АП г. Москвы вынесла предупреждение адвокату, привлекшему своих коллег для работы по делу Юридический центр
АП г. Москвы вынесла предупреждение адвокату, привлекшему своих коллег для работы по делу

Совет палаты отметил, что выдача доверителем доверенностей другим лицам не освобождает адвоката, заключившего соглашение об оказании юрпомщи, от личного исполнения принятого им поручения в соответствии с условиями соглашения

По мнению одного из экспертов «АГ», проблема организации судебного представительства и коммуникации с доверителем стоит довольно остро. Другой обратил внимание на то, что, заключая соглашение об оказании юридической помощи с конкретным адвокатом, доверитель исходит из сведений о профессиональных качествах именно этого адвоката, его репутации и анализа количества выигранных им дел.

Совет АП г. Москвы опубликовал решение о вынесении предупреждения адвокату за то, что он без согласия доверителя привлек для работы по делу своих коллег и перепоручил им исполнение своих обязательств.

23 апреля 2022 г. адвокат Л. заключил с Н. соглашение об оказании юридической помощи. Адвокат, в частности, обязался предоставить первичную консультацию доверителю, подготовить и направить в суд первой инстанции исковое заявление с целью восстановления и защиты законных прав и интересов Н.; представить его интересы в суде до вынесения решения. Вознаграждение за оказание юрпомощи было оплачено Н. полностью в соответствии с условиями соглашения в дату его подписания.

Исковое заявление Н. к ответчику поступило в арбитражный суд 4 августа 2022 г. и определением суда на следующий день было оставлено без движения, в частности в связи с тем, что к нему не были приложены документы, подтверждающие уплату госпошлины, полномочия представителя истца – адвоката Л.

10 августа 2022 г. Н. выдала доверенности адвокату Л., адвокату Д., а также П., предоставив каждому из них право представлять ее интересы по указанному арбитражному делу со всеми правами, предоставленными законом заявителю, истцу, ответчику, третьему лицу. Затем в арбитражный суд были представлены недостающие документы, и исковое заявление было принято к производству.

1 июня 2023 г. суд вынес решение об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме. Через неделю Н. направила адвокату Л. сообщение в мессенджере, в котором известила его о прекращении сотрудничества, написав о том, что адвокату или его коллегам не нужно приезжать на следующее судебное заседание.

Также Н. подала жалобу в Адвокатскую палату г. Москвы, в которой выдвинула в отношении адвокат Л. дисциплинарные обвинения в том, что он не участвовал в семи судебных заседаниях, не сообщил ей о том, что ее интересы будут представлять другие лица, и не согласовал их участие в судебных заседаниях. Кроме того, как указала она, адвокат направил ей для ознакомления акты сверки расчетов только 29 апреля 2023 г., несмотря на то что они были представлены ответчиком в материалы судебного дела 3 ноября 2022 г. В жалобе также отмечалось, что Л. не приобщил к материалам судебного дела в качестве доказательств еженедельные отчеты, которые были направлены ему по электронной почте с этой целью, а также не ходатайствовал о приобщении данных отчетов.

В отношении адвоката было возбуждено дисциплинарное производство. В своих объяснениях квалификационной комиссии адвокат Л. указал, что получил акт сверки 29 апреля 2023 г. от адвоката Д. и сразу же переслал его доверителю. Вместе с тем он подтвердил, что к отзыву ответчика на исковое заявление был приложен тот же самый акт, который он направил.

Адвокат Л. также указал, что извещал доверителя по телефону о невозможности участия в судебных заседаниях в связи с тем, что он отсутствовал в Москве, попросил Н. оформить доверенности на других адвокатов коллегии, на что та согласилась. По словам Л., адвокат Д. является членом коллегии адвокатов, П. является юристом коллегии и только один раз участвовал в судебном заседании в интересах Н.

Кроме того, Л. подчеркивал, что несмотря на невозможность личного участия в судебных заседаниях он продолжал вести судебное дело, все определения суда были им исполнены, все заявления и документы направлены в суд через систему «Мой арбитр». Допсоглашение с доверителем о привлечении других адвокатов он не заключал и не предлагал Д. заключить соглашение с Н. о представлении ее интересов в судебном деле, что признает своей ошибкой и о чем сожалеет. Сам он участвовал только в предварительном судебном заседании по делу 19 сентября 2022 г.

19 июля 2023 г. Квалификационная комиссия АП г. Москвы вынесла заключение о ненадлежащем исполнении адвокатом Л. профессиональных обязанностей перед доверителем. Далее Совет АПГМ согласился с выводами квалифкомиссии, посчитав, что профессиональное поведение адвоката Л. не соответствует требованиям законодательства и профессиональной этики и презумпция его добросовестности в части ряда дисциплинарных обвинений опровергнута.

В решении отмечается, что ответственность за надлежащее и профессиональное исполнение поручения доверителя несет именно адвокат, заключивший соглашение об оказании юридической помощи. При этом ни помощник, ни стажер адвоката в силу прямого ограничения, установленного, соответственно, п. 2 ст. 27 и п. 2 ст. 28 Закона об адвокатуре, не вправе заниматься адвокатской деятельностью, т.е. оказывать доверителям адвоката квалифицированную юридическую помощь.

Совет палаты указал, что соглашением об оказании юридической помощи, заключенным адвокатом Л. с доверителем Н., предусмотрена обязанность адвоката представлять интересы доверителя в суде первой инстанции, а также установлен запрет адвокату привлекать без согласия доверителя к оказанию юридической помощи по соглашению других лиц. Он мог привлекать к выполнению правовой работы по соглашению без согласия доверителя только своих помощников и стажеров. Вопреки этим условиям соглашения адвокат Л. не участвовал в заседаниях арбитражного суда по иску Н.: в шести заседаниях интересы истца представлял адвокат Д., а в одном заседании – юрист П. Факт выдачи доверенностей адвокату Д. и П. заявителем не отрицается, однако это, равно как и объем полномочий, предусмотренный этими доверенностями, не освобождали адвоката Л. от личного исполнения принятого им поручения в соответствии с условиями соглашения.

Он также принял во внимание: из переписки Н. с Л. следует, что адвокат направил доверителю копию паспорта П. и попросил выдать ему доверенность, поскольку хочет направить П. знакомиться с материалами арбитражного дела и «проверить наличие акта от ответчика». В заседании совета палаты заявитель также указала, что доверенности на Д. и П. оформила по просьбе адвоката Л. по той же форме, что и на него. Однако адвокат ей сообщил, что это необходимо только в целях ознакомления с материалами судебного дела, а также для того, чтобы Д. и П. могли представлять документы в суд и получать судебные документы.

В решении указано, что никаких доказательств согласования адвокатом Л. с доверителем участия в судебных заседаниях иных лиц в качестве ее представителей не только вместо адвоката Л., но даже и наряду с ним в материалах дисциплинарного производства не содержится. При этом у адвоката отсутствовали какие-либо препятствия для такого согласования, в том числе и в письменной форме. Совет палаты резюмировал, что дисциплинарное обвинение в данной части нашло подтверждение, и признал презумпцию добросовестности адвоката Л. в этой части опровергнутой. К такому же выводу он пришел и в отношении дисциплинарного обвинения в том, что адвокат только 29 апреля 2023 г. представил доверителю акт сверки расчетов, который поступил в материалы судебного дела от ответчика в ноябре 2022 г.

Совет напомнил, что положения подп. 1 п. 1. ст. 7 Закона об адвокатуре, п. 1 ст. 8 КПЭА обязывают адвоката добросовестно исполнять обязанности перед доверителем, что предполагает внимательность и пунктуальность со стороны адвоката, а также своевременность исполнения им обязанностей перед доверителем, включая обязанность знакомить доверителя с документами, поступающими от участников судебного спора. В решении указано, что бездействие адвоката, выразившееся в непредставлении им доверителю акта сверки взаимных расчетов в течение почти полугода с момента поступления данного документа в материалы судебного дела, учитывая, что предметом спора являлись вопросы, связанные с расчетами за товар, не может быть признано добросовестным, ответственным и своевременным исполнением обязанностей перед доверителем, тем более что адвокат не привел каких-либо обстоятельств, препятствовавших ему направить акт доверителю без столь существенной просрочки.

Относительно претензий о том, что адвокат не представил в дело еженедельные отчеты, на что указано в решении суда как на одно из оснований для отказа в иске, совет палаты отметил, что в подтверждение направления данных документов в суд адвокат Л. представил распечатки сведений из системы «Мой арбитр». Согласно данным распечаткам адвокат направил в суд еженедельные финансовые отчеты и их детализацию и другие документы и материалы, а также подписанные им процессуальные документы – заявления в интересах истца. Заявления в просительной части содержат ходатайство о приобщении к материалам дела и заявлений, и приложений к ним. Совет пояснил, что доказательств, опровергающих эти обстоятельства, заявителем в материалы дисциплинарного производства не представлено, а потому пришел к выводу о том, что презумпция добросовестности адвоката Л. не опровергнута и дисциплинарное производство в рассматриваемой части подлежит прекращению.

Избирая меру дисциплинарной ответственности, Совет АП г. Москвы принял во внимание умышленный и грубый характер нарушений, сопряженный с игнорированием адвокатом основополагающих профессиональных обязанностей перед доверителем и с причинением вреда интересам доверителя. Вместе с тем он учел, что ранее Л. к дисциплинарной ответственности не привлекался и частично признал вину в совершении нарушения, а потому вынес ему предупреждение.

Комментируя решение Совета АПГМ, адвокат, старший партнер юридической фирмы «Шаповалов, Ляпунов, Терехин и партнеры» Артур Шаповалов отметил, что проблема организации судебного представительства и коммуникации с доверителем стоит довольно остро: «Доверителю очень важен как результат оказания юридической помощи, так и психологический комфорт в процессе судебного разбирательства. Если в процессе работы у доверителя возникает ощущение дискомфорта (что, к сожалению, бывает), а результат работы оказывается не достигнут (что тоже бывает), то такая ситуация весьма взрывоопасна».

Адвокат АБ г. Москвы «Канишевская, Озерский, Кочетов, Четвергов, Кукуев» Александр Рубин подчеркнул, что в соответствии с абз. 4 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. Вместе с тем он отметил, что закон не разъясняет, каким именно способом должно быть реализовано указанное право адвоката.

Александр Рубин указал, что в соответствии с рассматриваемым решением адвокат Л. заключил с доверителем договор об оказании юридической помощи, в соответствии с которым принял поручение на представление интересов доверителя в суде первой инстанции до вынесения решения суда. Как заметил адвокат, в указанной фабуле не указано, было ли специально оговорено право адвоката привлекать других специалистов для оказания услуг юридической помощи или же Л. обязан был выполнять поручение лично. «Заключая соглашение об оказании юридической помощи с конкретным адвокатом, доверитель исходит из сведений о профессиональных качествах именно этого адвоката, его репутации и анализа количества выигранных им дел. Указание на право использования стажеров и помощников в соглашении корреспондируется с нормами ст. 27 и 28 Закона об адвокатуре. Однако данное право, как представляется, направлено на реализацию адвокатом юридической техники при подготовке к судебным заседаниям. Само же поручение, а именно представление интересов доверителя в суде, должно быть реализовано непосредственно самим адвокатом, заключающим соглашение с доверителем, если иное специально не оговорено с доверителем», – указал эксперт.

По его словам, эта проблема не нова и актуальна в настоящее время, а связана она прежде всего с огромным количеством поручений, которые принимает на себя адвокат. Александр Рубин отметил, что, как правило, адвокат всегда исходит из конкретной цели, в данном случае – победы в суде, и какими законными средствами эта цель должна быть достигнута (с привлечением других адвокатов или без такового) – отодвигается на задний план. «Полагаю, что данное решение Совета АП г. Москвы оправданно. Квалификационной комиссией установлено, а советом подтверждено, что действия адвоката Л. были осуществлены без уведомления и согласия доверителя. В качестве меры ответственности вынесено предупреждение, что также оправданно: более суровый вид ответственности в данном случае был бы излишним», – рассуждает адвокат.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button