенсации не соответствует требованиям разумности и справедливости.

В своем решении (имеется у редакции) Ленинский районный суд г. Уфы напомнил со ссылкой на разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 15 ноября 2022 г. № 33 «О практике применения судами норм компенсации морального вреда», какие обстоятельства следует учитывать суду при определении размера такой компенсации и какими критериями он должен руководствоваться. Он также учел, что на момент уголовного преследования истцу было 22 года, он имел супругу и маленького ребенка; период его лишения свободы (в том числе нахождение под стражей) составил 4772 дня, где он находился с лицами, реально совершившими тяжкие преступления; режим и условия, в которых было отбыто наказание в связи с осуждением за тяжкое преступление, и факт лишения возможности передвижения, работы, общения с близкими и друзьями. «Нельзя не согласиться и с тем, что условия исправительного учреждения, где он был лишен надлежащей медицинской помощи, нормального питания, страдал от холода, не могли не сказаться на состоянии его здоровья», – отмечено в судебном решении.

В нем также указано, что правоохранители в период следствия по делу недобросовестно относились к выполнению своих профессиональных обязанностей и грубо нарушали уголовно-процессуальное законодательство, что привело к искажению фундаментальных принципов уголовного производства, нарушению прав и законных интересов граждан и умалению авторитета правоохранительных органов. В связи с этим суд счел, что сами по себе незаконное уголовное преследование и незаконное лишение свободы Фатхуллы Исхакова причинили ему нравственные страдания, поэтому ему подлежит выплата компенсации в размере 16 млн руб. Он также указал на отсутствие оснований для отказа в возмещении истцу морального вреда, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности, по мотиву его самооговора. За дни, проведенные истцом в борьбе за справедливость, начиная со дня освобождения (14 июня 1976 г.) до дня оправдания (25 мая 2023 г.), суд назначил компенсацию в 8 млн руб., за умаление права на семейную жизнь ему была назначена компенсация в 6 650 800 руб.

Суд добавил, что с 19 октября 1959 г. по 25 мая 2023 г. (63 года 7 месяцев) истец значился, в том числе по официальным базам, судимым за совершение тяжкого преступления, что не соответствовало действительности, за это следует присудить компенсацию в 1 млн руб. Таким образом, в общей сложности Фатхулле Исхакову была присуждена компенсация морального вреда в размере 31 650 800 руб.

Реабилитированный не согласился с присужденной ему компенсацией

12 октября представители истца подали апелляционную жалобу (есть у «АГ») в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РБ. В ней отмечается, что все приведенные истцом доводы в обоснование наличия у него права на возмещение вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, соразмерности заявленной компенсации в 450 млн руб. и понесенных им морально-нравственных страданий нашли свое полное подтверждение в ходе судебного разбирательства в нижестоящем суде.

«Так, суд оценил и согласился со всеми моими доводами, обосновывающими сумму заявленного мною требования в 450 млн руб., в частности с обстоятельствами моего незаконного уголовного преследования (фальсификация уголовного дела), его длительностью, тяжестью инкриминируемого мне преступления (покушение на убийство трех человек), длительностью и условиями содержания меня под стражей, видом и продолжительностью назначенного уголовного наказания (13 лет лишения свободы), видом исправительного учреждения, в котором я отбывал наказание (колония строго режима), нарушением поддерживаемых мной близких семейных отношений с родственниками и другими членами семьи (скончалась супруга и мама, сына забрали в детдом), лишение меня возможности оказания необходимой им заботы и помощи, степенью испытанных мной нравственных страданий», – отмечено в жалобе.

Апеллянт добавил, что ему неясно, по каким причинам присужденная ему сумма была занижена почти в 15 раз по сравнению с первоначальными требованиями. «Не приведены мотивы существенного снижения моих требований. При этом суд построил свое решение таким образом, словно я обратился с иском о взыскании компенсации причиненного мне морального вреда без своей оценки требований, оставив оценку его суммы на усмотрение суда», – заметил Фатхулла Исхаков в своей жалобе.

Комментарии представителей истца

В комментарии «АГ» представитель Фатхуллы Исхакова, адвокат АП Республики Башкортостан Павел Васильев отметил, что нравственные страдания его доверителя не закончились отменой приговора 1959 г. и прекращением уголовного преследования. «С 1 августа по 13 сентября Ленинский районный суд г. Уфы рассматривал иск доверителя к Минфину России о взыскании компенсации морального вреда, этот судебный процесс тяжело дался истцу, в одном из заседаний ему стало плохо. Оправданному престарелому россиянину вновь пришлось столкнуться с противодействием и безразличием к его судьбе должностных лиц, в этот раз в лице представителей Минфина, так как юристы главного финансового органа страны просили отказать в иске полностью. Я отмечал в ходе судебного процесса, что ответчики с учетом 64-летнего пути истца к долгожданному оправданию используют нецивилизованные подходы в подтверждении ответственности государственных органов за действия (бездействие) своих должностных лиц, а также напомнил, что за процессом следят миллионы россиян. Однако к прениям какая-либо работа над ошибками с их стороны проведена не была, мировое соглашение так и не было предложено. К чести зампреда суда Ильдара Сайфуллина, он рассматривал дело по всем канонам гражданского процесса, досконально исследовал все 15 томов запрошенного уголовного дела», – рассказал он.

По словам адвоката, хотя удовлетворенная сумма иска оказалась более чем в 14 раз меньше заявленной, его доверитель не сразу решил обжаловать судебное решение из-за хронической усталости от дела и плохого состояния здоровья. «Но не тут-то было: Минфин и прокуратура подали апелляционные жалобы, хотя спустя некоторое время прокурор и отозвал свою жалобу. На сегодняшний день дата апелляционного рассмотрения еще не назначена. Присужденная судом сумма – много это или мало за 64 года страданий? На этот вопрос каждому поможет ответить простая арифметика: за каждый день страданий суд определил Исхакову около 1354 руб. компенсации… Важно отметить, что впервые в истории суд учел нравственные страдания, понесенные незаконно осужденным в период после отбытия наказания до полного прекращения уголовного преследования. В случае Исхакова период после выхода на свободу до финального решения ВС РФ составил около 50 лет. Хотя не исключаю, что этот период должен быть предметом рассмотрения в отдельном исковом производстве», – заметил Павел Васильев.

Юрист Виталий Буркин, также представляющий интересы Фатхуллы Исхакова, отметил, что решение первой инстанции можно расценивать двояко. «С одной стороны, суд воспринял наши доводы, встал на сторону истца и присудил довольно большую сумму. С другой же, доводы, изложенные нами в исковом заявлении, подводили к тому, что компенсация должна быть минимум в 14 раз выше присужденной. Ведь если суд согласен с нашими доводами, не подвергая сомнению ни степень морального вреда, нанесенного государством истцу, ни необходимость этот вред соразмерно компенсировать, то почему искомая сумма компенсации была занижена более чем в 14 раз? – задался вопросом он. – Безусловно, история Фатхуллы Исхакова с его оправданием спустя столько лет действительно стала “делом века” и будет являться редким светочем для правовой системы России как советского, так и постсоветского периода, поскольку подобный случай стал первым в истории нашей страны. Нет сомнений, что это дело станет локомотивом для других подобных дел. Поэтому логичнее будет сказать, что такой прецедент не будут красить формальное признание нарушения со стороны государства и такая скромная сумма в качестве извинений. Именно поэтому мы были вынуждены обжаловать решение суда и просить удовлетворить наши требования в полном объеме».

Комментарии экспертов

Адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов отметил, что его впечатлила присужденная судом сумма компенсации морального вреда. «Это самый высокий размер компенсации морального вреда, который я видел среди решений российских судов. Впечатляет и то, что суд при принятии решения упомянул несколько оснований для компенсации морального вреда: само незаконное уголовное осуждение, затраты жизни на то, чтобы добиться справедливости, и неблагоприятные последствия после осуждения. За каждое из которых он определил разный размер компенсации морального вреда. Такого я тоже пока не встречал, обычно суды просто определяют одну сумму компенсации. И, конечно, я преклоняюсь перед упорством истца и его представителей, которые проделали титанический труд на пути к справедливости и которым пришлось доказывать очевидное даже после явки с повинной иного лица. Суд в своем решении подробно разобрал историю уголовного дела и проанализировал доказательства по уголовному делу, что также встречается редко. Обычно суды просто ссылаются на выводы суда по уголовному делу», – отметил эксперт.

Заместитель председателя Коллегии адвокатов «ARM IUST» Нарине Айрапетян считает, что это гражданское дело можно охарактеризовать как экстраординарное. «Совершенно фантастический жизненный сюжет. И вряд ли то, что пришлось пережить этому человеку, можно выразить в каком-то денежном эквиваленте. Однако, отбросив философские изречения по этому поводу и оценивая изначально заявленный размер компенсации, могу отметить, что он достаточно адекватен с учетом различных факторов. Одновременно с этим присужденная судом сумма, хотя и разительно отличается от заявленной, тоже является приемлемой, если подойти к данному вопросу с должной степенью реалистичности. Полагаю, что сторона защиты неминуемо обжалует решение суда и наверняка это сделала, но все же не могу не отметить совершенно изумительный результат, которого удалось добиться», – заметила она.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button