Адвокат добилась оставления в силе решения апелляции о прекращении дела о мошенничестве Юридический центр
Адвокат добилась оставления в силе решения апелляции о прекращении дела о мошенничестве

Отказывая в удовлетворении кассационного представления прокурора, кассационный суд указал, что в материалах уголовного дела отсутствуют достоверные и неопровержимые данные о наличии прямого умысла на хищение путем обмана и самого факта обмана потерпевшего

В комментарии «АГ» адвокат Ралина Назарова поделилась, что при рассмотрении данного уголовного дела возникла сложность и правовая неопределенность, которая позволила суду кассационной инстанции одного звена вынести два взаимоисключающих определения, влекущих ухудшение положения осужденного в результате переоценки одних и тех же доказательств, выводов, сделанных этим же судом ранее, что недопустимо.

Как стало известно «АГ», 10 октября Четвертый кассационный суд общей юрисдикции оставил без удовлетворения кассационные представление прокурора и жалобу потерпевшего на апелляционное определение о прекращении уголовного дела в отношении руководителя общества – исполнителя госконтракта, который обвинялся в мошенничестве с использованием служебного положения.

Возбуждение уголовного дела в отношении директора фирмы – исполнителя госконтракта

Как ранее писала «АГ», 10 сентября 2019 г. между ФКУ ЦХ и СО УМВД России по Астраханской области и ООО ПКФ «Аст Петрол» был заключен государственный контракт на оказание услуги по отпуску бензина на территории Астраханской области для нужд заказчика в рамках государственного оборонного заказа. Всего за период с 10 сентября по 31 декабря 2019 г. с АЗС общества было отпущено 850 тыс. л топлива. Сторонами были подписаны акты приемки оказанных услуг, а заказчиком оплачены услуги исполнителя на сумму более 2 млн руб.

Затем на основании предписания УМВД России по Астраханской области была проведена внеплановая проверка отдельных вопросов финансово-хозяйственной деятельности областного ФКУ ЦХ и СО УМВД России. В ходе проверки были выявлены нарушения выполнения «Аст Петрол» госконтракта и установлено, что с АЗС исполнителя якобы было отпущено лишь 467 тыс. л топлива на сумму 1,1 млн руб. Проверяющие пришли к выводу, что общество осуществило не предусмотренную контрактом перевалку 383 тыс. л топлива через заказчика в сторонние организации. На этом основании обществу была вручена претензия о требовании вернуть 942 тыс. руб. Также 11 февраля 2020 г. в отношении директора фирмы «Аст Петрол» И. было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Арбитражные суды признали контракт исполненным

Общество вернуло требуемую сумму, а затем обратилось в арбитражный суд с иском к ФКУ ЦХ и СО УМВД России по Астраханской области, УМВД России по Астраханской области о признании исполненной услуги по госконтракту. В иске пояснялось, что 18 декабря 2019 г. прием нефтепродуктов осуществлял заместитель начальника автохозяйства Т., назначенный на эту должность приказом заказчика. Согласно заправочным листам, в этот день именно Т. принял 383 тыс. л, т.е. спорный объем бензина.

Адвокатом АП Волгоградской области Ралиной Назаровой, защищавшей интересы И., была проведена работа по подготовке и сбору доказательств, были направлены адвокатские запросы в организации для выяснения обстоятельств по делу, истребованы договоры, а также проводилась проверка бухгалтерской документации в рамках госконтракта. Арбитражным судом Т. был допрошен в качестве свидетеля и подтвердил, что, действуя от имени заказчика по контракту, принял у общества нефтепродукты в указанном объеме.

Решением АС Астраханской области от 10 июля 2020 г. требования истца были удовлетворены. Суд указал, что свидетельские показания и документы подтверждают факт исполнения «Аст Петрол» обязательств по госконтракту. Материалами дела установлено, что общество осуществило отпуск нефтепродуктов в те бензовозы, которые указал представитель заказчика, полномочия которого явствовали из обстановки.

Апелляция не согласилась с данным решением, отказав в удовлетворении иска, однако кассация, изучив жалобу Ралины Назаровой, отменила постановление апелляционного суда, оставив в силе решение первой инстанции. Верховный Суд РФ, согласившись с постановлением кассации, указал, что услуга по отпуску топлива оказана обществом госучреждению в полном объеме. На основании этих решений «Аст Петрол» взыскало в арбитражном суде с заказчика сумму задолженности по госконтракту в связи с ошибочным возвратом в размере 942 тыс. руб. и пени в размере 71 тыс. руб.

Приговор и его отмена из-за нарушений УПК

Уголовное дело в отношении И. рассматривалось в Ленинском районном суде г. Астрахани. По версии обвинения, в декабре 2019 г. при информированности и с согласия И. часть неотпущенного топлива в количестве 383 тыс. л была с использованием бензовозов общества перенаправлена на другие АЗС сторонних организаций для дальнейшего безвозмездного хранения и отпуска в транспортные средства и тару УМВД по Астраханской области. Подчеркивалось, что И., являясь исполнителем госконтракта, достоверно осведомленный о том, что контракт в полном объеме не был исполнен, имел умысел на хищение чужого имущества путем обмана, с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Подсудимый вину в совершении преступления не признал. Он пояснил, что оплата по контракту производилась заказчиком на основании счета-фактуры и подписанного сторонами акта приемки оказанных услуг за отчетный период, который он, как исполнитель по контракту, предоставлял заказчику. И. указывал, что единовременный отпуск нефтепродуктов в декабре 2019 г. в объеме 383 тыс. л осуществлен по инициативе заказчика в цистерны бензовозов, предоставленных по просьбе заказчика, т.е. осуществлен в тару заказчика.

Тем не менее суд пришел к выводу о виновности подсудимого. Он указал, что на основании документов, представленных подсудимым, на лицевой счет общества был осуществлен перевод денежных средств в размере 1,4 млн руб. за отпуск с АЗС исполнителя нефтепродуктов в количестве 594 тыс. л, из которых фактически не было отпущено топлива на сумму 942 тыс. руб., в связи с чем у И. появилась реальная возможность распоряжаться этими денежными средствами. Ленинский районный суд г. Астрахани счел, что И. путем обмана похитил денежные средства в указанном выше размере, принадлежащие госзаказчику, причинив ему материальный ущерб, и 16 июня 2021 г. приговорил его к трем годам лишения свободы условно (документ есть «АГ»).

Ралина Назарова подала апелляционную жалобу, в которой оспаривала вывод суда о том, что договор от 16 августа 2019 г. был заключен в целях хранения полученных из МВД нефтепродуктов, поскольку, согласно его условиям, предприятие ее подзащитного осуществляло отпуск бензина безвозмездно. Этот договор не был заключен в целях исполнения госконтракта от 10 сентября 2019 г., подчеркнула она, в связи с чем предъявленное И. обвинение в этой части не имеет юридической силы, а выводы суда основаны на недопустимых доказательствах. Защитник отмечала, что материалы дела не содержат данных, свидетельствующих о наличии у И. умысла на мошенничество и корыстной цели.

26 августа 2021 г. Астраханский областной суд отменил приговор, направив уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд. Апелляционный суд указал, что, вопреки требованиям ст. 15 УПК, суд первой инстанции взял на себя не свойственную ему функцию стороны обвинения, что не согласуется с положениями ч. 3 ст. 123 Конституции, препятствует независимому и беспристрастному осуществлению правосудия.

При новом рассмотрении вновь вынесен обвинительный приговор

При новом рассмотрении суд счел, что объективных доказательств осуществления отпуска 383 тыс. л бензина в соответствии с условиями контракта в исследованных материалах не содержится. Он посчитал недостоверными показания Т. в части описанных им событий об отпуске бензина в указанном объеме, подчеркнув, что при указанных свидетелем обстоятельствах отпуск топлива в таком объеме технически был невозможен.

На этот раз суд принял во внимание решения арбитражных судов, которыми условия контракта признаны исполненными обществом, а с заказчика взыскана сумма, заявленная ущербом по данному уголовному делу, однако посчитал, что преюдициального значения для разрешения уголовного дела они не имеют. Таким образом, 16 ноября 2021 г. Ленинский районный суд г. Астрахани вновь признал И. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, и ему вновь было назначено три года лишения свободы условно.

3 марта 2022 г. Астраханский областной суд оставил этот приговор без изменения. Защитник осужденного обжаловала в кассацию данное апелляционное определение и приговор. Она, в частности, отмечала, что ни суд, ни органы предварительного расследования не приняли во внимание, что уголовное дело в отношении И. могло быть возбуждено только по заявлению потерпевшего. Однако госучреждение с заявлением о возбуждении уголовного дела не обращалось.

Апелляция прекратила уголовное дело

6 октября 2022 г. Четвертый КСОЮ отменил апелляционное определение Астраханского областного суда от 3 марта 2022 г., направив уголовное дело на новое апелляционное рассмотрение. Суд подчеркнул, что выводы суда о том, что И. обманул областное ФКУ ЦХ и СО УМВД России, предоставив потерпевшему ложные сведения об отпуске им топлива в декабре 2019 г. и получив за данную услугу денежные средства, не подтверждены приведенными в приговоре доказательствами. Кассационным судом был разъяснен порядок обжалования кассационного определения в Судебную коллегию Верховного Суда РФ в соответствии с главой 47.1 УПК РФ. Однако данное кассационное определение не было обжаловано сторонами по делу.

Повторно рассматривая дело, апелляция посчитала, что, признавая И. виновным в совершении преступления, суд первой инстанции не указал, в чем выразился обман потерпевшей стороны, т.е. не раскрыл объективную и субъективную стороны состава преступления. Как пояснил апелляционный суд, выводы о виновности осужденного сделаны без учета обстоятельств, установленных в судебном заседании, и без должной оценки доказательств. Он подчеркнул, что заказчик сам принял решение о перераспределении части топлива с АЗС общества «Аст Петрол» на иные АЗС и для этих целей заключил с ними три договора безвозмездного оказания услуг по хранению и отпуску перераспределенной части топлива на территории Астраханской области. Между тем по условиям документации госконтракта отпуск топлива должен был производиться через АЗС исполнителя, а не через сторонние организации. Оказание услуг должно осуществляться на условиях, предусмотренных документацией об электронном аукционе и не подлежащих изменению по результатам его проведения.

Таким образом, 2 февраля 2023 г. Астраханский областной суд отменил обвинительный приговор и прекратил уголовное дело в связи с отсутствием в деянии состава преступления, а также признал за И. право на реабилитацию.

Кассация направила дело на новое апелляционное рассмотрение

Не согласившись с данным апелляционным определением, потерпевший подал кассационную жалобу, в которой он привел свой анализ доказательств по делу и изложил свою версию произошедшего. В частности, в жалобе было указано, что выводы суда апелляционной инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а его решение об отсутствии в действиях И. состава преступления не основано на законе. Потерпевший сослался на апелляционный приговор Астраханского областного суда от 21 ноября 2021 г., которым К. (свидетель по данному делу, бывший начальник областного ФКУ ЦХ и СО УМВД России) признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Заместитель областного прокурора в кассационном представлении также просил отменить апелляционное определение и передать уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд.

В возражениях на кассационные жалобу и представление Ралина Назарова отметила, что установленные судом первой инстанции фактические обстоятельства инкриминируемого И. деяния не свидетельствуют о совершении им хищения, поскольку такие выводы не подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании. Защитник подчеркивала, что факт получения денежных средств от потерпевшего сам по себе не свидетельствует о наличии корыстной цели у ее подзащитного. В возражениях отмечалось, что подсудимому не было известно, что К. в декабре 2019 г. самостоятельно приняла решение о получении остатка топлива, следовательно, И. не мог ввести в заблуждение или путем обмана заставить К. подписать акты выполненных работ.

Кассация все же отменила апелляционное определение от 2 февраля 2023 г. и направила дело на новое апелляционное рассмотрение. Четвертый КСОЮ отметил, что апелляционный суд не учел, что свидетель К. вступившим в законную силу апелляционным приговором признана виновной в совершении преступления. Ее действия по перераспределению нефтепродуктов, признанные явно выходящими за пределы ее должностных полномочий, повлекли причинение имущественного ущерба федеральному бюджету РФ на сумму 942 тыс. руб. Эти денежные средства были необоснованно перечислены на лицевой счет «Аст Петрол» на основании представленных И. счета-фактуры и акта, содержащих ложные сведения об исполнении обществом в полном объеме своих обязательств по госконтракту, указал кассационный суд.

Повторное прекращение уголовного дела

Вместе с тем Астраханский областной суд при очередном рассмотрении дела указал, что приведенные судом первой инстанции доказательства не свидетельствуют о виновности И. в совершении мошенничества путем обмана, с использованием своего служебного положения, в крупном размере. В апелляционном определении подчеркнуто, что обстоятельства, свидетельствующие о том, что отпуск нефтепродуктов был произведен не путем заправки автомобилей, а путем отпуска партии топлива в автоцистерны, вопреки выводам суда первой инстанции, не свидетельствуют о неисполнении госконтракта, в котором не определено количество топлива, отпускаемого единовременно, а указано на цель заключения договора – отпуск топлива для нужд заказчика с АЗС.

Кроме того, апелляция отметила, что контрактом установлена твердая цена за услугу по отпуску за 1 литр топлива, которая не дифференцируется в зависимости от способа отпуска или иным образом, и в нее включаются все материальные затраты исполнителя. Из этого следует, что отпуск 383 тыс. л топлива не путем заправки автомобилей заказчика по контракту, а путем отпуска иным способом не влияет на количественно-качественные характеристики услуги, добавил суд. Он принял во внимание, что заказчику достоверно было известно, что топливо по инициативе самого же потерпевшего было вывезено и им же перераспределено на АЗС других организаций. Оказанные услуги по отпуску нефтепродуктов потерпевшим были приняты и оплачены.

Таким образом, 22 июня 2023 г. Астраханский областной суд отменил приговор и прекратил уголовное дело в связи с отсутствием в деянии состава преступления, признав за И. право на реабилитацию.

Кассация согласилась с выводами апелляции

Гособвинитель и потерпевший вновь обратились в кассационный суд, однако Четвертый КСОЮ оставил их жалобу и представление без удовлетворения.

Кассационный суд указал, что уголовное дело было рассмотрено судом объективно и беспристрастно. Прекращая уголовное дело, суд апелляционной инстанции проанализировал исследованные судом первой инстанции доказательства и пришел к обоснованному выводу о том, что приведенные в приговоре доказательства не подтверждают наличие в действиях И. состава преступления, а именно в материалах уголовного дела отсутствуют достоверные и неопровержимые данные о наличии прямого умыла на хищение путем обмана и самого факта обмана потерпевшего, пояснила кассация.

Как отмечено в кассационном определении, содержание кассационных представления и жалобы сводится к изложению собственного анализа доказательств по делу и их переоценке. Само по себе несогласие инициаторов кассационного обжалования с оценкой доказательств, данной судом апелляционной инстанции, не является безусловным основанием для отмены судебного решения.

Четвертый КСОЮ также указал, что утверждение представителя потерпевшего о привлечении к уголовной ответственности свидетеля К. также не свидетельствует о виновности И. и не подрывает обжалуемое апелляционное определение.

Таким образом, апелляционное определение, которым уголовное дело в отношении И. было прекращено, а за ним было признано право на реабилитацию, оставлено в силе.

Комментарий защитника

В комментарии «АГ» Ралина Назарова отметила, что при рассмотрении уголовного дела возникла сложность и правовая неопределенность, которая позволила суду кассационной инстанции одного звена вынести два взаимоисключающих определения, влекущих ухудшение положения осужденного в результате переоценки одних и тех же доказательств и выводов, сделанных этим же судом ранее, что недопустимо.

Адвокат пояснила, что Судебная коллегия Четвертого КСОЮ, отменяя определение Астраханского областного суда от 2 февраля 2023 г. о прекращении уголовного дела по реабилитирующим основаниям и направляя его на новое рассмотрение, фактически взяла на себя функцию кассационной инстанции Верховного Суда, поскольку кассационное определение того же Четвертого КСОЮ от 6 октября 2022 г. не было обжаловано в Судебную коллегию ВС РФ в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, ни стороной обвинения, ни потерпевшей стороной.

Ралина Назарова отметила, что по смыслу ст. 401.6 УПК РФ исключения из общего правила о запрете поворота к худшему допустимы лишь в качестве крайней меры, когда неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, смысл приговора как акта правосудия, разрушая необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших. Иное приводило бы к нестабильности правовых отношений, произвольности изменения установленного судебными решениями правового статуса их участников и тем самым – к нарушению общепризнанного принципа правовой определенности, пояснила защитник.

Как указала адвокат, суд кассационной инстанции обязан обосновать, по каким мотивам то или иное нарушение материального либо уголовно-процессуального закона признано искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия. «По смыслу уголовно-процессуального закона иная оценка судом кассационной инстанции собранных по делу доказательств с точки зрения их достоверности, а также полноты их установления и достаточности для обоснования изложенных судом в приговоре выводов относительно фактических обстоятельств дела не может служить основанием для отмены принятого судом по делу окончательного решения с целью ухудшения положения осужденного или оправданного», – подчеркнула Ралина Назарова.

Источник: Адвокатская газета

Call Now Button